Конец североатлантического периода глобализации

30.09.2020
В подлинной империи только лишь верховная власть является общей, в то время, как управительные власти могут быть, в той или иной мере, поместными и даже автономными.

Современные тенденции геополитичеких перемен

Немецкое информационное агентство Deutsche Wirtschafts Nachrichten в ряде комментариев касается геополитического положения в мире и в России в последнее время. Территория России в пятьдесят раз больше территории Германии, пишет один из комментаристов. Это обстоятельство оказывает решительное влияние на геополитику России. Интересно, что известный сербский кинорежиссёр и большой русофил Эмир Кустурица недавно высказал схожее мнение: границы России имеют 60.000 километров протяжения, что накладывает на неё большие трудности и обязательства.

Кроме того, пишет комментатор этого немецкого агентства, русские любят свою страну. Даже инородные принцессы, как Екатерина Великая, которая родилась немецкой принцессой, больше любила Россию, чем Германию, что нужно иметь ввиду, пишет этот комментатор. Россия не в состоянии играть геополитическую роль во всем мире, но она может быть положительным и стабилизирующим фактором на Ближнем и на Дальнем Востоке. Другие комментаторы считат, что Западная Европа [Европейский Союз) и Россия могли бы гораздо больше сотрудничать политически и экономически, но этому мешает заокеанское влияние. Россия вместе с Европейским Союзом даже могла бы стать геополитическим и экономическим противовесом увеличиващейся роли Китая в мире.

Вообще, в мире сегодня, пока что постепенно и не всегда заметно, происходят глубокие процессы, ведущие к большим историческим переменам. Европейский Союз чувствует, особенно после выхода из него Англии, что США больше не считаются с жизненными интересами всей Западной Европы и всячески препятствует её сближению с Россией. Примером являются принудительные санкции против России, как, например, санкции против прокладки Северного Потока, во вред интересам Германии и других стран Западной Европы. Один важный лидер немецкого парламента, даже потребовал от немецкого правительства ввести ответные санкции против США, из-за их санкций против Северного Потока. Аналогичную позицию занимают также многие представители промышленных секторов Германии. Также и отвод части войск США из Германии имеет свое символическое значение, особенно если часть этих отведенных войск будет перемещена в другие страны.

Новый назначенный посол США в Германии, в свою очередь, заявил, что немецкое правительство Меркель тратит больше средств для помощи мусульманским беженцам в Германии, чем на свою собственную оборону. Эти мусульманские беженцы прибывают в Западную Европу не для ассимиляции, а для превращения со временем Западной Европы в мусульманскую страну, сказал он. На лицо очевидное расхождение США с Европейским Союзом, одновременно с расхождением США также и с Китаем.

Один комментатор даже говорит, что происходит энергичное «технологическое отчуждение США от Китая», имея ввиду оглашенное запрещение некоторых китайских средств связи в США. Одновременно Deutsche WirtschaftsNachrichten комментируют увеличивающееся финансовое сотрудничество между Китаем и Россией.

Даже высказываются мнения, что США возвращаются к Доктрине Монро, т. е. к своей прежней политике невмешательства (относительного) по отношению к не американским процессам. Это, конечно, не так, но само упоминание такой возможности подтверждает, что мы уже находимся в процессе ликвидации североатлантичекого экуменизма.

Североатлантический глобальный экуменизм

Колыбелью претендуемого североатлантического экуменизма можно считать «Атлантичекую Хартию», подписанную 14 августв 1941 года президентом США Теодором Рузвельтом и премьер-министром Англии Уинстоном Черчиллем, на борту военного корабля США «Аугуста», «во время его навигации в Атлантическом океане», как тогда было сказано. Эта хартия была выработана во время «Атлантической конференции» между Рузвельтом и Черчиллем, состоявшейся от 9 до 12 августа 1941 года на военно-морской базе Арджентия в Ньюфундленде.

Тогда, через два года после начала Второй Мировой войны, две главные страны североатлантичекого мира (североатлантической цивилизации), уже воюющая Великобритания и еще не воюющие США, провозгласили восемь новых принципов нового мирового порядка, каковой должен наступить по окончании этой войны. К этой прокламации, названной «Атлантической хартией», Великобритании и США вскоре присоединился СССР и ряд других правительств, тогда в эмиграции, в Лондоне. Таким образом, возник глобальный альянс всех идеологий мира, за исключением национал- социализма и фашизма. Под эгидой «братской ассоциации англоговорящих народов мира», как сказал Уинстон Черчилль.

Этот новый альянс претендует быть глобальным не только экономически, как гласит пятый принцип Атлантической декларации, но также и политически. Так, был провозглашен альянс «трёх великих демократий» (США, Великобритании и СССР), но также и создание, сразу же после войны, «Организации Объединённых Наций», состоящей из демократических государств, хотя бы только по имени. Испанский философ Ортега-и-Гассет писал, что утверждение равнозначности этих «трёх великих демократий» вымывает конкретный смысл из понятия «демократия» - остается одно пустое слово.

Так возник после войны новый глобальный мир, формально состоящий только из «демократий», самых разных оттенков.Тогда избранный, впервые в истории из граждан США, новый Вселенский Константинопольский Патриарх Афинагор заявил, что в мире наступил второй «экуменический» период после первого, возникшего двадцать четыре века до этого, благодаря завоеваниям Александра Македонского.

Однако, этот новый экуменический глобальный мир вскоре разделился на две половины, когда Уинстон Черчилль, один из авторов Атлантической Хартии, заявил в Фультоне, в США, 5 марта 1946 года, что «от Штеттина на Балтике до Триеста, на Адриатике, через весь континент, был опущен железный занавес».

Через три года после этого было основано «НАТО» (North Atlantic Treaty Organization), как военно-политический орган одной из возникших половин глобального мира, но с претензией на весь мир. Ограничение «северным» атлантическим океаном было затем преодолено включением Турции, с этим океаном не соприкасающейся. Война с Аргентиной за Мальвинские острова тоже велась от имени не Британской Империи, а от имени cевероатлантического пакта, хотя Мальвины находятся в Южном Атлантическом Океане. Военные действия НАТО в Афганистане тоже провозглашали вселенскую глобальность этой организации. С отколом Красного Китая от советского блока, а затем с коллапсом СССР, этот глобальный мир стал временно похожим на действительно вселенский, экуменический мир.

Первая глобальная экуменическая цивилизация

В результате «отвоеваний и завоеваний» Александра Великого в 336-323 годах до Р. X. тогда была создана первая многонациональная империя и одновременно установлен культурный и религиозный плюрализм в её рамках, но без политической гегемонии.

Это был плюрализм религий, культур и мировоззрений, сосуществующих без непримиримостей ни гегемоний, в рамках одной общей глобальной цивилизации.

Сам Александр Великий не только вознёс жертвоприношения богам Вавилона и Египта, но также и Богу Израиля, совместно с первосвященником в Иерусалиме. Так была тогда провозглашена на высшем мировом политическом уровне мировоззренческая и религиозная терпимость, без дискриминаций ни гегемоний. Немецкий эллинист Вернер Йегер (Werner Jaeger) считает, что такой симбиоз греческой рациональной культуры с ближневосточными религиозными цивилизациями стал возможным благодаря предварительному мировоззренческому синтезу Платона. Вернер Йегер отмечает утверждение Платона, что «Бог не только Законодатель, но также и Педагог вселенной».

Подтверждением такой эллинистической рационально-религиозной шкалы ценностей, через шесть с половиной веков, стал Миланский эдикт Святого Константина Великого: «Мы постановили, руководясь здравым и правильнейшим рассуждением, принять такое решение, чтобы вообще никого не лишать свободы... следовать той религии, которую каждый сам считает наилучшею для себя, дабы верховное Божество, почитаемое нами по свободному убеждению, могло проявлять во всём обычную милость и благоволение к нам.»

Эта подлинная империя стала новым видом государства. (Подлинная, ибо термин «империя» происходит от латинского слова «империум», то есть «верховная власть». В подлинной империи только лишь верховная власть является общей, в то время, как управительные власти могут быть, в той или иной мере, поместными и даже автономными.) Она продолжала существовать некоторое время и после смерти Александра Великого. Затем, империя Александра Великого разделилась на три большие эллинистические государства: Египет под династией Птоломеев; Передняя Азия под династией Селевкидов, с двумя столицами: Антиохией в Сирии и Селевкидией в Ираке, на берегу Тигра; и Македония, под династией Антигонов. Три века спустя после своего создания, этот эллинистический мир еще больше расширился его включением в Римское государство, которое одновременно сильно эллинизировалось. В результате, образовалась вторая подлинная империя, являющаяся политической оболочкой греко-римской многокультурной и многонациональной цивилизации.

Таким образом, возник новый вид большого государства, чью основную идею можно резюмировать, как попытку синтеза между маленьким греко-италийским полисом и большими территориальными государствами Востока. В примечании № 50 испанского философа Юлиана Мариаса к его переводу на испанский язык «Политики» Аристотеля подчеркивается, что «вся политическая проблема Древнего Мира заключалась в переходе от государственной формы полиса к другой форме, не сводящейся к городу, при сохранении действительных политических форм, сиречъ конституции, а не только к расплывчатой социальной действительности, называемой греками этносом». Калабрийский ученый Доменико Минутто переводит гречекое назване конституции «полития» как «манеру бытия и жизни».

Все имперские территории тогда покрылись сетью полисов или, по-римски, муниципалитетов. Эта характеристика политических структур, основывающихся на такой глобальной «муниципальной сети», продолжает с тех пор быть частично актуальной и до наших дней. Именно она принесла, в той или иной мере, бытовое освобождение всем народам, что и стало первым прямым поводом для возвеличения Александра Македонского, как всеобщего освободителя. Эхо этой чрезвычайной популярности дошло и до наших дней.

Культурная и религиозная толерантность и свобода в тогдашнем глобальном мире дополнялись созданием колоссальных экономических пространств, состоящих из местных и региональных рынков (в полисах, эти рынки физически совпадали с их политическими форумами-агорами, как и в случае веча в нашем Великом Новгороде), каковые автономно включались в один общий глобальный рынок.

Однако наибольший успех этой эллинистической модели многонациональной глобализации произошёл в области культуры. Стали процветать науки, искусства и техника, которые всегда первыми достигали подлинной глобализации. Была устанавлена многополюсность культурных центров: Александрия, Антиохия, Пергам и т. д. Греческий язык, на своем александрийском этапе, немного отошедший от классической аттическо- афинской модели, частично под влиянием спартанских диалектизмов (ввиду сильного присутствия спартанских поселенцев в Александрии) стал общим (koine) языком этой первой глобальной многонационалной цивилизации. Арнольд Тойнби утверждает:

«Вселенская община стала на место местной общины. Успехи эллинизма безмерны и многочисленны. До сих пор они не были превзойдены никакой другой цивилизацией. В период своего наибольшего распространения, эта культура на Западе дошла до Британии и Марокко (в латинском облачении), и на Востоке до Японии (в буддийском облачении)».

Эта первая вселенская цивилизация, каковая продолжает быть до сих пор моделью мультиполярной и полифонической глобализации, называется эллинистическойцивилизацией, ввиду того, что греческая культура явилась её катализатором. Её характер является действительно универсальным, и её многочисленные достижения заключают в себе основные принципы, применимые в любом месте и в любом времени.

Однако, нельзя терять из виду тот факт, что мы имеем дело не с геометрическими схемами власти, но с ядром идей, верований, принципов и концепций, специфически терпимых по отношению к другим верованиям, а посему и способных достичь гармонического сожительства, без нетерпимости. В политической области тогда было достигнуто своего рода оплодотворение больших государственных территориальных организаций центральной идеей греческого полиса, в том смысле, что политика касается всех, а не только тех, кто обладает высшей властью, и что сама власть как таковая в принципе возникает соборне, из среды самого населения («агора» происходит от глагола «собирать»). Именно поэтому эти колоссальные территории покрылись практически самоуправляющейся сетью муниципальных «властей на местах».

Вторая, современная, «глобализация»

Само слово «глобализация» происходит от слова «глобус», т. е. земной шар. Оно по смыслу связано со словами «планетарный», «всемирный», «вселенский» («вся населённая земля»), «экуменический» (вселенский по-гречечски это слово применяется главным образом к религиозным структурам).

Очевидно, что требование пятого принципа «Атлантичекой хартии», а именно «глобальное экономическое сотрудничество... желание осуществить полное сотрудничество между всеми странами в экономической области с целью обеспечения для всех более высокого уровня жизни» сегодня постоянно, систематически и категорически нарушается. Этот принцип сегодня даже можно было бы заменить принципом гласящим «глобальная система экономических многосторонних санкций».

Да и остальные принципы «Атлантичекой хартии» тоже систаматичеки и постоянно нарушаются, в первую очередь самими её авторами. Второй принцип Атлантической Хартии гласит: «Отказ... поддержать территориальные изменения, которые не находятся в «согласии со свободно выраженным желанием заинтересованных народов». Анализ злостных нарушений этого второго принципа «Атлантичекой хартии» позволяет установить их основную причину, ибо эти нарушения почти исключительно направлены против православных народов, в данном случае в первую очередь против сербов и русских. Хотя, сто лет тому назад, они уже были применены и против греков, когда их насильно изгнали из греческой Малой Азии, где они жили почти три тысячелетия, и когда им не вернули их Константинополь, чтобы не возвратился Крест над Святой Софией.

Особенно характерны в этом отношении систематические повторные нарушения человеческих прав православных сербов. Автор настоящей статьи лично хорошо знаком с этими нарушениями в Далмации, ибо он учился в 1934 и 1935 годах в первых двух классах в Начальной Школе в сербской православной Крайне, в Далмации, в Деревне Радучичь, около 10 километров на запад от Книна, столицы Сербской Краины в Далмации. Моя покойная сестра Елена родилась в Рудучиче и была крещена в местной сербской церкви. Мой отец был директором школы а Радучиче и почётным гражданином города Книна, хотя он всю жизнь сохранял свое русское гражданство.

Когда я в 1990 году впервые вернулся на две недели в Югославию, меня отговорили ехать в Радучичь, ибо во время Второй Мировой войны хорватские нацисты вырезали очень многих сербов и возможно также и моих одноклассников, в том числе и моего товарища по парте Десу Дубаича. Я эту поездку тогда отложил. Однако, затем, уже после насильного расчленения Югославии, меня снова отговорили туда ехать, ибо там православных сербов больше нет. Новая «демократическая» хорватская армия их выгнала из Далмации. В начале августа сего года исполнилось 25 лет этой операции этнической чистки, под названием «олуя» [сильный ветер, по-сербски), когда из Краины было изгнанно около 250.000 православных сербов и при этом было убито несколько тысячь человек, включая детей.

Атлантическая хартия к сербам нигде не применялась, хотя все они были антифашистами и в большинстве своем и англофилами (тогда). Дело в том, что сербы - православный народ. Их столицу Белград бомбили в Вербную Субботу в 1941 году немцы, а на Православную Пасху 1944 года союзники сербов - авторы Атлантической Хартии, а на Пасху 2000 года - НАТО, т. е коалиция бывших врагов и бывших союзников.

До Радуича мой отец был директором Школы в Сеонице, в Боснии, с мусулульманским большинством. Там скончалась моя двухлетняя сестричка Ольга в 1931 году и была тогда похоронена на сербском православном местном кладбище. Теперь мне приезжие сербы говорят, что сербское меньшинство там больше не существует, как и православное кладбище, на месте которого устроен маленький парк.

Новый многонациональный глобальный мир

Очевидно, что сегодня «североатлантический» экуменизм, под эгидой «ассоциации англоговорящих народов» кончается. Сама Англия уходит из Западной Европы, США выводят свои войски из Германии и заостряют вой конфликт с Китаем, и снова начинают систематически выступать против России во всех направлениях. Однако, новая историческая действительность наступает неумолимо, ибо реальные процессы сильно зависят от реальных интересов ведущих народов мира.

Первый глобальный мир объединял народы вокруг бассейна Средиземного Моря. Второй глобальный мир имел своим центром Атлантичекий океан. Решительным историческим шагом к его возникновению было включение Америки в западноевропейскую цивилизацию, в её обоих вариантах: римо-католическом и протестантском.

Однако этот исторический шаг Запада на Дальный Запад нуждался в соответствующем противоположном шаге на Восток, чтобы соединить весь мир в одной единственной глобальной вселенной, в рамках третьего глобального мира

Этот великий шаг на Восток сделала возможным Русская Империя после Петра Великого. Действительно, основание Санкт-Петербурга не было только шагом России на Запад, как это может казаться на первый взгляд, ибо Россия духовно никогда не удалялась полностью от Христианского Запада, несмотря на его заблуждения и ереси. Россия всегда помнила, как сказал Достоевский, что все камни в Западной Европе для нас являются священными. Основание Санкт-Петербурга и открытие окна между Россией и Западной Европой Петром Великим на самом деле явилось также историческим шагом Западной Европы на Восток, ибо через окно можно проходить в обоих направлениях.

Через двести лет после Петра, его преемник, государь император Николай II, завершил эту акцию, соединив Санкт-Петербург и бассейн Балтийского моря с бассейном Тихого океана великой Транссибирской железной дорогой, построение которой было начато еще при царе Александре III. В то время, как США соединяли железной дорогой свое Атлантическое побережье на востоке со своим Тихоокеанским побережьем на западе, Россия соединяла свое западное Атлантическое побережье со своим восточным побережьем на Тихом океане. Эти два трансконтинентальные соединения и являются геополитическим хребтом нового глобального мира. Одновременно, при царе Николае II также было обращено особенное внимание на исследование Арктики и возможностей установления Северного морского пути, тоже завещанного Петром Великим. Как известно, в этом исследовании особенно отличился будущий Верховный Правитель России адмирал А. В. Колчак. Сегодня Россия уже начала продавать Китаю газ из русской Арктики.

Таким образом, Санкт-Петербургская Россия сто с лишним лет тому назад провиденциально соединила Западную Европу с Японией и Кореей, сегодня являющимися важнейшими экономическими полюсами многополюсного глобального мира. Таким образом, мудрая и дальнозоркая государственная политика русских царей Александра III и Николая II существенно дополнила первоначальный геополитический проект России: Россия, бывшая во времена своего Новгородско-Киевского периода «великим водным путем из варяг в греки», стала в Санкт-Петербургский период также и великим двойным путем [морским и трансконтинентальным) из Западной Европы на Дальний Восток.

Очевидно, что для осуществления такой задачи Россия не должна превращаться ни в часть Западной Европы, ни становиться второй Японией. Однако, Россия может войти в тесный союз с Западной Европой, с Японией и с Кореей, симметрично подобным союзам США с ними. А также и с Китаем, на другом конце Транссибирской железной дороги. Наступает новый период всемирной глобализации, без монополий ни гегемоний