На пути к идеальному государству

08.02.2016

Возможно ли идеальное государство? Не является ли государство по природе своей отклонением от идеала, формой подавления и угнетения сильными слабых?

Доступный нам исторический материал, как кажется, даёт много подтверждений этому, и многие мыслители, как древние, так и современные, искали пути спасения или совершенствования вне государства, во внутреннем, или духовном, мире человека, в жизни вне общества. Для них, как, например, для Будды, государство было символом власти мира сего, сансары, тогда как задача человека — выйти вообще из-под власти сансары в нирвану. С этой точки зрения вопрос об улучшении государства бессмыслен, как вопрос о благоустройстве тюрьмы, из которой нужно просто бежать. Но Будда учил прежде всего — не отрицать, а любое явление действительности возвышать в своём сознании до некоего идеального уровня, чтобы рождать устремление к совершенству, а не уныние от несовершенства. Государство же — неотъемлемая черта нашей действительности, поэтому вопрос об идеальном государстве становится очень насущным.

С древних времён, видимо, с момента возникновения государственности на земле, люди размышляли о том, каким должно быть государство и как добиться наилучшего его состояния. Из известных нам мыслителей первыми провозвестниками «идеального государства» были: на Востоке — Лao Цзы и Конфуций, а в Древней Греции — Платон.

В последующие эпохи идеальное государственное устройство неоднократно становилось предметом размышлений многих умов, стремившихся найти для человечества путь к счастливой жизни уже здесь, на земле, каким бы неосуществимым это идеальное устройство ни казалось современникам. Так появились утопические учения Сен-Симона, Кампанеллы, Фурье, Оуэна и др. Коммунистическая программа К. Маркса и Ф. Энгельса является продолжением таких устремлений. Слово «утопия» стало именем нарицательным для чего-то неосуществимого, оторванного от действительности, хотя и построенного на благих намерениях, потому что утопии не предлагали путей достижения главного условия их осуществления — роста сознания, а рассматривали возможные формы государства так, как будто это условие уже исполнено.

После крушения в нашей стране государственного устройства, построенного на основе коммунистического идеала, вопрос об идеале государства некоторое время не ставился: нужно было выжить в переходный период. Но теперь, по-видимому, зреет понимание того, что без ясного представления об идеальном государстве трудно вообще вести разумное государственное строительство. Без долгосрочной программы нельзя рассчитывать на устойчивый прогресс, а долгосрочная программа может основываться только на определённом представлении об идеале, далёкой (если не конечной) цели.

История свидетельствует, что любое успешное государственное строительство следовало определённому идеалу, вариантов которого можно выделить несколько. Как мы увидим, таких идеалов совсем не много, и в основе каждого из них лежит определённая глубокая истина, зримо выраженная в формах человеческого общежития.

1. Абсолютная монархия — из известных нам самый древний идеал государства. В его основе лежит представление о мировой иерархии существ, находящихся на различных ступенях духовного совершенства, продвижения к Богу, освобождению. Социальная иерархия — отражение иерархии духовной, «Град земной» — «Града Божьего». Правом и обязанностью высших в этой иерархии является направлять и обуздывать низших. Иерархия имеет вершину, главу, центр. В духовном мире — это Бог, на земле — царь. Государство уподобляется человеческому организму, в котором мудрый правитель — глава, исполнительная власть — органы действия, а народ — тело. Царь — посланник и наместник Бога на земле. Признак царя — харизма, особое благословение судьбы, выражающееся в необыкновенной удаче и народной любви. Идеал абсолютной монархии берёт начало, по-видимому, от той древнейшей эпохи, когда высокие Духи Небесной Иерархии приняли решение воплотиться среди нарождающегося человечества. Для того времени эти воплощённые Духи действительно были Богами. Воплощение или пришествие из других земель таких Богочеловеков, видимо, повторялось в истории неоднократно, и один из таких примеров — Божественные Цари Египта.
Наиболее великие известные нам цивилизации древности строились именно по этому принципу — Древний Египет, Вавилон, Израиль и Иудея, Индия, Китай, Римская империя и др. Среди абсолютных монархов — имена Давида, Соломона, Ашоки, Акбара Великого.
На принципе объективного неравенства человеческой природы основана варновая структура общества в Древней Индии, где брахманы, кшатрии и вайшьи воплощают соответственно разумную, эмоциональную и физическую природу человека. Действовать согласно своей природе — это дхарма, нравственный долг каждого гражданина, и, как сказано в Бхагавадгите, своя дхарма, плохо исполненная, лучше великолепно исполненной, но чужой.

Более развёрнутое теоретическое обоснование структуры общества, аналогичной варновой, дал Платон в диалоге «Государство», где, разделяя человеческую душу на три части (разумную, яростную и вожделеющую1), полагает наиболее справедливым, чтобы каждый следовал своей природе, то есть преобладающей способности его души. Люди с преобладанием разумных свойств души должны быть философами, люди со страстной натурой — стражами (воинами), а те, кто привязан к материальному комфорту и благополучию — ремесленниками и земледельцами. Рождение, разумно полагает Платон, не может служить признаком принадлежности к тому или иному сословию, это зависит от индивидуальных свойств души, которые выявляются мудрецами у детей в раннем детстве. Функция государственной власти, без разделения её на законодательную и исполнительную, принадлежит в платоновском государстве философам, ибо естественно, чтобы высшее правило низшим, а разум, по Платону, — наивысшее в человеческой душе. Платон, видимо, не знал о вар- новом устройстве индийского общества и соотносил своё идеальное государство с легендарной Атлантидой, откуда взяла начало древнеегипетская цивилизация. Государство Платона является одной из наиболее полных моделей идеального государства, основанного на неравенстве природных свойств, если только признать, что в душе человека есть нечто выше разума — дух, и первенство должно принадлежать «сословию», воплощающему этот принцип человеческой природы.

2. Теократия — вариант абсолютной монархии, в которой роль царя берёт на себя глава земной религиозной иерархии. В идеале, абсолютному монарху как наиболее совершенному из людей во всех отношениях принадлежит вся власть на земле. Разделение на власть светскую и духовную, на власть над телами и над душами людскими — уже отклонение от идеала, потому что в человеке тело и душа нераздельны, и тело подчинено духу. Когда тело выходит из подчинения духу, духовного авторитета становится уже недостаточно для поддержания порядка в государстве, появляется потребность в иных способах подчинения. Возникает отдельная светская власть. После такого разделения теократия, или власть духовенства, становится возможной только в государствах, все граждане которых принадлежат к одной религии (церкви), причём эта религия должна иметь сферу влияния, выходящую далеко за границы государства (иначе религиозным властям будет трудно обеспечивать внешнюю безопасность). Примерами теократий являются Ватикан и Тибетское государство в средние века. Функции царя и первосвященника совмещали басилевсы в ионийских полисах в Древней Греции до VI в. до н.э.

3. Аристократия. Когда монарх абсолютной монархии перестал соответствовать высокому идеалу «божественного царя», сформировался промежуточный образ государственного устройства, в котором принцип действительного неравенства духовного достоинства граждан не порождал пирамидальной иерархии с царём во главе, а ограничивался коллективной властью «наилучших» (греч. aristoi) граждан. Как правило, в религиозном сознании эта форма власти соединяется с политеизмом и почитанием героев. Аристократия («власть лучших») часто может сохранять царя как формального правителя. Фактически, аристократией был строй греческих полисов до возникновения демократии. Тогда лучшие выявлялись по военной доблести и победам. Аристократический строй установил в полисе Кротон (Южная Италия) великий Пифагор: там под «лучшими» понимались уже доблестные в духе и в разуме — математики-философы. Строя государство на принципах разума, справедливости и приоритета духа, пифагорейцы сделали Кротон сильным и процветающим полисом.
Предыдущие образы государства сводятся, в конечном счёте, к одному идеалу, все они исходили из принципиально, «объективно» неравного статуса разных людей в организме Космоса. В основе же следующего идеала лежит не менее глубокая истина о равенстве высшей природы человека.

4. Демократия. В основе идеала демократии (с её принципом «свободы, равенства, братства») лежит истинная идея о равенстве всех людей в их достоинстве с точки зрения Высшего, Единого. Каждый из нас причастен Единому. Вне зависимости от того, как разные люди используют вверенные им «таланты», истинная сущность человека остаётся неизменной и незапятнанной во всех жизненных перипетиях, у каждого есть равная свобода совершенствоваться и выбирать путь для этого. Нет никаких оснований ставить одного человека выше другого только на основании его пола, случайности рождения, умственных способностей или убеждений.
«Теоретическое обоснование» демократии, видимо, берёт начало от стоицизма. Стоики считали весь Космос Государством, а всех людей, вне зависимости от их социального статуса — «гражданами Космоса». Французские просветители выдвинули высокие лозунги «Свобода-Равенство-Братство», а идеал государства, соответствующего этим принципам, увидели в античной греческой демократии. Свобода стала знаменем Соединённых Штатов Америки, равенство — коммунистической России. В Европе ради демократии свобода часто подвергалась ограничениям.
Равенство и свобода в их корне совпадают, ибо мы равны только в нашей свободе, в духе — обители свободы. Во всём остальном — в проявлении — мы не равны. Мы не равны в наших способностях и в степени сознательности, готовности принять и вместить в свою душу жизнь и заботы целого народа. Демократия, фактически, признаёт это неравенство людей в их возможности принимать участие в управлении государством, предлагая народу самому выбрать из своего состава достойных представителей для осуществления власти.

5. Община (коммуна). Другой образ государства полнее воплощает идеал свободы, равенства и братства, предполагая не только равенство в духе, в свободе, но и в проявлении, в действительной жизни. Сознание всех людей должно рано или поздно расшириться настолько, чтобы каждый вмещал в своём сердце всех. Тогда не нужно будет репрессивных органов управления, частная собственность постепенно потеряет значение, и, в конце концов, когда в жизни индивидуальной установится власть духа над телом, в жизни общественной установится власть духовной инстанции, власть Истины. Коммунистический идеал был верен во многом (например, в принципе «от каждого по способностям, каждому — по потребностям»), но принципиальная ошибка заключалась в стремлении прежде всего к материальному благосостоянию. Только духовное самосовершенствование, которое расширяет способности и сокращает потребности, может сделать общину возможной и действительной; только духовное братство учеников может явить подлинное равенство «зерна духа», истинной, духовной природы человека и дать подлинную свободу.
Итак, обобщая, можно сказать, что до сих пор в истории человечества мы видим проявления двух идеалов государственного устройства, каждый из которых основывается на определённом аспекте глубокой эзотерической истины. Первый исходит из принципиального неравенства людей в их природе и производит соответствующее разделение властных функций в государстве. Второй, напротив, утверждает субстанциальное и метафизическое равенство высшей природы человека и предоставляет каждому равные возможности принимать участие в управлении. Критерием подлинности выявленных противоположностей должно быть их диалектическое совпадение в некоторой точке. И действительно, при ближайшем рассмотрении оказывается, что и идеальная монархия, и идеальная община возможны только при наивысшем развитии духовного потенциала человечества. Так, идеальная абсолютная монархия предполагает, что духовное достоинство Божественного Царя, равно как духовное совершенство лучших среди людей, очевидны для всех. Но это возможно, только если духовная проницательность масс простого народа достаточна, чтобы увидеть, признать и подчиниться духовной силе. Кроме того, само воплощение или приход Великих Духов предполагают наличие огромной совокупности разнообразных условий, подготавливающих это событие.
В свою очередь, идеальная община возможна только при очень высоком уровне сознания, когда практически всё человечество уже сделало свой главный выбор и встало на путь самосовершенствования, ученичества. Можно сказать, что чем «идеальнее» монархия и чем «идеальнее» община, тем больше они похожи друг на друга и, в конечном счёте, сливаются в ослепительном идеале Мировой Общины, в которой единовластно правит Дух, стремление к максимально возможному совершенству на Земле и познанию Беспредельности, и уже не важно, воплощён ли этот правящий принцип Духа в индивидууме (монархе), обладающем физическим телом, или нет. Здесь правителю уже нет надобности обуздывать низшую природу человечества, он удерживает его духовный центр как единого организма, обнимая и вмещая своим сознанием жизнь и устремления каждого члена планетарной общины. Но он сможет делать это лишь при условии, что каждый член общины сам выполняет ту же функцию по отношению и к себе, и к окружающим — в меру своих способностей, соотнося себя с человечеством как целым, так что воистину «Правителем» станет духовное начало в каждом человеке. Здесь неравенство способностей, а точнее неодинаковость, разнообразие только обогатит возможности людей творить и познавать, а равенство будет основано на очевидности сияния божественного «зерна духа» в каждом индивиде. Это состояние уже нельзя назвать «государством» в строгом смысле слова, так как здесь исчезает отчуждение власти (ответственности) от индивида сообществу. Каждый будет в состоянии сам отвечать за себя и за всех. Планетарная эволюция непреложно идёт к этому состоянию, которое будет достигнуто рано или поздно, и никакая злая воля или роковая случайность не смогут воспрепятствовать этому.

 

Впервые опубликована в культурно-просветительском журнале "Дельфис" http://www.delphis.ru/journal/article/na-puti-k-idealnomu-gosudarstvu