К 30-летию развала СССР

21.12.2021
Для нашего будущего важно понять причины распада самой большой страны в мире. Почему сегодня большинство граждан сегодня ностальгируют по тому периоду? Почему мы 30 лет топчемся на одном месте в смысле экономического развития? Кто виноват и можно ли снова пересобрать союз?

Практически вся партийно-хозяйственная элита страны поддержала ГКЧП. Все областные комитеты КПСС и советы народных депутатов высказались в поддержку сохранения СССР и социалистического строя, отправив в Москву телеграммы в поддержку ГКЧП с требованиями положить конец раскачиванию ситуации и развалу страны. У КГБ, руководитель которого был одним из членов ГКЧП, были все возможности и основания арестовать Ельцина. Спецназ КГБ отслеживал все перемещения Ельцина, когда он ехал с загородной дачи в Дом Советов. Но проблема заключалась в том, что у этих людей не было стремления захватить власть. У них не было ни плана действий, ни решимости брать ситуацию под контроль. Они не планировали государственный переворот, стремясь лишь к сохранению советской государственности. Объявив чрезвычайное положение и введя войска в Москву, они полетели к Горбачеву за политическим решением. А у Ельцина был четкий план узурпации власти и каждую минуту промедления со стороны ГКЧП он использовал для усиления своего положения. Я точно знаю, что он и его окружение дрожали от страха, сидя в бункере Дома советов в ожидании штурма. На этот случай был план срочной эвакуации в посольство США, которое располагалось рядом. Причем рядом с ним находились Бурбулис и Гайдар, которые впоследствии возглавили первое независимое правительство России, а действовавшее правительство РСФСР во главе с Силаевым в большинстве своем разбежалось.

Вероятно, ГКЧП предшествовала какая-то политическая провокация со стороны Горбачева. Уехав в отпуск в Крым, он, видимо, дал негласную команду или согласие на «закручивание гаек» в разболтавшемся механизме советской государственности. Что-то вроде «попробуйте навести порядок», дав понять ястребам из своего окружения, что поддержит их решительные действия. До сих пор до конца не понятно, кто же был лидером и вдохновителем ГКЧП. Некоторые из его членов, такие как Стародубцев или Бакланов, были включены в него «за компанию». Стародубцев рассказывал, что ему позвонили накануне и попросили «выступить за крестьян». Никто из членов ГКЧП не проявил  политической воли принять решение о применении силы в отношении Ельцина и его сторонников, которые перехватили инициативу и, собрав несколько тысяч своих сторонников вокруг Дома Советов, по сути, сами начали государственный переворот. Среди военных началось брожение, некоторые из введенных в Москву войсковых командиров начали переходить к Ельцину. Политического решения члены ГКЧП ждали от Горбачева, которого зачем-то до этого закрыли в его резиденции в Крыму. Горбачев же, узнав о том, что в Москве собралась толпа поддерживающих Ельцина активистов, которую без жертв разогнать было невозможно, испугался и обвинил членов ГКЧП в попытке узурпации власти. Ельцин использовал его нерешительность и объявил себя победителем и спасителем нарождавшейся «демократии». Он перехватил лидерство и начал стремительный захват власти.

Американские спецслужбы

Вероятно, ГКЧП предшествовала какая-то политическая провокация со стороны Горбачева. Уехав в отпуск в Крым, он, видимо, дал негласную команду или согласие на «закручивание гаек» в разболтавшемся механизме советской государственности. Что-то вроде «попробуйте навести порядок», дав понять ястребам из своего окружения, что поддержит их решительные действия. До сих пор до конца не понятно, кто же был лидером и вдохновителем ГКЧП. Некоторые из его членов, такие как Стародубцев или Бакланов, были включены в него «за компанию». Стародубцев рассказывал, что ему позвонили накануне и попросили «выступить за крестьян». Никто из членов ГКЧП не проявил  политической воли принять решение о применении силы в отношении Ельцина и его сторонников, которые перехватили инициативу и, собрав несколько тысяч своих сторонников вокруг Дома Советов, по сути, сами начали государственный переворот. Среди военных началось брожение, некоторые из введенных в Москву войсковых командиров начали переходить к Ельцину. Политического решения члены ГКЧП ждали от Горбачева, которого зачем-то до этого закрыли в его резиденции в Крыму. Горбачев же, узнав о том, что в Москве собралась толпа поддерживающих Ельцина активистов, которую без жертв разогнать было невозможно, испугался и обвинил членов ГКЧП в попытке узурпации власти. Ельцин использовал его нерешительность и объявил себя победителем и спасителем нарождавшейся «демократии». Он перехватил лидерство и начал стремительный захват власти.

Проект "Горбачев"

Как теперь выясняется, агенты США, прежде всего, Яковлев и Шеварнадзе последовательно вели Горбачева к катастрофе. Пользуясь его неимоверным тщеславием, они внушали ему простые идеи о демократизации и гласности, создавали ему культ мессии, призванного вывести СССР на столбовую дорогу развития человечества. Бессодержательные лозунги «социализм с человеческим лицом», «больше демократии, больше социализма», «Перестройка» призваны были задурманить его собственное и общественное сознание. Особое впечатление на Горбачева производили его триумфальные поездки в западные страны, где его встречали как величайшего героя современности. Он возомнил себя Пророком, спасающим мир от катастрофы. В несколько приемов он провел кадровую чистку в центральных органах партии, обеспечив большинство своих сторонников. Но как человек малообразованный и безыдейный, он не мог сформулировать внятной стратегии, идя на поводу у своего главного советника и американского агента Яковлева. Его избрание в члены Политбюро Госдеп США праздновал как свою выдающуюся победу.
 

Возможность другого пути

Разумеется, был альтернативный путь реформирования СССР, который блестяще продемонстрирован Коммунистической партией Китая, только что отметившей свое 100-летие. Поначалу советское правительство двинулось по этому пути, расширяя свободу государственных предприятий, создавая вместо министерств концерны, поощряя кооперативы и научно-техническое предпринимательство. Но помешал догматизм мышления партийного руководства. Оно свято придерживалось марксистско-ленинского принципа государственной собственности на средства производства и недопущения эксплуатации труда частным капиталом. Поэтому вместо системного развития рыночных отношений создавались химерические институты, расшатывавшие хозяйственный механизм СССР: выборы директоров госпредприятий, создание кооперативов со свободным ценообразованием на выпускаемую продукцию, укрупнение органов управления народным хозяйством. В результате нарастал хаос: переток денег из безналичного контура денежного обращения в наличный повлек лавинообразное нарастание дефицита потребительских товаров; выборы директоров повлекли необоснованный рост заработных плат, что увеличивало спрос и усугубляло дефицит. Нарастающая разбалансированность повлекла нарушение воспроизводственных процессов и размывание контуров управления народным хозяйством.

Рыночные реформы по образцу «шоковой терапии» обернулись для России и других бывших республик СССР экономической катастрофой. Объем производства сократился вдвое, инвестиции – впятеро, доходы большинства населения опустились ниже уровня бедности. Резко вырос алкоголизм, наркомания, пошла эпидемия социально обусловленных болезней. Общие демографические потери только в России составили около 12 млн. человек. Чудовищное социальное неравенство разделило общество на антагонистические классы. Страна превращена в донора западных стран: вывоз капитала с территории бывшего Союза превысил 2 трлн. долл., утечка умов составила сотни тысяч высококвалифицированных специалистов, миллиарды тонн невоспроизводимых природных ресурсов ушли на переработку за рубеж. Большинство отраслей наукоемкой промышленности прекратили свое существование.

За тридцать постсоветских лет экономическая активность едва достигла советского уровня при деградации структуры экономики, объем инвестиций все еще вдвое меньше. Перспектив дальнейшего развития две: либо продолжение деградации на периферии американо-европейского капитализма, либо опережающее развитие на основе нового технологического и мирохозяйственного уклада по образцу КНР. Во втором случае сохраняется возможность опережающего развития российской экономики с темпом около 10% прироста ВВП в год. Но для этого нужно возродить социалистическую идеологию, подчинить рыночные отношения задачам повышения народного благосостояния, подчинить денежную политику целям роста инвестиций и производства, внедрить прогрессивную систему налогообложения, прекратить утечку капитала, повести деофшоризацию экономики, развернуть систему стратегического планирования на основе государственно-частного партнерства.