Мы не смеем заглянуть в бездну

24.09.2020
Консерватизм больше не консервативен. И радикалы уже не радикалы, а скорее стремятся "сохранить" то, что существует. А что потом? Мы не смеем не заглянуть в бездну.
Секулярный Милленаризм - вера в то, что некий преобразующий катарсис в истории обладает силой изгнания преступлений и безумства прошлого, имеет долгую и кровавую историю. Это понятие первоначально обязано религии. Теории человеческого "прогресса" как восходящего, линейного континуума, неизбежно ведущего к "лучшему человеческому концу", хотя и облеченные сегодня в форму технологических "чудес", никогда не являлись эмпирическими гипотезами. Они всегда были выдуманными мифами, отвечающими человеческой потребности в смысле, но безжалостно управляемыми в интересах власти.
 
Но что эти мифы делают на современных президентских выборах в США? Это довольно странно. Внезапно американская политика сейчас (по большому счету) стала избегать детального плана действий и определяет себя, скорее, как манихейскую борьбу между силами света и тьмы; свободы против деспотизма; справедливости против угнетения и жестокости. 
 
Выборы – это уже не "политика", а скорее "крестовый поход" против космического зла – дьявола или демиурга. Еще более странно, что обе стороны, кажется, зеркально отражают друг друга в этих сильнейших страстях. 
 
"В статье за статьей либеральные интеллектуалы и активисты месяцами говорили о том, как Трамп может украсть выборы или отказаться покинуть Белый дом, даже если он проиграет. Но если правые осмеливаются указывать на то, что демократы фактически меняют правила избирательного процесса и, фактически, публично говорят об отказе уступить, даже если они проиграют, что ж, это только доказывает, что правые собираются украсть выборы и отказываются уступить, если они проиграют!" (из статьи " Остановите переворот!).
 
Что же происходит?
 
Что кажется почти несомненным, так это то, что выборы будут безвозвратно оспорены либо одной, либо обеими основными партиями. Впереди серьезный конституционный кризис, и что тогда? Это бездна, в которую мы не смеем заглянуть.
 
Часть "синего" милленаризма действительно отражает нечто существенное: это сдвиг в том, как американцы (и многие европейцы) воспринимают мир. Но, с другой стороны, это манихейство является циничной политической манипуляцией: закладыванием основ для повествования о том, что Трамп проиграет. Он проиграет всенародное голосование (даже если получит большинство в Коллегии выборщиков), а затем откажется покинуть свой пост – при вопиющем пренебрежении к (так называемому) общественному "вердикту". Конституция США, однако, проста. Кандидат, набравший 270 голосов в Коллегии выборщиков, становится президентом.
 
Демократы и республиканцы, которые против Трампа, выпустили 22-страничный доклад под названием Проект целостности переходного периода (ПЦПП), представляющее результаты моделирования оспариваемых выборов. Результат каждого сценария ПЦПП приводит к массовой мобилизации и политическому тупику, который, по мнению авторов, может и должен привести к смещению Трампа.
 
Дело здесь в том, что ПЦПП извращенно изображается как никакой не переворот. Напротив, он был задуман как героическая попытка спасти страну и демократию от деспотизма. Может быть, это и цинично, но это не делает его менее эффективным. 
 
Новая книга Энн Эпплбаум "Сумерки демократии" предлагает несколько важных указаний на корни этих манихейских росказней "мрак против света". Она - известный американский журналист и жена Радека Сикорского, высокопоставленного польского политика. Рон Дрехер подводит итог так: "она начинает свою книгу с рассказа о новогодней вечеринке в их польском загородном доме на рубеже тысячелетий. Польша была свободна от коммунизма уже около десяти лет. У всех кружилась голова. Но теперь половина людей на вечеринке не разговаривает с другой половиной”.
 
По мнению Эпплбаум, этот ключевой антикоммунистический консенсус был расколот на классически либеральных интернационалистов, таких как она — за глобализм, за либеральные социальные ценности, за иммиграцию. А на другой стороне раскола - националистические популисты, такие как сторонники польской партии "Право и справедливость", венгерской "Фидеш" и Дональда Трампа. То есть, середины нет, она сместилась либо в пробужденность (wokeness), либо к новым правым. 
 
Ее вывод состоит в том, что США движутся не к левому, мягкому тоталитаризму (wokeness), а скорее к правому авторитаризму. Авторитаризм здесь определяется как сильный национальный лидер, осуществляющий нечто, приближающееся к монополии власти, тогда как тоталитаризм - это не просто авторитаризм, но и требует идеологического "удержания", где "все" обязаны "жить" в рамках идеологии, в каждом аспекте своего мышления и в повседневном поведении.
 
Здесь мы подходим к корню: Эпплбаум представляет мир, в котором все перевернулось: консерватизм больше не консервативен. И радикалы уже не радикалы, а скорее стремятся "сохранить" то, что существует. Она пишет: "новые правые вообще не хотят сохранять или оберегать то, что существует... они порвали со старомодным, мелким консерватизмом в стиле Эдмунда Бёрка, который подозрительно относится к быстрым изменениям во всех их формах. Хотя они ненавидят эту фразу, новые правые скорее большевики, чем буркисты: это мужчины и женщины, которые хотят свергнуть, обойти или подорвать существующие институты, уничтожить то, что существует”.
 
Трамп, таким образом, становится опасным радикальным революционером, желающим разрушить все "хорошее", которое Эпплбаум определяет как светское, либеральное, капиталистическое и глобалистское. Люди из "новых правых", говорит она, воспринимают существующие институты (глобальный порядок в американской форме) как угрозу своим особым традициям и суверенитету - и поэтому намерены разрушить как эти институты, так и глобальный порядок как таковой. Таким образом, Америка превращается в тип деспотизма, который характеризовал восточноевропейские режимы.
 
Иван Крастев писал, что “хваленые исторические книги Эпплбаум о советском ГУЛАГе и установлении коммунистических режимов в Центральной Европе были ее историческим введением к "неизбежности 1989 года". Для нее окончание Холодной войны было не геополитической историей, а моральной историей, приговором, вынесенным самой историей. Она склонна рассматривать мир после окончания Холодной войны как эпическую борьбу между демократией и авторитаризмом, между свободой и угнетением".
 
"Именно Маркс верил, что коммунизм неизбежен, потому что История - сила с божественной мощью определения - требует этого. Что ж, Милленаризм демократов сейчас как раз и заключается в общей вере в то, что человечество находится на “Великом марше” вперед к "прогрессу". Это продолжается и продолжается, несмотря на препятствия, ибо препятствия должны быть, если марш является Великим маршем".
 
И если прогресс "неизбежен", а Демократическая партия возглавляет великое шествие общества по сохранению будущего, то "шествие" становится борьбой именно против тех реакционных сил, которые противостоят будущему – и истории тоже. Что касается тех, кто выступает против или срывает марш: “это просто необходимо и благородно со стороны партии снести эти камни преткновения на Великом марше и сделать прямой и ровной дорогу к завтрашнему дню”.
 
Зеркальным отражением рассказа Эпплбаум является то, как многие американские консерваторы рассматривают все более нелиберальных левых – и она права - как антагонистов тех ранних американских традиций и этоса, которые, по их мнению, сделали Америку когда-то великой, и которые они хотели бы видеть восстановленными снова.
 
Сторонники Трампа, однако, ясно видят план насильственного смещения президента Трампа (даже если бы он получил большинство в Коллегии). В ПЦПП ясно сказано: "мы с высокой степенью вероятности оцениваем, что ноябрьские выборы будут отмечены хаотичным правовым и политическим ландшафтом. Мы также считаем, что президент Трамп, скорее всего, оспорит этот результат как законными, так и внеправовыми средствами, пытаясь удержать власть”.
 
Типовые сценарии, как предвидит профессор Майк Влахос, неизбежно будут изображаться как "спасение демократии" - от Трампа - и от "аберрации" Коллегии выборщиков, которая может присудить Трампу президентство, даже если он проиграет всенародное голосование (результат, который также произошел в 2016 году). Таким образом, Влахос предвидит возможность того, что Коллегия выборщиков (и даже сама Конституция) будет объявлена "врагом", стоящим на пути демократии - последняя будет спасена для великого общественного признания путем смещения "нелегитимного" президента. 
 
Таким образом, цель манихейского дуализма становится ясной: выборы в США следует представлять как эпическую борьбу между силами демократии и деспотизма. Именно в этом смысле Эпплбаум является классическим представителем "1989", пишет Крастев: она была сформирована холодной войной, никогда по-настоящему не испытывая ее: "для 89-х годов холодная война была тем, чем было антифашистское сопротивление для западных студентов-революционеров 1960-х годов, 68-й - временем вдохновляющего героизма и моральной ясности. Именно это мышление заставило многих людей 89-го года первыми обнаружить опасность, исходящую от России Владимира Путина, а также от польской партии ”Право и справедливость", венгерской "Фидеш" и Дональда Трампа".
 
То, что здесь происходит – это, конечно, классическое управление массовой психологией через "цветную революцию", хотя и совершенная изнутри США, против их собственного действующего президента. То, что представляет собой ПЦПП, - это укладка повествовательной мозаики: он не предлагает ничего резкого. Коллегия выборщиков просто постепенно "перемещается" из категории "нуждающихся в реформах" в категорию ”препятствий демократии", которое "должно быть устранено".  
 
ПЦПП - это все о подготовке общественного восприятия к вероятному предвыборному неправильному поведению Трампа, говорит Влахос (как историк и бывший профессор Военного колледжа), чтобы подтолкнуть идею о необходимости убрать его под успокаивающую мантию законности и приемлемости.
 
Проект также позволяет людям на некоторое время избежать шока от того, что вот–вот развернется: предоставить им время и пространство, чтобы войти в этот "новый мир" и прийти к пониманию того, что мир, в котором они жили, стал невыносимым и неприемлемым (т.е. классическое мифотворчество, применяемое для достижения политических целей.)
 
Все это делается для того, чтобы люди могли спокойно двигаться вперед и быть готовыми к насилию и беспорядкам - к тому, что должно произойти. 
 
А что придет на смену? Массовые демонстрации (многомиллионные, которые уже готовятся), чтобы создать впечатление, что вся Америка против президента, тем самым поставив вопрос американским военным: "на чьей вы стороне: демократии или деспотизма?"
 
Доклад четко говорит - "выход большого количества людей на улицы и акции на улицах могут быть решающими факторами в определении того, что общественность воспринимает как справедливый и законный результат". Или, другими словами, события будут направляться так, чтобы предложить людям и военному командованию единственный "правильный" ответ. 
 
Сработает ли это? Вполне возможно. Только явная победа в народном голосовании может быть ключом к успеху, но это кажется натяжкой. Будут ли возражать в военном командовании? Спорный вопрос.