Мали освобождается от французского неоколониализма

21.01.2022
Усиление сотрудничества между Россией и Мали может изменить геополитику Африки и Европы.

За дружбу с Россией

В Мали на текущей неделе прошли многотысячные манифестации в поддержку дружбы с Россией. Протестующий вышли на улицы столицы страны Бамако и многих других городов с российскими флагами и портретами главы переходного правительства Ассими Гоиты и президента России Владимира Путина. Преобладали антифранцузские лозунги и призывы к сотрудничеству с Россией в области безопасности. 22 января по всей Африке должны пройти новые акции солидарности с Мали. Дело в том, что на фоне интенсификации отношений между Бамако и Москвой объединение западноафриканских стран ЭКОВАС 10 января ввело жесткие санкции против Мали.

ЭКОВАС на деле подчиняется распоряжениям из Парижа. Бывший колониальный хозяин Западной Африки до сих пор держит на коротком поводке большинство элит в бывших колониях. Ранее Париж ввел санкции против ряда россиян, которых заподозрил в оказании военной помощи Мали. Российский МИД в конце прошлого года отмечал право Мали суверенно определять с кем и как ей сотрудничать в области борьбы с терроризмом. Однако у французов иное мнение.

Нынешние санкции, которые включают в себя блокаду сухопутных и воздушных границ Мали, формально введены из-за решения временного военного руководства Мали перенести запланированные ранее на 2022 год всеобщие выборы. Причина – нестабильная ситуация в стране. На самом деле, ЭКОВАС и Париж обычно закрывают глаза на любые «покушения на демократию», если речь идет об интересах преданных им режимов. Однако Мали продемонстрировала стремление выйти из-под контроля Франции.

Геополитическое значение Мали

Независимость бывшей французской колонии «Французский Судан» была провозглашена в 1960-м году. Страна тогда же получила наименование «Республика Мали» по названию одного из древних африканских государств, которое частично располагалось на ее территории.

Мали, хотя и не имеет выхода к морю, занимает центральное положение в Сахеле. Сахель – это зона, простирающаяся через весь африканский континент, между засушливой пустыней Сахара на севере и смешанными лесисто-травянистыми влажными саваннами на юге. Через эту зону в древности проходили караванные пути. Сейчас Сахель важен как зона, где действуют джихадистские формирования и проходят потоки наркотрафика, контрабанды, нелегальных мигрантов и торговли людьми.

Франция до последнего момента сохраняла решающее влияние в Мали. Государство представляло интерес как источник полезных ископаемых, в частности – золота, являясь также важной транзитной территорией.

Кроме того, незадолго до эскалации активности террористов в Мали в стране были найдены залежи нефти и газа. Речь идет о нефтегазовом бассейне Таудени, который простирается от северных границ Мали с Алжиром и Мавританией на юг до реки Нигер – он содержит огромные запасы нефти и газа. По оценкам, сделанным в 2015 году, нефтяные ресурсы Таудени не уступают алжирским. Наконец, в Мали, как и соседнем Нигере, находятся залежи урана.

Северные пустынные регионы Мали наиболее богаты природными ресурсами. В 2012 году коренное население севера – туареги – начало вооруженное восстание против юга. Одной из причин эскалации стали события в соседней Ливии. Оттуда после свержения Муаммара Каддафи были вытеснены тысячи туарегов, как правило воевавших на стороне каддафистов.  Вооруженные и подготовленные к войне люди влились в ряды повстанцев. Ситуацию использовали джихадистские группировки, захватившие ряд городов, включая жемчужину Сахеля – Томбукту.

В Мали были введены французские войска. Однако полностью стабилизировать обстановку в стране они не смогли. Крупные города были отбиты от джихадистов, однако они продолжают сопротивление в пустыне. Французы договорились о сотрудничестве с бывшими сепаратистами и навязали Бамако соглашения, фактически устанавливающие власть сепаратистских группировок на севере страны. Тем временем джихадизм охватил не только туарегов и арабов, но и многочисленный этнос фулани, проживающий в центральной части Мали. Французское военное присутствие подвергалось все большей критике.

Наблюдатели в африканских странах обвиняли Париж в подрыве малийской государственности. Так, сенегальский политический аналитик Папе Самба Кане отмечал, что положительное отношение Франции к сепаратистам в Мали «имело геополитические причины», поскольку Париж рассматривал сепаратистов «как группу, способную защитить экономические интересы Франции в регионе от боевиков, связанных с "Аль-Каидой" (запрещена в РФ – прим. ред.), и любых будущих попыток центрального правительства взять под полный контроль природные ресурсы страны». В итоге, Париж закрыл глаза на постепенный распад Мали.

Революция патриотов

В августе 2020-го патриотические военные в Мали, не желавшие мириться с таким положением дел, свергли профранцузского президента Ибрагима Бубакара Кейту, протесты против которого к тому моменту бушевали по всей стране. В мае 2021-го военные вновь свергли временного президента страны Ба Ндау и премьера Моктара Уана и взяли власть в свои руки. Полковник Ассими Гоита стал лидером нового режима.

В 2021 году, почти сразу после второго выступления военных, Франция заявила о сокращении своего присутствия в Мали. Речь шла о переформатировании присутствия: Париж оставлял часть военных баз и передавал контроль оперативной группировке ЕС «Такуба», а также миротворцам ООН. Однако власти Мали, которых просто поставили перед фактом, сочли это пренебрежением договоренностями, которые заключались с Парижем, когда французы входили в страну. В Бамако стали искать новых партнеров. Выбор пал на Россию. Русские к тому времени в Сирии и ЦАР доказали, что могут эффективно бороться с террористами и повстанцами, в том числе на африканском континенте.

В итоге, военные Мали зачастили с визитами в Россию, премьер-министр Мали Шогель Кокалла Маига в интервью РИА Новости обвинил Францию в поддержке терроризма в регионе, а  Париж начал наращивать санкционное давление как на Бамако, так и на возможных партнеров непокорного режима в России. Как результат, в декабре 2021-го Евросоюз с подачи Франции ввел санкции против юридически несуществующей «ЧВК Вагнера», что позволяет применять их против любых граждан России. За этими санкциями и последовали ограничительные меры ЭКОВАС в отношении Мали.

Тем не менее, сами санкции вряд ли заставят Бамако отказаться от сотрудничества с Москвой. Так, Минобороны России еще с осени прошлого года оказывает Мали военно-техническую помощь. Российские военные специалисты, согласно данным СМИ, действуют в Мали с начала 2022 года.

Геополитические ставки в Мали

Для России Мали – перспективный союзник в африканском регионе, дающий возможность продемонстрировать российские амбиции в области экспорта безопасности. Природные ресурсы Мали также могут быть интересны. При этом Москва всегда демонстрировала уважение к суверенитету принимающих стран и отказ от неоколониалистского отношения к местным жителям, свойственного западным странам. Россияне, если до этого дойдет дело, будут более справедливыми партнерами Мали в сфере экономического развития. Однако, пока об этом речь не идет, интересы обеих стран пересекаются прежде всего в сфере безопасности.

Кроме того, укрепляясь в Западной Африке – зоне традиционных интересов Парижа, Россия получает рычаг давления на эту крупную европейскую страну, в том числе по делам, касающимся европейского континента и традиционной зоны геополитических интересов России на постсоветском пространстве.

В Мали как элиты, так и народ, что заметно по пророссийским демонстрациям, которые идут с прошлого года, видят в России партнера, который может укрепить суверенитет страны. Прежде всего это касается отношения Бамако с бывшим колониальным хозяином – Парижем. Укрепление армии, восстановление единства страны, возможность бросить вызов Парижу – цели Бамако. Мали в ответ на санкции уже направила во Францию извещение о пересмотре двусторонних соглашений в области безопасности. Это знак того, что Мали не собирается идти на попятную.

Соседи Мали также могут извлечь выгоды из разрыва связей Бамако и Парижа. В условиях введенной ЭКОВАС блокады особое значение приобретают пограничные с Мали страны, не входящие в этот французский блок. Это Мавритания и Алжир. Алжир, у которого в военно-технической сфере ключевым союзником является Россия, а в сфере экономики – Китай и Турция сейчас переживает период охлаждения отношений с Францией. Таким образом, Алжир становится ключевой страной для связей с Мали. Французские эксперты ранее с тревогой писали о складывании в Сахеле антифранцузского треугольника Москва‑Бамако-Алжир. Сейчас такой треугольник может стать реальностью.

Для Парижа потеря Мали – болезненное поражение, свидетельство неустойчивости французского контроля над Западной Африкой и неэффективности присутствия Парижа как фактора безопасности. По словам Франсуа Миттерана, «без Африки у Франции не будет истории в XXI веке». Жак Ширак утверждал, что «без Африки Франция скатится на уровень стран третьего мира». Поражение в Африке, отказ от неоколониальной стратегии может стать катализатором изменений в Европе, где перед Парижем встанет вопрос переоценки своей геополитической идентичности как прежде всего «европейской» державы. Самое время французам заняться укреплением своей европейской идентичности (включая освобождение из-под контроля НАТО и США), а африканцам – укреплением идентичности африканской.

Панафриканская солидарность

Мали становится символом сопротивления африканцев неоколониальному диктату Запада. Санкции только подкрепляют подобные отношения. Панафриканистские движения в итоге становятся союзниками Бамако. Именно они проводят массовые акции в поддержку Мали. Так, Бамако после санкций ЭКОВАС получает поддержку всех прогрессивных сил континента.

Как заявляет один из лидеров современных панафриканистов Кеми Себа: «Сегодня малийский народ задал тон, продемонстрировав свою поддержку действующим властям и бросив вызов ЭКОВАС, Западу и особенно Франции. Это только начало».

Вслед за ЦАР и Мали и другие африканские страны могут отказаться от французского покровительства. Россия в таком случае сможет выступить полюсом притяжения для сил, недовольных старым, неоколониальным порядком в Африке. Те же страны, которые присоединятся к этому полюсу раньше, окажутся политическими лидерами процесса континентального масштаба. Показательно, что Гвинея, где в октябре полковник Мамади Думбуя сверг президента Альфу Конде, отказалась от участия в санкциях против Мали. В прошлом году с новым лидером страны встретился Кеми Себа, а панафриканисты выразили ему поддержку.

«Воздушные, сухопутные и морские границы Гвинейской Республики остаются открытыми для всех братских стран в соответствии с ее панафриканистским видением», – заявила Амината Диалло, пресс-секретарь правящего в Гвинее Национального комитета примирения и развития (CNRD).

Накануне лидер Гвинеи Мамади Думбуя встретился с делегацией из Мали.

«Я рад сообщить, что два нынешних президента (полковник Ассими Гоита и полковник Мамади Думбуя) поддерживают привилегированные отношения, и мне посчастливилось быть принятым вместе с послом Мали президентом переходного периода. Сегодня он сделал очень сильный шаг, поскольку, громко и четко заявив, что Гвинея не будет закрывать свои границы с Мали, он еще раз укрепил вековые связи между двумя народами. Я также должен напомнить вам, что в настоящее время в Конакри находится сильная делегация в рамках укрепления связей сотрудничества между двумя странами», – заявил один из малийских дипломатов.

Молодые, энергичные военные Мали и Гвинеи могут превратиться в пример для подражания для их коллег в других странах. Африканское общество устало от профранцузских геронтократий и стремится к революционному смещению коррумпированных элит. Ротация элит, когда, по В. Парето, на смену старым «лисам» придут молодые «львы», выступающие к тому же с позиций защиты суверенитета перед лицом бывшей метрополии, может серьезно изменить Африку.