Гидра: стратегический парадокс безопасности в Мексике

10.03.2021

Данная статья представляет собой анализ работы Закари Мартина, майора ВВС США, посвященной проблемам распространения наркотиков, деятельности наркокартелей и их влияния на развитие Мексики и США. В чем же угроза полной ликвидации наркотрафика? Почему наркотики так тесно связаны с политикой в странах Центральной Америки? И почему международное сообщество не может наставить Мексику на «правильный» путь?

Документ затрагивает важную тему самых сложных проблем безопасности. Он выделяет острые вопросы, стоящие перед международным сообществом, где Южная Америка и Северная Америка прежде всего заинтересованы в ликвидации очагов наркотрафика.

Проблема, стоящая перед США и Мексикой, заключается в недостаточной безопасности человека, зависимой от динамики спроса и предложения наркотиков. Проблема, исходящая из социальной и экономической отсталости. Автор указывает на парадокс легализации наркотиков, который содержит потенциал для превращения проблемы безопасности человека в массовые беспорядки. Также выделяется существующая проблема незаконного пересечения границ США жителями из Гондураса, Гватемалы и Сальвадора.

Анализ подкрепляется официальными статистическими данными для ясности картины.

Введение

Мексика – страна, занимающая второе место по уровню опасности для журналистов, страна с большим количеством картелей и социальных проблем – при массовой бедности населения. Мексика создала собственную мафию, имеющую власть на государственной границе. Страна, где чиновники практически бессильны перед преступностью.

Чрезвычайно острой проблемой стало повсеместное распространение наркокартелей – неужели власть не в состоянии повлиять на зачинщиков этого беззакония? Но самая главная и общая проблема США и Мексики – недостаточная безопасность людей.

Существование картелей обусловлено высоким спросом на наркотики у населения и низким уровнем жизни в Мексике, а также возможностью незаконного проникновения мексиканцев в США.

Причиной данных бед является ложное понимание природы преступности в Мексике ее правительством и применение стратегии наркоконтроля, которая не эффективна для данного государства.

Автор приводит ряд аргументов, раскрывая историю и структуру преступности в Мексике.

Угроза как для США, так и для Мексики состоит в человеческой незащищенности. Картели существуют на уровне субстанций, главным образом для того, чтобы максимизировать прибыль от торговли наркотиками. Именно наркокартели создали вражду и конкуренцию, применяя насилие (в основном, друг против друга) для расширения контроля над незаконным рынком, полагаясь на коррупцию, которая подрывает государство и предотвращает его вмешательство.

Большая часть наркокартелей (12) осуществляют поставку наркотических средств, наживаясь на человеческих психологических слабостях и используя биологическое привыкание. Картели не выращивают, не производят, не распространяют и не продают наркотики, чтобы уничтожить или подорвать врага в политических целях. Скорее, они делают это, чтобы получить прибыль, «отмыть» эти деньги и использовать их для получения статуса и власти в рамках «теневой» экономики.

Какие меры применяла Мексика, какую стратегию взяла за основу для устранения «больного участка социального организма»?

В ноябре 2017 года мексиканское правительство повысило минимальную заработную плату до эквивалента 5,26 доллара в день (а не в час). Для сравнения, продажи наркотиков приносят прибыль в размере 1600% на каждый килограмм героина или

58000% на каждый килограмм чистого фентанила, что составляет 1,92 миллиона долларов от вложений в размере 3300 долларов. Совокупные продажи наркотиков в США в 2017 году оценены в 64 миллиарда долларов, что составляет 21% от 300 миллиардов долларов незаконных доходов от преступной деятельности в США1.

Почему же картели все еще существуют?

- Сверхприбыль: картели действуют для удовлетворения спроса на наркотики на сверхконкурентном рынке, чтобы максимизировать прибыль;

- Насилие: используется насилие для увеличения доли рынка в высокодоходной торговле наркотиками, а также для обеспечения порядка внутри наркокартелей;

- Коррупция: наркокартели коррумпируют государственных агентов, подкупая и запугивая их, что облегчает этот незаконный бизнес, ориентированный на прибыль.

- «Мягкая сила»: они развивают и используют «мягкую силу» для поддержания сплоченности внутри наркокартеля;

- Законы: внутри наркокартелей установлены свои законы, которые жестко соблюдаются;

- Согласие: они культивируют общественную поддержку (или молчаливое согласие), чтобы избежать обращений в органы власти со стороны граждан. Однако, эта поддержка не направлена на то, чтобы помочь гражданам.

Общая статистика

Государственные и муниципальные выборы в 2018 году ознаменовались целенаправленными убийствами политиков в 22-х из 31-го штата, унесшими жизни 48 кандидатов. Что говорит о давлении картелей на чиновников, которые ставят народные интересы выше интересов главарей и участников незаконных организаций.

В 2018 году в Мексике было совершено 29168 убийств, что составляет 22,5 убийства на 100000 жителей – и это в пять раз больше, чем процент убийств в США. В период с 2006 по 2018 год число убийств в Мексике достигло 25642825 человек. Это число включает в себя все убийства, а не только связанные с наркотиками.

По оценкам Управления ООН по наркотикам и преступности, в Северной Америке насчитывается 41,33 миллиона потребителей каннабиса, опиоидов и опиатов, а также

5,99 миллиона потребителей кокаина, амфетамина и экстази – и ещё 1,78 миллиона потребителей инъекционных наркотиков.

Более того, ярко выражен рост: с 2006 по 2018 год уровень убийств на 100000 жителей Мексики вырос на 248%, в то время как незаконный оборот наркотиков и показатели коррупции, вымогательства, похищения людей и торговли людьми также увеличились.

О картелях их разновидностях

1. Национальные картели: «Халиско-Нуэва», «Лос-Зетас», «Синалоа»

Ключевая деятельность: контроль северной и южной границы наркотрафика, управление международными маршрутами из страны и в страну. Кража нефти – еще один преступный способ извлечения прибыли.

2. Региональные: «Залив»

«Семья Мичоакана», «Рыцари», «Тэмпариос», «Бельтран Лейва» – эти картели играют второстепенную роль в торговле наркотиками, потому что получают от нее относительно меньшую прибыль. Они нацелены на другие виды преступной деятельности – вымогательство, похищение людей, кража нефти, контрабанда товаров и людей и угон транспортных средств.

3. Картели сборщиков пошлин: «Хуарес», «Тихуана»

Играют второстепенную роль в наркотрафике страны, получая сравнительно малую прибыль. Нацелены на другие виды преступной деятельности – вымогательство, похищение людей, кража нефти, контрабанда товаров и людей и угон транспортных средств.

4. Локальные наркокартели

Мелкомасштабное распространение наркотиков на местном уровне. Достигают распространения в районе нескольких смежных населенных пунктов. В некоторых случаях они занимаются вымогательством, похищением людей и угоном автомобилей.

Всего было выявлено 202 преступных ячейки. Регионы с наибольшим количеством мафиозных ячеек – Тамаулипас (42), Герреро (25), и Дистрито Федераль (24).

Некоторые характеристики картелей делают их похожими на военизированные структуры – например, использование насилия для получения прибыли, широко распространенный территориальный контроль, способность поднять население на мятеж, преднамеренное использование тактики террора для внушения страха и принуждения правительства и населения к молчаливому согласию.

О стратегии и ошибках: политика Пенья Ньето

Неспособность правильно определить природу угрозы для безопасности человека привела мексиканское правительство к применению рутинных методов, общих для всех, кто придерживается парадигмы войны. Между тем, США, по-видимому, поддерживают эту парадигму, проводя стратегию сдерживания и ограничения.

В рамках каждого округа федеральное правительство финансировало различные инициативы: молодежные мероприятия, программы по лечению наркомании, целенаправленное трудоустройство и увеличение школьных ресурсов. Программы получили поддержку от муниципальных и общественных лидеров, что помогло сосредоточить проекты в пределах каждого региона в соответствии с местными условиями и противодействовать коренным причинам участия в картелях.

Отметим, что одной из причин отсутствия стратегии национальной безопасности для решения проблем безопасности человека (и борьбы с картелями, эксплуатирующими ее), является слабое развитие мексиканских институтов, отвечающих за разработку политики национальной безопасности.

Во время правления Пенья Ньето прежний уровень убийств (22,2 человека на 100000 жителей) увеличился – до 24,6 человека на 100000 жителей, по данным на январь 2018 года. Семь крупных картелей распались на девять более мелких картелей и более 200 картельных ячеек, создав малые организации сетевого типа.

Военные подразделения продолжали успешно проводить операции по устранению главарей и побеждать в локальных битвах против картелей, но не смогли добиться продолжительной стабильности, обеспеченной улучшениями безопасности – из-за отсутствия устойчивых реформ правопорядка. Пенья Ньето продолжил «стратегию обезглавливания», что проявилось в убийствах или пленении главарей картеля, которые входили в список 122-х важных целей – в течение первого года его пребывания на посту.

Однако, после военных операций против руководства картелей сохранились все структурные условия для поддержания динамики спроса и предложения наркотиков: большие прибыли от незаконного оборота, отсутствие социально-экономических программ по реинтеграции преступников в общество и т. д.

Прочие инициативы политика не смогли улучшить основные условия безопасности человека, необходимые для сдерживания динамики спроса и предложения незаконных наркотических средств.

Пенья Ньето перевел федеральную полицию и Секретариат общественной безопасности в подчинение Министерства внутренних дел, чтобы улучшить координацию между мексиканскими и американскими правоохранительными органами.

Попытка создать гражданскую военизированную национальную жандармерию из 40000–60000 офицеров для полиции сельских районов увенчалась набором только лишь 5000 кандидатов в федеральную полицию. Инициатива жандармерии страдала как от недостатка финансирования, так и от недостатка подходящих рекрутов; всюду царила преступная безнаказанность (всего 2% привлеченных к ответственности в некоторых штатах).

В 2014 году Мексиканский конгресс реформировал кодекс военной юстиции, чтобы пресечь нарушения прав человека, совершенные вооруженными силами.

Реформа требовала, чтобы злоупотребления, совершенные военнослужащими, подвергались расследованию и судебному преследованию в рамках гражданской системы уголовного правосудия, а не военной системы. В докладе Госдепартамента США за 2017 год указывалось, что нарушения прав человека мексиканскими военными все еще имеют место и приводят к низким показателям привлечения к ответственности.

Только в 2017 году Мексиканская федеральная прокуратура сообщила о 4390 рассматриваемых делах о пытках. Нынешняя система уголовного правосудия допускает форму превентивного задержания, при которой военные или полицейские могут содержать людей до 80 дней без предъявления обвинений. Зависимость от военных в проведении «стратегии обезглавливания» напрямую коррелирует с этими злоупотреблениями и еще больше подрывает безопасность человека и доверие общественности к мексиканским институтам.

При Пенье Ньето мексиканские силы безопасности также усилили операции по искоренению наркотиков. Силы безопасности изъяли 26,5 метрических тонн

метамфетаминов, 10,2 тонн кокаина и 1346,4 тонн марихуаны. С апреля 2014 года по сентябрь 2015 года рост составил 74%, 186% и 45% соответственно, по сравнению с аналогичным периодом с 2013 года по 2014 год.

В 2016 году силы безопасности также захватили 272 нарколаборатории, что на 90% больше, чем в прошлом году.

Что касается социально-экономического фронта, то в 2013 году администрация Пенья Ньето запустила программу предупреждения преступности в 57 районах и обеспечила легализацию медицинской марихуаны.

Комплексные реформы внутренней политики по легализации наркотиков в США и Мексике могут положить конец динамике спроса и предложения незаконных наркотиков, подпитывающей недостаточную безопасность человека. Однако, этот вариант окажется политически трудным для реализации внутри государств, вызовет проблемы общественного здравоохранения и потребует многосторонних усилий.

Плотность численности полицейских Мексики колеблется от 366 до 370 офицеров на 100000 жителей, что на 150% больше, чем в США. Эти цифры включают военнослужащих, выполняющих правоохранительные функции. Низкая заработная плата и недостаточная подготовка подрывают эффективность полиции в обеспечении безопасности и, как представляется, усугубляют коррупцию и помогают виновным уходить от уголовной ответственности.

Усилия федеральных администраторов по реформированию правоохранительных органов оказалось недостаточными, чтобы исправить эти изъяны.

По данным Центрального разведывательного управления, 46,2% населения живет за чертой бедности, а до 25% трудоспособных граждан не имеют работы.

Таким образом, возникает стратегический парадокс для безопасности человека: логичная политика, которой должны следовать США и Мексика, чтобы сломить незаконные поставки наркотиков, создаст условия для социального бунта. Можно выделить три стратегии, применяемые в Мексике: обезглавливание сети, обеспечение гражданского правопорядка и борьба с повстанцами.

Властям следовало бы обратить внимание на легализацию некоторых наркотических средств, в известных пределах. Это позволит обоим правительствам регулировать дозировку и состав наркотических средств, а также предоставлять надежные программы лечения наркомании и программы образования для более широкой аудитории.

Политика легализации также непосредственно нацелена на ядро дилеммы безопасности человека, устраняя незаконную динамику спроса и предложения и заменяя ее легальной.

Это изменение уменьшит стимулы для картелей использовать насилие и взяточничество, чтобы увеличить свою долю на рынке, потому что государство или даже регулируемые предприятия, работающие в рамках законодательства с низким уровнем риска, контролируют торговлю наркотическими веществами. Государство или частные компании, производящие и транспортирующие наркотические вещества в соответствии с законодательством, могут подорвать незаконный спрос, поскольку они обладают сравнительными преимуществами – за счет снижения затрат, повышения эффективности и снижения риска.

Вывод

Два часто упускаемых из виду прецедента говорят в пользу легализации психоактивных веществ, изменяющих сознание и вызывающих привыкание: алкоголь и никотин.

Но если Мексика легализует наркотики и наркотические вещества, то это может изменить рынки сбыта наркокартелей, направив их в Африку.

Наркотики – то самое явление, которое в современном мире полностью ликвидировать просто невозможно.

В развитых странах возможно установить умеренное потребление наркотических веществ, но в странах «третьего мира», таких, как Мексика, это только вызовет социальный взрыв и новые беспорядки, поскольку мексиканцы не имеют достаточных средств для полноценного существования и будут лишены возможности незаконного заработка.

Но, все-таки, основная проблемой для законного искоренения преступности – неорганизованность государственных служащих на местном и региональном уровнях, а также их мизерное количество (в соотношении с населением).

Стратегия полного обезглавливания наркотической мафии Мексики, вероятно, приведет к гражданской войне. Что опасно как для США, так и для Мексики.

Снижение влияния и авторитета картелей Мексики является нерешаемой проблемой на современном этапе. Стратеги и исследователи предполагают пути решения, но все они влекут за собой масштабные потери. Возможно, именно повышение уровня жизни сможет выбить почву из-под ног наркокартелей Северной Америки?