Германия снова готова стать сателлитом США

17.12.2020
Немцы готовятся к эпохе Байдена и предлагают свое видение американо-европейских отношений

Германский институт по международным делам и безопасности, который является аналитическим центром МИД Германии, выпустил аналитическую записку под названием «Новое начало с президентом Байденом. Пять приоритетов для Германии и Европы в трансатлантической повестке». В документе, который готовили шесть ученых центра, специализирующихся на США и международных отношениях, говорится о направлениях будущей политики с точки зрения интересов Германии.

Во введении сказано, что сейчас Германия и Европа сталкиваются с двухэтапной проблемой. Во-первых, им необходимо быстро прояснить и расставить приоритеты своих интересов в тех областях политики, где трансатлантическое сотрудничество актуально. Во‑вторых, вместо того, чтобы ждать американских предложений и инициатив, они должны обратиться к Вашингтону с предложениями, направленными на изучение возможностей трансатлантического сотрудничества в новых условиях.

Приоритеты можно разделить на пять областей политики. Это трансатлантические отношения в целом, в основном экономического характера, включая ВТО, энергетику и киберпространство. Далее идет борьба с дезинформацией, где упоминается «вмешательство России в выборы в США в 2016 году». Далее следует тема эпидемии коронавируса и необходимости создания медицинского трансатлантического альянса. Четвертый и пятый пункты посвящены России и Ирану.

Также отмечается, что «хотя первые признаки указывают на то, что президент Байден в значительной степени вернется к политике партнерства и альянсов, это произойдет в совершенно ином контексте. Сотрудничество, скорее всего, будет подчинено стратегическому соперничеству между крупнейшими мировыми державами или, проще говоря, инструментализировано Вашингтоном для его системного конфликта с Пекином. Сегодня позиции демократов и республиканцев по отношению к Пекину почти неразличимы. В ходе предвыборной кампании Байден назвал Китай главным геополитическим и технологическим соперником. О его торговой политике – как и о политике его предшественника – будут судить по тому, принесет ли она ощутимые выгоды американцам из групп с низким и средним уровнем дохода. Предвыборные лозунги Байдена "Покупай американское" и "делай это в Америке" предполагают, что протекционистские элементы будут занимать видное место в его экономической и торговой политике. Но он видит в ЕС партнера против Китая на основе общих интересов и ценностей.

Это потенциально может привести к возрождению концепции "Запада". В нынешней геополитической ситуации это грозит ограничить возможности, открытые для Германии и Европейского Союза. Администрация Байдена, вероятно, будет ожидать более недвусмысленной поддержки со стороны Берлина и Брюсселя по важным вопросам, чем это было в последние четыре года. Это касается, например, вопроса об участии Китая в развитии сотовых сетей 5G. Более широкие возможности для сотрудничества с Вашингтоном, вероятно, означали бы меньшую свободу действий по отношению к Китаю и более высокие экономические и политические издержки».

Нас больше всего интересует условный приоритет № 4, который посвящен России. Поэтому следует остановиться на нем подробнее.

«Отношения с Россией и политика в отношении стран Восточного соседства ЕС и НАТО останутся центральным элементом европейско-американских и германо‑американских отношений. Политика Байдена в отношении России основана на идее, что Москва является "противником" Америки, стремящейся ослабить, если не окончательно уничтожить, НАТО и ЕС. Поэтому сдерживание российского влияния будет руководящим принципом его администрации, подкрепленным, однако, тонким пониманием того, как это сдерживание должно быть организовано и осуществлено.

Во-первых, будущая политика Вашингтона в отношении России, по всей вероятности, будет обсуждаться и проводиться совместно с европейскими союзниками; не только с горсткой избранных партнеров и в рамках НАТО, но потенциально и с ЕС.

Во-вторых, разногласия по этим вопросам, которые существовали между Белым домом Трампа и такими субъектами, как Госдепартамент, Пентагон и вооруженные силы США, скорее всего, уменьшатся, в то время как неопределенности, которые окружали беспорядочную практику после назначения Трампа, останутся позади, что также улучшит перспективы преемственности и единства.

В-третьих, больше не будет никаких оснований для спекуляций о том, что особые личные отношения между американским и российским президентами могут привести к сделке в ущерб Украине или другим восточноевропейским государствам. Таким образом, можно ожидать, что политика США станет более надежной.

Неясно, однако, до какой степени могут быть согласованы два вектора российской политики, присутствующие в лагере Байдена. С одной стороны, будущий президент подчеркивает важность разоружения и контроля над вооружениями. Это посылает сигнал, выходящий за рамки конкретных вопросов; новая администрация заинтересована в разрядке и в сотрудничестве с Россией (хотя и с позиции силы). Одним из важных первых признаков будет позиция избранного президента по новому договору о сокращении ядерных вооружений СНВ, срок действия которого истекает в начале февраля 2021 года.

В преддверии выборов Байден сигнализировал о своей открытости к временному продлению договора, чтобы позволить вести переговоры с Россией. С другой стороны, советники Байдена также включают сторонников политики демократизации, основанной на ценностях, близких для Восточной Европы. Если эта позиция возьмет верх, то в условиях геополитического сдерживания можно ожидать усиления напряженности в отношениях с Россией.

У Германии и ЕС появятся возможности возобновить диалог с Вашингтоном или даже добиться более глубокого сотрудничества. Хотя вряд ли что-то существенно изменится в политике Вашингтона в отношении России и Восточной Европы, следующая администрация будет более открыта для работы через координацию в рамках альянсов (а не попытку избегать такой координации), а также иметь обмен с ЕС (а не оппозицию) и, в частности, с Германией. Это должно внести ясность в общие интересы.

Как и Соединенные Штаты, Германия и ее европейские партнеры заинтересованы в укреплении безопасности и устойчивости стран, образующих восточный фланг НАТО. В соответствии с укреплением трансатлантических отношений Берлин заинтересован в обсуждении этого вопроса в рамках НАТО, в том числе для того, чтобы остановить процесс двусторонних отношений по вопросам безопасности, создаваемый растущими особыми отношениями Вашингтона с избранными партнерами.

В то же время ЕС мог бы вступить в структурированный диалог с Вашингтоном по повышению устойчивости в вопросах мягкой безопасности. Если администрация Байдена решит продолжить диалог по контролю над вооружениями с Россией, это послужит предпочтению Берлина двойной стратегии сдерживания и разрядки. Германия и ЕС также заинтересованы в продвижении свободных рыночных и демократических реформ за пределами Восточной внешней границы ЕС.

В этом отношении Германия могла бы предложить новой администрации усиленную европейско-американскую политику в отношении России и Восточной Европы, которая включала бы реформы и экономические аспекты, а также безопасность. Такое предложение должно охватывать значимую дипломатическую деятельность.

Офис канцлера и Белый дом или министры иностранных дел могли бы инициировать германо-американский диалог для изучения стратегических целей обеих сторон в Восточном соседстве НАТО и ЕС, а также для укрепления синергии в существующей и будущей деятельности в регионе.

Было бы также целесообразно создать рабочую группу по инфраструктуре с участием министерств иностранных дел и экономики Соединенных Штатов, Германии и отдельных стран Восточной и Юго-Восточной Европы. Такой форум мог бы обсуждать связанные с транспортом, энергетикой и цифровой инфраструктурой проекты и приоритеты в восточных регионах ЕС и в его восточном соседстве, а также рассмотреть вопрос о том, как страны Восточного соседства и Западных Балкан могут быть лучше подключены к инфраструктурным сетям ЕС, и где американская поддержка дает дополнительную ценность для повышения устойчивости инфраструктуры.

Германия также должна предложить Вашингтону внести более активный вклад в существующее трансатлантическое энергетическое партнерство со странами инициативы "Три моря" – некие рамки сотрудничества между двенадцатью государствами-членами ЕС, граничащими с Балтийским, Адриатическим и Черным морями. В этом контексте Германия должна активизировать свою поддержку развития энергетической инфраструктуры в Восточной Европе, не отказываясь от своей долгосрочной цели – отмены или изменения санкций в отношении "Северного потока-2" до такой степени, чтобы проект мог быть реализован.

Если немецкое правительство хочет сохранить "Северный поток-2", оно должно, наряду с возобновлением своей приверженности европейской энергетической солидарности, предложить восточноевропейцам поддержку в энергетических вопросах совместно с Соединенными Штатами».

Итак, очевидно, что Германия готова сотрудничать с Россией только в тех областях, которые представляют жизненно важный интерес для нее самой – это «Северный поток-2». Во всех остальных вопросах они готовы синхронизировать свои усилия с США и продолжать дальнейшую политико-экономическую экспансию на Восток, ангажируя в свою орбиту как балканские страны, так и государства постсоветского пространства. Такая стратегия неминуемо приведет к конфронтации с Россией, поскольку бросает вызов геополитическим интересам Москвы.

При этом важно отметить понимание Германией необходимость сотрудничества с Китаем и установку на избегание втягивания в конфронтацию со стороны США, которая, так или иначе, будет нарастать. Вероятно, России уже сейчас следует послать четкий и недвусмысленный сигнал Берлину подумать еще раз о расстановке приоритетов. Иначе поворот к Востоку будет только ускоряться.