Государство теряет народ

22.11.2021
По следам статьи Суркова.

На разрыв между государством и народом, обществом стали обращать внимание сегодня многие. В частности, Сурков в своей недавней статье. Не заметить этого нельзя.
Причина этому только одна – полное отсутствие у государства идеологии и соответственно сведение всех проблем к чисто технологическим решениям. Государство разговаривает с народом путем политтехнологий. Это неминуемо ведет к отчуждению. И это отчуждение только нарастает. Особенно с учетом того, что власть, по-видимому, и не собирается менять свою позицию.
При этом нельзя сказать, чтобы власть была по-настоящему антинародной. Антинародный русофобский элемент в ней явно присутствуют – это либералы, олигархи и либеральный экономический блок правительства. Но ими государство Путина явно не исчерпывается. На самом, деле в стране все еще существует бесплатная медицина (есть и платная, но она не особенно лучше, если не хуже), зарплаты, пенсии и пособия выплачиваются, дома отапливаются, транспорт функционирует, порядок в городах и населенных пунктах соблюдается, со стихийными бедствиями борются. Да, конечно, условия в крупных городах намного отличаются в лучшую сторону. Но и в провинции есть успехи – многое зависит от того, до какой степени коррумпирована и умственно неполноценна (или наоборот) местная власть. Есть примеры того, что при равных условиях можно превратить область в процветающий оазис, а можно в криминальный пустырь.
Но вместо того, чтобы придать этой огромной и часто незаметной деятельности должный масштаб в освещении, представить все как есть, не скрывая проблем и недочетов и воздавая должное героизму военных и врачей, простых тружеников, о которых мы вообще никогда и ничего не слышим (кроме катастроф и преступлений), государство предпочитает отделываться от общества океаном низости и пошлости, которой полны все государственные каналы.
Здесь есть некоторый парадокс. Государство Путина и его система, на самом деле, намного лучше, чем выглядит. Но за это несет ответственность оно само. Вместо того, чтобы возвести социальную стратегию в статус идеологии, выдвинуть тезисы социального государства и социальной справедливости на первый план, безо всяких комплексов и умолчаний провозгласить систему патриотических ориентиров и начать, в конце концов, нравственное воспитание народа, поддерживая в нем лучшие тенденции и старательно и аккуратно маргинализируя худшие, мы видим лишь развлечения и бесцеремонный обрыдший всем пиар, выпячивающий как правило все не то и не так, прославляющий ублюдков и воров, бездарностей и аферистов, а когда это открывается, переходящий к новой партии точно таких же. Конечно, есть и исключения, но и порядочные и честные люди во власти попадают в тот маховик лжи, либо дрейфуют на периферию.
И здесь вопрос не просто в том, что государство не умеет себя подать, доверившись проходимцам-политтехнологам, сформировавшимся еще в 90-е. Дело в непонимании своего народа и самое главное в отсутствие любви и доверия к нему.  И народ это очень тонко чувствует. Он понимает, что ему врут и от него стремятся как можно быстрее отделываться, и врут и ведут себя отчужденно даже тогда, когда делают что-то для него и что-то важное и полезное. Он понимает, что его не любят.
Складывается впечатление, что власть воспринимает народ как обременение, как объект, а не как субъект. И это обижает общество. Оно замыкается в себе, отворачивается от власти, перестает замечать в ней даже то хорошее и важное, что она делает - в том числе делает и для самого общества.
Да, как правильно заметил в своей недавней статьей раскаявшийся (надеюсь) кремлевский политтехнолог Сурков, сам принимавший активное участие в создании такой системы, ситуацию может спасти новая волна активности во внешней политике. В этом он совершенно прав, и так оно, скорее всего, и будет. Но это лишь временная мера, если полноценный концептуальный патриотизм не станет настоящей идеологией, стратегией, где не только государство, но и народ  -- его подвиги, его каждодневный труд, само его бытие – будут утверждены как ценность, за волной энтузиазма по поводу новых побед (дай Бог, чтобы это случилось), последует снова апатия и отчуждение. Как было с Крымом. Иногда кажется, и Сурков прямо об этом говорит, что наши геополитические победы служат своего рода инъекцией для продления легитимации власти, то есть в каком-то смысле, тоже политтехнологией. На мой взгляд, это лучшая политехнология из возможных, но она не решает главной проблемы --- отсутствия идеологии и поворота государства лицом к народу.
Я уверен, что проблема здесь только и исключительно в элитах 90-х, состоящих из либералов, циников и преступного элемента. Путин перебирает и двигает их, время от времени сажает, но они продолжают доминировать повсюду.
А для смены элит нужны новые образовательные институты, свободные от либералов и темного наследия 90-х, и соответственно новая эпистема. Нужны СМИ, свободные от технологий и механического отталкивающего пиара (или с минимализацией и того, и другого). Нужна, в конце концов, цензура, но не только запрещающая явно деструктивные явления в культуре, но и устанавливающая рамка приемлемого, желательного и запретного для всего общества. А вот для этого тоже необходима идеология. Иначе на чем будет строится цензура? На уголовном кодексе? Это и так более или менее работает. 
Путин, кажется, интуитивно понимает народ. Но окружающая его элита явно знать о нем ничего не хочет. Чем дальше такое положение дел будет продолжаться, тем будет хуже. Хотя и не заметно для тех, кто вообще ничего не хочет замечать. Пусть хоть Суркова послушают, он ведь один из них.