Нидерланды — наркогосударство в сердце Европы

05.08.2022
Реальный вопрос заключается в том, как голландское правительство могло так долго игнорировать эту проблему, учитывая, что серьезность ситуации ни для кого не секрет?

Уклонение государства от своих обязанностей, либеральная политика в отношении наркотиков и массовая иммиграция быстро превращают Нидерланды в кровавую сцену из популярного сериала Netflix «Нарко». «Неужели тогда в небесах (в экстазе) / Ничтожный, чуждый, будет обладать величайшей силой?», — спрашивает голландский поэт Йост ван ден Вондел в своей великой пьесе 1654 года «Люцифер». Четыре века спустя наркотический экстаз действительно воцарился — на собственной родине Вондела.

В Нидерландах средний наблюдатель скорее заметит ветряные мельницы, яркую ночную жизнь и тюльпаны, чем борьбу либерального общества, пытающегося выстоять перед лицом серьезных внутренних конфликтов. Последние новости не сулят ничего хорошего тем, кто надеется на здоровое будущее Нидерландов.

Всего несколько заголовков из последних голландских новостей: «В прошлом году в порту Роттердама изъято кокаина на сумму более 5 миллиардов евро»«В этом году на почте было обнаружено вдвое больше посылок с наркотиками» или «Фотографии замученной женщины в телефоне Таги могут принадлежать пропавшей женщине из Амстердама». Ридуан Таги, джентльмен, упомянутый в последней части, является главой Mocro Maffia, одной из дюжины крупных преступных организаций, действующих в настоящее время в Нидерландах. Сейчас он находится под арестом. Наима Джилал, женщина, упомянутая в статье, исчезла в связи с наркопреступностью в 2019 году.

Как сообщается в статье: «На фотографии найденного Blackberry [Таги] изображена обнаженная женщина, привязанная скотчем к стулу. … На другом изображено тело женщины с отрезанными пальцами рук и ног. На третьем изображена женщина, лежащая обнаженной на животе на полу. По метаданным фотографий полиция определила, что они были сделаны в ночь с 20 на 21 октября 2019 года — в ту же ночь, когда Джилал пропал без вести».

Эти строки относятся не к сериалу Netflix «Нарко», а к реальным новостям из Нидерландов. Но как мирная страна дошла до такого? Я бы сказал, что это во многом связано с отступлением государственного вмешательства на улицах, либеральной политикой в отношении наркотиков и проституции, но, прежде всего, с массовой иммиграцией. Эти отдельные явления сходились на протяжении десятилетий и теперь прорвались, чтобы сформировать нынешние условия.

Либерализация употребления марихуаны в Нидерландах была начата в 1976 году. С 1976 года власти Нидерландов предпочитают открыто игнорировать тот факт, что употребление каннабиса является незаконным… и они не преследуют никого, кто хранит менее пяти граммов марихуаны для личного употребления. Эта политика, получившая название gedoogbeleid, известна как «голландская модель», и именно поэтому в Амстердаме и Нидерландах возникли сотни «кофеен».

Питер Топс, социолог из Тилбургского университета и преподаватель Полицейской академии Нидерландов, описывает такой подход к употреблению наркотиков как стратегическую ошибку: «Мы думали, что подадим миру пример, и долгое время были очень довольны этим, но не больше. … Реальность такова, что, с одной стороны, мы позволяем людям легально покупать наркотики в так называемых кофейнях, а с другой – запрещаем владельцам этих магазинов покупать эти легкие наркотики. Это привело к появлению организованных преступных группировок, которые нашли Нидерланды настоящим раем не только в отношении производства каннабиса, но и производства других тяжелых наркотиков».

В список наркотиков, которые в настоящее время производятся и экспортируются из Нидерландов, входят каннабис, синтетические наркотики, экстази и метамфетамины, кокаин и героин. Производство синтетических наркотиков в Нидерландах приносит 19 миллиардов евро в год. Нидерланды в настоящее время являются одним из крупнейших центров незаконного оборота наркотиков в мире, с притоком из Южной Америки и Ближнего Востока и экспортом в Соединенные Штаты и Австралию. Масло в огонь подливает проституция, легализованная в 2000 году. Поскольку многие женщины просто не хотят регистрироваться в качестве проституток, а налогообложение делает легальную проституцию менее прибыльной, нелегальная проституция по-прежнему процветает, кормя целый класс сутенеров и других преступников.

Но нельзя игнорировать и роль иммиграции. Согласно анализу полиции, в незаконной торговле наркотиками в Амстердаме преобладают мусульмане — албанцы, а не только марокканцы. Согласно голландским данным за 2011 год, непропорционально большое количество заключенных иностранного происхождения было заключено в тюрьму за преступления, связанные с наркотиками (в основном производство, распространение и продажа, а не употребление). В 2011 году треть осужденных суринамцев были привлечены к ответственности за преступления, связанные с наркотиками (33%), и четверть осужденных с Нидерландских Антильских островов (24%) по сравнению с 15% среди заключенных, родившихся в Нидерландах. Доля заключенных-иностранцев среди заключенных за преступления, связанные с наркотиками, неуклонно росла в период с 1994 по 2004 год, при этом более свежие данные в литературе не приводились.

Полиция выглядит беспомощной. В июле 2018 года омбудсмен Амстердама Арре Зурмонд фактически признал, что в центре Амстердама в ночное время преобладает «незаконная» деятельность. «В центре города по ночам циркулируют преступные деньги, а власти больше нет», — сказал он Троу, — «полиция больше не может справиться с этой ситуацией». По словам тогдашнего начальника полиции Амстердама Питера-Яапа Алберсберга, «мы занимаемся убийствами 60-70% нашей работы, а остальное время в основном расследуем радикализацию и терроризм». Это оставляет мало времени для борьбы с крупномасштабным оборотом наркотиков. «У нас не получается в достаточной мере исследовать структуру: настоящие боссы в международной торговле наркотиками», — сказал Алберсберг, — «и мы знаем: в столице с такой инфраструктурой, с масштабами употребления наркотиков в городе это, безусловно, часть причин убийств: ссоры, конкуренция, изъятые партии наркотиков и интересы в торговле кокаином».

Молодые преступники-иммигранты жестоки и готовы убить всего за 3000 евро. Голландский журналист Воутер Лауманс написал книгу о наркоторговле в Амстердаме, в которой приводит душераздирающие примеры: два мальчика были случайно убиты из автоматов Калашникова во время разборок; мать была убита на глазах у ее детей; отрубленная голова была найдена перед кофейней; и пытки, уже упомянутые в связи с делом Джилаля, являются одним из часто используемых мафией методов. В 2020 году в результате расследования голландской полиции к югу от Роттердама были обнаружены семь звуконепроницаемых контейнеров, шесть из которых использовались в качестве камер для пленников мафии. Седьмой, со свисающими с потолка наручниками и привинченным к полу стулом, использовался как камера пыток.

Рост насилия напрямую сопряжен с преступлениями, связанными с наркотиками, а насилие с применением огнестрельного оружия особенно связано с кокаином — самым популярным продуктом банд иммигрантов. У мафиози также есть автоматическое оружие, закупленное в зонах боевых действий, таких как Сирия и Ливия. Но отношения между бандитами и джихадистами не ограничиваются приобретением огнестрельного оружия. По данным голландской спецслужбы, Иран не только использовал марокканских голландских гангстеров для ликвидации двух своих «врагов государства» на чужой территории, но и активно защищает криминальных авторитетов, предоставляя им убежище. Министерство юстиции Нидерландов даже подозревало, что лидер преступного клана «Таги» какое-то время пользовался покровительством иранских спецслужб.

В период с 2019 по 2021 год голландскую общественность потрясли три громких убийства. Все три убийства были связаны с так называемым «процессом Маренго» — судебным процессом по делу ведущих членов марокканской мафии. Сначала был убит брат главного свидетеля Набиля Б., затем, в сентябре 2019 года, его адвокат Дерк Вирсум. Наконец, 6 июля 2021 года, был убит криминальный репортер Питер Р. де Врис в центре Амстердама, когда мафия записала его убийство на камеру.

«Становятся ли Нидерланды наркогосударством?», — спросила корреспондент BBC в Гааге Анна Холлиган в конце 2019 года. Кажется, голландское население приняло решение. Согласно статье, 59% голландцев считают Нидерланды наркогосударством, то есть государством, экономика которого зависит от незаконной торговли наркотиками. И это было до некоторых из самых ужасных событий, описанных выше.

Настоящий вопрос заключается не в том, были ли правы голландцы в своей оценке три года назад, а в том, как правительство Нидерландов могло так долго игнорировать проблему, учитывая, что серьезность ситуации не является секретом? Ужасное состояние голландского государства затрагивает не только Нидерланды, но и всю остальную Европу, где кланы иммигрантов-наркоманов широко раскинули свои щупальца. Сегодня большинство дел, касающихся наркотиков, в Бельгии и Испании связаны с мафией голландских иммигрантов. Голландская либеральная мечта быстро превращается в наркотический кошмар.

Источник