Некрополитика Конца Времен

08.11.2022
Лагеря смерти — высшая эманация некрополитики Запада

Характерно, что, определяя биовласть как способность делить людей на тех, чья жизнь оберегается, и других, избранных на смерть, Фуко (2003, с. 62) использовал термин «расизм» для описания достигнутого уровня «социальной нормализации». Во время пандемии мы наблюдали прямую расово-санитарную сегрегацию в развитых странах Запада, и сейчас расистское отношение является основой биополитики, реализуемой в рамках геополитического противостояния, проявляющегося в виде энергетического кризиса и конфликта в Украине. Это должно побудить более глубоко поразмыслить над мыслями Джорджио АгамбенаАкилле Мбембе и Джудит Баттлер, которые можно было бы считать своего рода пророчествами на сегодняшний и особенно на завтрашний день.

Мыслители, разрабатывавшие концепцию Фуко, сосредоточили внимание прежде всего на смерти в результате государственных решений, обязательно ссылаясь на их наиболее наглядный пример — войны, но также рабство и холокост. Поэтому вопросы задавались не столько о био-, сколько о некрополитике/танатополитике как о ее конечном проявлении (Мбембе, 2019, с. 71). Неизбежно, что рефлексия такого типа касалась основ классификации «недостойных жизни». Это абсолютно решающий вопрос для дальнейшего развития (но уместно ли это слово?) человечества.

Священный человек

С одной стороны, ситуация с пандемией как бы напоминала нам о роли государства как спасителя, но в тот момент, когда о ней стоило бы вспомнить, это было явно не так очевидно. И поскольку спасение жизней было таким избирательным, можно предположить, что не все могут получить одинаковую выгоду или даже что не все в равной степени заслуживают этого (Робертсон и Травалья, 2020). Примечательно, что этот вопрос вернулся в контексте западно-русского противостояния (возможно, вскоре и глобального), и более того, можно ожидать повторного выявления homo sacer в рамках дальнейшей классификации жизни, которую можно отнять, но которая не приносится в жертву в контексте климатического кризиса или ради достижения цели преобразования в добыче энергии. Объявленное не менее чем на 40% снижение энергопотребления звучит как декларация об отключении не только ненужных лампочек, но и самих потребителей электроэнергии и газа, считающихся недостойными жизни и ненужными, ровно как это было в случае не спасения действительно больных и пожилых людей в период COVID-19.

Применение биоэнергетики

Не случайно первоначальное значение термина «кризис», греческое «κρίση», означало момент, когда Гиппократу предстояло решить, оправдывает ли состояние больного дальнейшие попытки его спасения. В христианской эсхатологии та же концепция использовалась для определения окончательного решения относительно вечной жизни или смерти в день Страшного суда (Агамбен, 2021, стр. 53). В марте 2020 года английским врачам было дано указание прямо предлагать семьям инвалидов, например, взрослых, страдающих аутизмом, подписывать заявления «Не реанимировать» (Меццадри, 2022, стр. 390). Во время первого карантина в английских и шотландских домах престарелых была введена своего рода перевернутая «сортировка». Жители были разделены по возрасту, сопутствующим заболеваниям и прогнозу. В случае заражения SARS-CoV определялась последовательность их спасения. Автор подтвердил это в интервью с работниками по уходу (Сокол и др., личное общение в ходе беседы, 20 мая 2022). Самым пожилым пациентам и тем, кто страдает некоторыми сопутствующими заболеваниями, не разрешали получать не только какие-либо лекарства, но даже стакан воды, если у них был положительный результат теста на COVID-19.

Это также была отличная возможность рассчитать стоимость спасения одного человека, т. е. спросив, стоит ли за 500 000 фунтов стерлингов на душу населения продлить жизнь больных и пожилых людей в среднем на полтора года (Янг, 2020). Альтернатива казалась наиболее приемлемой с точки зрения привилегированных классов: жаль, что старые и бедные должны были умереть, но тем, кто благодаря этому выживает, наверняка немного грустно (Д' Эрамо, 2020). Тогда это было практическим проявлением некрополитики и призывом воспользоваться биовластью. Ранее существовавшее неравенство, усиленное неолиберальной повесткой дня и мерами жесткой экономии, казалось идеальным критерием для принятия решения о жизни и смерти (Ли, 2020). В последнее время список применяемых методов биополитики пополнился взрывами газопроводов и бомбардировками электростанций.

Расизм

Системный расизм, особенно англо-саксонских систем, был и остается естественным образом связанным с некрополитикой, организацией труда, жилья и социальных условий жизни для расовых и этнических меньшинств. Это еще более усугубилось в реалиях пандемического кризиса (Сэндсет, 2021, стр. 1417-1418). Взяв более широкую перспективу, включающую периферийные районы (например, Центральную Европу) и приняв интерсекционный подход, адаптировав этот опыт к факторам пола, класса, возраста и статуса иммигранта, мы получим паттерн некрополя COVID-19, который позволил исключить открытую жизнь, исключить людей из политики, а затем подвергнуть их вторичной политизации в результате основания суверенитета на биополитике.

Мы должны помнить, что только тот, кто принимает решение об исключениях из правил, является сувереном (Шмитт, 2005, стр. 5). Это следует учитывать в рассмотренных здесь примерах об исключениях из права на жизнь, трактовавшегося прежде как социальный конструкт, даже более абстрактный, чем другие принципы, но все более наполняющийся реальным, ужасающим содержанием. Таким образом, биовласть вернулась к своим основам, подмеченным Фуко (2000, с. 121) в эпидемиологии XVIII века и понимаемым как «право отнять жизнь или позволить жить». Таковы особенности господствующих COVID-стратегий правительства, очевидно, основанных на реализации агамбеновского (2021, с. 84) перманентного чрезвычайного положения, в котором для выживания требовалось не только самоосознание собственного баттлеровского горя, т. е. такого, что действительно было прожито (Батлер, 2016, с. 21-22), но, кроме того, возникла необходимость доказать подлинность этого состояния.

Постоянное чрезвычайное положение

Кризис COVID-19 был кризисом капиталистического образа жизни, который сейчас частично восстановлен. Хотя энергетический кризис и украинский конфликт явно указывают на сохранение чрезвычайного положения. Таким образом, «новая нормальность» оказывается не совсем такой, как ожидали те, кто верил в некий «новый импульс», исходящий от преодоления застоя после COVID-19. Вместо оптимистически предполагаемого кризиса гегемонии (Мохандеси и Тейтельман, 2017, с. 66) мы сталкиваемся с кризисом суверенитета, столкнувшимся с глобально расширенной некрополитикой (Мбембе, 2003, с. 68; Ли, 2020). Конечно, во время пандемии ей противопоставлялись коллективные и общественные усилия почти всех классов, групп и отдельных лиц, которые если и не осознавали, то, по крайней мере, чувствовали, что их жизнь горестна, имеет смысл право на существование (Батлер, 2020, с. стр. 22, 28-31). Таким образом, не совсем осознанно, но некоторое сопротивление политике локдауна тоже существовало, поначалу довольно слабое, но со временем все более заметное. К сожалению, как и следовало ожидать, одно оправдание для поддержания постоянного чрезвычайного положения плавно сменяется другим, и так же, как исключение составляет правило, оно в конечном итоге само становится правилом.

Ибо как было принято решение о некотором подходе к спасению жизней, так сегодня решено о продолжительности прямого воздействия на смерть в результате конфликта, подпитываемого всеми вооруженными силами. И вскоре будут приниматься решения, подобные тем, что возникали в случае отключения аппаратов ИВЛ, так как кто решит уменьшить живительную энергию, тем поступком заберет жизнь, хотя и не принеся ее в жертву, ибо эта голая жизнь (воспринятая через призму биополитики) с самого начала была обречена на гибель.

Лагеря смерти

Не принадлежность, а исключение (неважно: пандемическое, военное, энергетическое, климатическое и т. д.) утвердилось как элемент, конституирующий общность. Окончательная биополитическая парадигма Запада все отчетливее направлена на достижение состояния нормализации, которое есть не что иное, как создание ЛГ, лагерей смерти — высшая эманация некрополитики до сих пор (Агамбен, 1998, стр. 181, 187). Центр, где исключение и принадлежность являются единым целым, границы между законом и исключением, между фактом и установлением принципа окончательно стираются. Системная эвтаназия, которая, собственно, и была сутью политики COVID (COVID Sozialer Mord), бесконечная война, принятие решений о жизни и смерти одним движением энергетического выключателя: все это симптомы одного и того же процесса, ощущаемого в течение последних нескольких десятилетий. С политикой покончено, биоэнергетика побеждает.

Это время некрополитики.

 

Использованная литература

Agamben, G. (1998) Homo Sacer: Sovereign Power and Bare Life, Stanford, CA: Stanford University Press.

Agamben, G. (2021) Where Are We Now? The Epidemic as Politics, 2nd edn., London: Rowman & Littlefield.

Butler, J. (2016) Frames of War: When Is Life Grievable? 3rd edn. London: Verso.

D’Eramo, M. (2020) ‘The Philosophers Epidemic’, New Left Review, 122. Available at: https://newleftreview.org/issues/ii122/articles/marco-d-eramo-the-philosopher-s-epidemic  (Accessed 12th July 2022).

Foucault, M. (2003) Society Must be Defended: Lecture Series at the Collège de France, 1975-76, New York, NY: Picador.

Foucault, M. (2000), Historia seksualności, tom 1. Translated from French by B. Banasiak, T. Komendant, K. Matuszewski. Warszawa: Czytelnik (Original work published 1976).

Lee, C. J. (2020) ‘The Necropolitics of COVID-19’, Africa Is a Country. Available at: https://africasacountry.com/2020/04/the-necropolitics-of-covid-19 (Accessed 10 May 2022).

Mbembe, A. (2019) Necropolitics. Durham, NC: Duke University Press.

Mezzadri, A. (2022) ‘Social Reproduction and Pandemic Neoliberalism: Planetary Crises and the Reorganisation of Life, Work and Death’, Organization, 29(3), pp. 379–400.

Mohandesi, S. and Teitelman, E. (2017) ‘Without Reserves’, in: Bhattacharya, T. (ed.) Social Reproduction Theory: Remaping Class, Recentering Oppression. London: Pluto Press, pp. 37-67.

Sandset, T. (2021) ‘The Necropolitics of COVID-19: Race, Class and Slow Death in an Ongoing Pandemic’, Global Public Health, 16(8-9), pp. 1411-1423. Available at: https://doi.org/10.1080/17441692.2021.1906927 (Accessed 12th May 2022).

Schmitt, C. (2005) Political Theology: Four Chapters on the Concept of Sovereignty. Translated from German by G. Schwab Chicago, IL: The University of Chicago Press (Original work published 1922).