Новое имя Франции

11.11.2021

31 октября во французском издании L'Obs вышел материал с названием «Кремль голосует за Земмура». «Более выраженный, чем у Марин Ле Пен, «русский трампизм» Эрика Земмура, а также его восхищение Владимиром Путиным, которое он открыто провозглашал годами, воплощают самые смелые мечты Кремля». При этом журналисты подчеркивают, что президент России Владимир Путин пока не высказывал своего мнения о кандидате. Но по косвенным сигналам и анализу российской медиасферы можно сделать вывод о ставке Кремля на новую фигуру французского предвыборного  пейзажа. «Для Путина надежда - это Земмур. А цель - Макрон».

Макрон, по мнению журналистов L’Obs не выгоден Москве, а против него развернута полномасштабная информационная война. В качестве примере приводится статья РИА Новости, в которой дан комментарий Алена Манка, главного кадровика Ротшильдов: «Знаете, финансист такого уровня — на самом деле дорогая эскортница, которая умеет и соблазнять, и подчиняться, но самое важное, она понимает, когда и что от нее требуется».

При более детальном анализе освещения либеральной прессой в России предвыборной ситуации во Франции можно выделить характеристику Земмура как «ультраправого» кандидата. Такая терминология является калькой с либеральной глобалистской прессы (от The New York Times до Guardian) , чьей целью является дискредитация крайне невыгодного Западу политика.

На самом деле секрет Земмура в том, что он не имеет ничего общего с французскими крайними правыми: ни к семейству Ле Пен, ни даже к антиисламскому правосионистскому журналисту Рено Камю. Земмур – подлинный французский республиканско ориентированный общественный деятель, полностью самостоятельный и независимый, имеющий еврейские корни и признающий только одну идентичность – идентичность Французской Республики. Земмур  - полноценный, глубоко сознательный европеец, француз, рационалист, обладающий при этом невероятной убедительностью, невозмутимостью и харизмой. И если Земмур выступает за ограничение миграции и за создание автономной от США системы европейской безопасности, он делает это, исходя из рационального расчёта. Именно в этом секрет его успеха. Он – это последний оплот европейской разумности, взвешенности и сбалансированного осознания европейских ценностей.

Тем не менее, утверждать, что в российском медиапространстве  Земмур является фаворитом, как это делают журналисты издания  L’Obs, исключительно по одной публикации РИА Новостей с мнением кадровика компании Ротшильдов – ошибка. Для этого нет никаких оснований. И явно противники этого выдающегося политика пытаются неуклюже применить к Земмуру стратегию демонизации в том же духе, что применяли к якобы «пророссийскому Трампу».

Да, его политическая программа близка Кремлю и многополярной идеологии страны, это совпадение и близость идей. Причем намного большая, чем в случае с Ле Пен. Ле Пен оказалась не на высоте исторической ситуации. Грубые аргументы, невзвешенные формулировки, попытка откреститься от наследия отца, внутрипартийные разборки. Ле Пен – фигура не проходная. А Земмур очень даже проходной.

Конспирологические замечания о том, что он призван «слить» Ле Пен и быть кандидатом – спойлером свидетельствует о непонимании глубины кризиса, в котором сегодня находится Франция. Российские СМИ, эксперты, политологи не придают должного внимания и этому кандидату-интеллектуалу, и идеям, которые за ним стоят (от противостояния Рима и Карфагена до парадигмизации истории Франции в работе «Французская меланхолия»).

В принципе и Макрон, когда он пришел к власти, был фигурой атипичной, не очень понятно правой или левой, и электорат поддержал его именно в этом качестве, в его новизне и новых горизонтах. Однако быстро выяснилось, что он – обычный представитель либеральных элит с почти нулевой степенью свободы. Земмур же – это максимум возможной свободы, тот забытый голлизм, который угасал с эпохи Ширака и Саркози. И вот оно, новое имя Франции. Эрик Земмур.