Инфляционный кризис в Америке: кто виноват?

28.01.2022
Среди наиболее удивительных аспектов безответственной бюджетной политики президента Байдена – то, как мало внимания было уделено избирательному циклу.

Согласно старой поговорке, «у успеха сто отцов, а неудача – сирота». Это, безусловно, относится к недавнему всплеску инфляции. В то время как администрация Байдена и Федеральная резервная система стремятся полностью приписать себе заслуги в восстановлении производства и занятости после вызванного пандемией экономического спада 2020 года, они продолжают настаивать на том, что нежелательное повторное появление инфляции не имеет никакого отношения к проводимой экономической политике и вызвано факторами, находящимися вне их контроля.

Конечно, администрации и ФРС не повезло в том, что касается инфляции. Продолжающаяся пандемия привела к дефициту рабочей силы на внутреннем рынке и нарушению глобальной цепочки поставок. Между тем, серьезные проблемы у зарубежных производителей электронных чипов нанесли существенный удар по автомобильной промышленности и производству бытовой техники, а переход к «зеленой» энергетике вызвал резкий скачок мировых цен на нефть.

Все эти факторы оказали серьезное влияние на рыночное предложение. Однако ключевой момент, который администрация и ФРС постоянно преуменьшают, заключается в том, что инфляция в основном является результатом превышения совокупного спроса над совокупным предложением. И если говорить о совокупном спросе, то, безусловно, и администрация, и ФРС сделали многое, что привело к ситуации, когда спрос был избыточным по отношению к предложению.

Действительно, если когда-либо бюджетная политика проводилась с минимальным учетом риска экономического перегрева и инфляции, то это именно политика администрации Байдена за последний год. В марте 2021 года, в то время, когда экономика США уже активно восстанавливалась после пандемии, президент Байден провел через Конгресс пакет бюджетных стимулов на сумму 1,9 триллиона долларов.

В дополнение к 3 триллионам долларов, выделенным в 2020 году в рамках двухпартийных мер бюджетного стимулирования, программа Байдена означала, что за последние два года экономика получила совокупное бюджетное стимулирование в размере более 20% ВВП. Поскольку в начале прошлого года разрыв между тем, что экономика могла бы произвести при полной занятости, и тем, что она фактически производила, составлял всего около 3% ВВП, удивительно не то, что мы получили инфляцию, как предупреждал Ларри Саммерс, в результате чрезмерного бюджетного стимулирования. А то, что рост инфляции не произошел быстрее.

За последний год ФРС также забыла об осторожности, когда речь зашла об инфляционных рисках. В то время, когда страна получала крупнейшие в истории бюджетные стимулы мирного времени, ФРС, руководствуясь своими соображениями, предпочла выжать максимум из проводимой денежной политики, поскольку инфляция оказалась не временной.

ФРС не только удерживала процентные ставки на нулевом уровне, что позволило им стать отрицательными в пересчете на инфляцию. Она также продолжала покупать казначейские облигации и ипотечные ценные бумаги США на сумму 120 миллиардов долларов в месяц. Эти покупки привели к дальнейшему увеличению пузырей на рынках акций и жилья США.

В итоге инфляция потребительских цен достигла 7% и не проявляет признаков замедления. Это не оставит ФРС иного выбора, кроме как в ближайшее время сбавить обороты проводимой монетарной политики, чтобы загнать «инфляционного джинна» в бутылку. Это, в свою очередь, чревато тем, что сегодняшние «пузыри» на рынках акций и жилья лопнут, что вполне может привести к жесткому экономическому спаду в конце этого года.

Среди наиболее удивительных аспектов безответственной бюджетной политики президента Байдена – то, как мало внимания было уделено избирательному циклу. Если бы этому циклу было уделено должное внимание, администрация не создала бы условий для экономического бума в 2021 году, за которым последует экономический спад в преддверии промежуточных выборов в Конгресс в ноябре 2022 года.

Источник