Мой бессмертный полк

09.05.2022

Оба моих деда не сражались с фашистами. В детстве я очень переживал, когда в День Победы все могли рассказать, как их деды на Берлин шли. А я ничего подобного не мог.

Оба моих деда во время войны жили на Дальнем Востоке. А оттуда не всех посылали на фронт. Один мой дед вообще не побывал на войне, о чем он всегда сожалел. Дед работал в молибденовой шахте, где условия были, порой, не намного лучше, чем на фронте. Однажды ему удалось, минуя бронь, записаться в войска. Но грузовик, на котором он ехал, не добрался до железной дороги. Шахтерский поселок Чегдомын был очень далеко от Хабаровска.

А вот дедушке Зинуру Фасхутдинову пришлось повоевать с японцами. Сперва в 1938-39 годах на реке Хасан и озере Халхин-Гол. В 1945 году в Китае в Манчжурии. Тогда войска маршала Василевского за неделю разбили миллионную Квантунскую армию. Армию, с которой ничего не могли сделать американцы, несколько лет сражаясь с ними в Тихом океане.

В детстве мне казалось, что победить с японцев не так важно, как дойти до Берлина. Но, повзрослев, я узнал, что то было серьёзнейшее противостояние. Именно там американцы использовали ядерное оружие. И мир был близок к тому, чтобы Вторая Мировая превратилась в Третью.

Дедами я горжусь. Зинур после войны продолжил службу – уже в милиции. У него было много орденов.

Дед был прекрасным охотником. Белке попадал в глаз, ходил на медведя с рогатиной. Роста он был, как говорят, «метр пятьдесят с кепкой». Однажды, как писали в районной многотиражке, он трое суток преследовал в тайге сбежавшего уголовника.

Вот такими были мои дедушки, которые тоже внесли свой вклад в нашу Великую Победу.