Ковидократия

30.12.2021

Второй год прошел под знаком коронавируса и борьбы (симуляцией борьбы) с ним. Появление новых штаммов и повышенный ажиотаж к мерам безопасности привели к появлению нового феномена, который можно назвать ковидократией. Хотя приставку -кратия привыкли воспринимать как реализацию определенной формы власти или ее проявления, индоевропейское слово "кратос" означает не просто силу или мощь (физическую, духовную), а превосходство в битве, либо собрании. Этимологически по смыслу оно близко к терминам "жестокий" и "суровый", что отсылает и к воинской традиции. Но Эмиль Бенвенист замечает, что значение кратос как превосходства и действенной силы может иметь самое широкое распространение, которого нет у царей или простых воинов. Это осуществление власти над людьми, над странами, над мертвыми и над богами, иначе говоря, над всеми.

Действительно, ковид правит странами, континентами, живыми и мертвыми. Но и меры борьбы с ним все больше носят глобальный и военный характер - карантины, напоминающие меры чрезвычайного положения, применение вооруженных сил (от работы военных медиков и лабораторий до использования армии в качестве помощи гражданским), специальные пропуска и коды, а также подготовка к более угрожающим сценариям эпидемии.

Джорджо Агамбен, по-видимому, остался доволен подтверждением своей гипотезы о биополитическом порядке Европы, который выражается в концентрационных лагерях, но явно недоволен, что все развивалось по такому сценарию, хотя могли быть и альтернативы.

Интересно, что омикрон дословно означает «малое „о“», ὄ μικρόν в отличие от омеги, то есть «большого „о“» ὦ μέγα, символизирующего конец, крайний предел. Омикрон - это малый конец. Сулит ли распространение нового штамма (малый) конец эпидемии или это символ какого-то другого конца?

Для традиционалистов и христианских фундаменталистов очевидно, что в рамках эсхатона омикрон может предзнаменовать Второе пришествие. И тогда очередь за другими знаками, которые указаны в Апокалипсисе.
А что если этот малый конец означает завершение глобальной неолиберальной диктатуры, которая рушится вместе с американской гегемонией? По крайней мере, с рациональной точки зрения это можно обосновать, сделав отсылки к экономическим показателям, потере роли и статуса США, а также многим другим параллельным и необратимым процессам в мировой политике.

Впрочем, кто придумал назвать новый штамм омикроном? Все это делалось по чьей-то человеческой воле. Не в нашей ли воле заложена возможность приведения к пределу и неолиберальной глобализации, и ковидополитики?