Казахстан на грани гражданской войны: Каков путь отступления

14.01.2022
Интервью для издания Radical Outlook

1. Прежде всего, для меня честь принять вас на интервью по этому горячему вопросу. Эндрю, можете нам кратко описать, что происходит в Казахстане в данный момент? Где вспыхнули недовольства в первую очередь?

Спасибо за предоставленную возможность поделиться моими мыслями по этому важному вопросу с вашей аудиторией, я ценю это. Вкратце, заранее запланированная Казахским правительством отмена топливных субсидий была использована в качестве спускового крючка для запуска давно запланированной «цветной революции». Государство немедленно уступило требованиям протестующих, восстановив контроль над ценами и даже распространив его на другие социальные товары и коммунальные услуги. На этом все должно было завершиться, но движение мгновенно преобразовалось из гибридной войны в нетрадиционную войну, за которой последовали беспрецедентные вспышки терроризма по всей стране.

Ситуация с безопасностью ухудшалась так стремительно и до таких масштабов, что Казахстан вынужденно обратился к ОДКБ с просьбой направить ограниченную миротворческую миссию для помощи в восстановлении правопорядка в стране. Эта операция под руководством России обеспечит безопасность стратегических объектов по всей стране и поддержит власти страны, но заниматься разгоном протестов они не будут. Положение с тех пор улучшилось, но в некоторых отношениях ситуация остается накаленной. В отдельных районах все еще ведутся антитеррористические бои, но стратегическая динамика сменилась в пользу поддержки государства. Правительству предстоит расследование случившегося, чтобы выявить заговорщиков и привлечь их к ответственности.

2. Стратегически и геополитически Казахстан – одна из важных стран Центрально-Азиатского региона, что является квинтэссенцией как для Евразийской, так и для Российской безопасности. Однако текущая обстановка в республике свидетельствует о гражданской нестабильности. На ваш взгляд, как оценивает Россия нынешнее положение в Казахстане?

Россия, как и все члены ШОС, выступает против терроризма, сепаратизма и экстремизма, тем самым становится на сторону пострадавшего от гибридной войны правительства Казахстана. Москва обеспокоена тем, что неконтролируемые вспышки терроризма могут повлиять на ее национальную безопасность, из-за массового потока беженцев и распространения террористов через ее границы. Принципиально важно как можно раньше восстановить там стабильность, укрепить антитеррористическую оборону государства, тем самым исключить возможность повторения подобной картины ни там, ни где-либо еще в регионе.

3. Исходя из имеющихся данных, акция протеста 2 января вспыхнула из-за решения правительства повысить цены на газ. На ваш взгляд, какие еще скрытые мотивы стоят за политическим хаосом в стране?

Все гибридные войны, относящиеся в данном контексте к поэтапному переходу «цветных революций» в нетрадиционные войны, направлены на принуждение правительства-мишени к ряду односторонних уступок. Первоначальная «цветная революция», направленная против реформ, достигла своей цели, после чего она переросла в движимую терроризмом нетрадиционную войну, направленную на достижение гораздо более важной цели – смены режима. Это не удалось претворить в жизнь после решительного вмешательства ОДКБ по просьбе международно признанного правительства Казахстана. Следующий этап этого конфликта, вероятно, будет информационный, поскольку антагонисты стремятся дискредитировать это вмешательство и правительство принимающей страны.

4. Одно из главных требований протестующих – отстранение экс-президента Нурсултана Назарбаева от общественной жизни. Считаете ли вы, что внутри Казахстана есть раскол среди политических элит страны?

Некоторое время ходили слухи о межклановом соперничестве, и некоторые предполагали, что оно сыграло роль в последних беспорядках. В этом нет ничего удивительного, поскольку гибридные войны используют ранее существовавшие конфликты идентичности, в данном случае, связанные с кланами, для достижения своих целей. Однако неясно, в какой степени это повлияло на гибридные террористические войны против Казахстана. Безусловно, некоторые представители элиты поддержали это беспрецедентное насилие, как и некоторые сотрудники силовых структур, которые, как сообщается, перешли на другую сторону во время конфликта. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы установить роль кланового соперничества в этом.

Однако если говорить в целом, «поэтапная передача руководства» от Назарбаева к Токаеву привела к преемственности в политике, что опровергло существовавшие в то время утверждения о том, что соперничество между кланами может оказаться неуправляемым. Тем не менее, это также не означает, что с тех пор они не могли ухудшиться, в том числе за счет внешнего вмешательства, направленного на расширение спекулятивных разногласий между элитой и кланами, которые они представляют. На первый взгляд, однако, преемственность политики между администрациями предполагает, что эти подразделения в значительной степени оставались управляемыми. Это объясняется тем, что ее элиты осознают, что лучше продвигать непреходящие национальные интересы страны, чем позволять разногласиям саботировать их.

5. С момента начала демонстраций в Алма-Ате 2 января американские представители делают противоречивые заявления, называя положение международным вопросом, даже когда члены ОДКБ направили войска в Казахстан для контроля обстановки. Большинство из них требовали обсуждения этого вопроса в СБ ООН и говорили, что ОДКБ не обладает должной юрисдикцией. Как вы видите эти замечания? Вы думаете, что Америка пытается разрушить Российский «задний двор»?

У США есть свои корыстные интересы в дискредитации всего, что Россия делает из соображений «мягкой силы». Нереально ожидать, что эта страна отреагирует иначе, чем сейчас. Ставка под сомнение ограниченной миротворческой миссии ОДКБ под руководством России призвана повысить доверие к их заявлениям об информационной войне, что Росссия является «империалистической» державой. Тем не менее, политически провокационные комментарии американских чиновников не должны каким-либо образом повлиять на ситуацию. Это лишь пропаганда, поскольку у США нет возможности повлиять на действия России в данном случае.

6. Казахстан является важной страной, если говорить о Евразийской безопасности. Что будет в случае начала гражданской войны в стране? Отразится ли это на близлежащих странах, таких как Таджикистан, Кыргызстан и Туркменистан?

Маловероятно, что в Казахстане развернется настоящая гражданская война. Произошедшее совсем недавно было не конфликтом между законными политическими заинтересованными сторонами, а гибридной террористической войной между террористическими силами и государством. Более того, ситуация в значительной степени стабилизировалась после начала ограниченной миротворческой миссии ОДКБ, контролируемой Россией, поэтому шансы на то, что вновь произойдет крупномасштабная жестокость, крайне малы. Конфликт был локализован и, к счастью, не перекинулся на соседние страны. Это могло бы дестабилизировать весь Центрально-Азиатский регион, а значит, и Россию, следовательно, и всю Евразию.

7. С 2010 года многие Американские политические комментаторы размышляли и рассуждали о «Центральноазиатской Весне» так же, как мы наблюдали это на Ближнем Востоке после 2011. Считаете ли вы, что текущая ситуация в Казахстане может проложить путь новой волне нестабильности в этом регионе?

Необязательно, однако это всегда остается стратегической угрозой в связи с ситуацией в регионе. На самом деле, в 2010 году была попытка катализировать то, что в прошлом можно растолковать как прото-«Арабскую Весну». Я детально рассказал об этом в своем анализе для журнала Oriental Review за апрель 2016 года. Вкратце, последствия «цветной революции» в Кыргызстане отразились на региональной безопасности, так как в то же время она угрожала распространиться на Узбекистан, дабы разжечь еще больший конфликт. К счастью, конфликт удалось сдержать, но в течение нескольких недель регион был на острие ножа. Если бы ситуация ухудшилась, то это была бы полная катастрофа.

8. Текущая обстановка в Казахстане это не просто геополитическая угроза для России, но и для Евразийских заинтересованных сторон, таких как Китай и Турция. По вашему мнению, какую роль могут сыграть Китай и Турция относительно стабильности страны?

Китай и Турция заинтересованы в стабильности Казахстана, поскольку эта страна является частью проходящего через Центральную Азию «Транскаспийского МТМ», связывающего экономики этих двух и пролегающих на маршруте стран, но они не играют такой весомой роли для стабилизации Казахстана. Возглавляемая Россией миротворческая миссия ОДКБ более чем достаточна, чтобы закрыть потребности в безопасности страны. Впрочем, Китай и Турция могут сделать приоритетные инвестиции в восстановление Алма-Аты и других казахстанских городов, пострадавших от гибридной войны. Это был бы прагматичный ход в стремлении стабилизировать там социально-экономическую ситуацию впоследствии.

9. Последний, но не менее важный вопрос: каким вы, как Евразийский эксперт, видите будущее Евразийского устройства, если Центральноазиатский регион останется в состоянии затяжного национального кризиса и нестабильности?

Как было сказано ранее, дестабилизация Центральной Азии оставит далеко идущие негативные последствия для общей стабильности «суперконтинента». Обратное заключается в том, что его устойчивая стабилизация значительно укрепила бы евразийскую стабильность. Поэтому для России, Китая, Пакистана, Ирана и Турции крайне важно обеспечить, чтобы в Центральной Азии больше не было гибридных террористических войн, а если и были – с ними было решительно покончено, как с последней войной в Казахстане в рамках миротворческой миссии ОДКБ.

Перевод Мариам Филиппенко.