Германия и военная политика ЕС

20.10.2022
Германия использует конфликт на Украине для увеличения своей военной мощи и статуса.

Недавно в Германии было принято решение об увеличении оборонного бюджета, который отразится как на новых кадрах Бундесвера, так и на военно-промышленном комплексе государства. Такое решение можно понимать двояко: как попытку Берлина создать достаточно самостоятельные вооруженные силы, так и желание угодить своим хозяевам по НАТО, то есть США. Ведь военный потенциал Германии можно будет использовать в конфликте на Украине (через передачу систем вооружений) и в качестве угрозы для России. С другой стороны, Берлин может пытаться повысить свою роль и престиж как внутри ЕС, так и в качестве отдельного актора. Поэтому в более широкой перспективе мы видим растущие амбиции Германии и ЕС в целом, хотя помимо Берлина есть и другие игроки, претендующие на роль первой скрипки.

Недавно государства-члены ЕС запустили механизм Постоянного структурированного сотрудничества (PESCO), позволяющий государствам-членам расширять взаимодействие в области планирования, развития и инвестирования совместных возможностей в области безопасности и обороны. В то время как Франция активно лоббировала расширение такого сотрудничества между желающими и способными государствами и показала более высокий уровень амбиций в рамках PESCO, Германия выступила посредником в соглашении о включении всех государств-членов в PESCO, что было намного ниже желаний Парижа. Аналогичным образом, Германия уклонилась от военного участия в самой последней специальной европейской оборонной коалиции — целевой группе «Такуба». Это подразделение состоит из сил специального назначения из европейских стран и интегрировано во французскую миссию «Бархан» в Мали.

В ЕС полагают, что такой «общеевропейский» подход к военному и оборонному сотрудничеству имеет смысл для легитимизации миссий ЕС за границей. Однако эти миссии часто основаны на наименьшем общем знаменателе, что происходит за счет амбиций Брюсселя и его способности быстро реагировать, и ограничивает государства-члены, которые могут захотеть принять другие меры, например, мандат по борьбе с терроризмом. Вот почему Стратегический компас ЕС, первая белая книга по политике безопасности и обороны, которая была принята в марте 2022 года, призывает государства-члены ЕС согласовать определение руководящих принципов для применения статьи 44 Соглашения о ЕС к концу 2022 года. Эта статья позволяет ЕС делегировать задачу в соответствии с Общей политикой безопасности и обороны (ОПБО) группе государств-членов, которые желают и способны выполнить ее, другими словами, «коалиции желающих» в структурах ЕС. До сих пор государства-члены ЕС избегали применения этой статьи, хотя она является мощным инструментом.

В Германии считают, что Стратегический компас — это идеальная отправная точка, чтобы изменить свою позицию в отношении коалиций государств, которые имеют политическую волю. В дополнение к своей сдержанности Германия на протяжении многих лет подчеркивала возможные конституционные ограничения, чтобы объяснить свое воздержание от участия в этих коалициях. В целом, участие в специальных военных коалициях за пределами ЕС является правовым балансирующим актом для Германии, поскольку ее Конституция требует, чтобы развертывание вооруженных сил было частью «системы коллективной безопасности» (статья 24). Согласно этой статье, развертывание сил в коалициях за пределами ЕС или Организации Объединенных Наций потребует, как минимум, разумной правовой оценки.

Чтобы избежать этого препятствия, Германия могла бы сосредоточиться на создании своего рода «коалиции желающих» внутри ЕС. В Стратегическом компасе государства-члены ЕС обязались принять решение о практических условиях осуществления статьи 44 к 2023 году. Поскольку этот график был единогласно согласован государствами-членами, он представляет собой прекрасную возможность для Германии отказаться от своего подхода «только для ЕС-27», оправдав при этом свои устремления. В недавнем выступлении о стратегии безопасности Германии министр обороны Германии Кристин Ламбрехт объявила о цели Германии стать лидером в области европейской обороны. Использование статьи 44 и активное участие в группе стран, выполняющих задачи ОПБО, могло бы, по сути, позволить Германии стать более активным игроком в европейской обороне, особенно когда речь идет о длительных миссиях.

Сейчас в Германии понимают вопрос, что она не должна ограничивать свое военное сотрудничество рамками ЕС, но и мыслить за пределами структур Евросоюза. Для Берлина это особенно актуально, поскольку делегирование задачи ОПБО группе желающих и способных государств-членов требует единодушия в Европейском Совете, а это означает, что отдельные государства по-прежнему имеют полное право наложить вето на действия Европы. Кроме того, военное сотрудничество с Великобританией, реалистично говоря, будет невозможно через структуры ЕС, хотя по факту Великобритания остается ключевым партнером для Европы. Поэтому создание «коалиций желающих» в Германии видят как прагматичное решение.

При этом Конституция Германии может обеспечить большую гибкость в этом отношении. В решении 2015 года Конституционный суд Германии пришел к выводу, что развертывание вооруженных сил также возможно в рамках «коалиций желающих» для коллективной обороны, при условии, что эти коалиции служат цели оказания чрезвычайной помощи партнеру НАТО или ЕС, или даже третьему государству. Другими словами, поддержка «коалиции желающих» зависит не столько от характера такой коалиции, сколько от политической воли, включая желание участвовать в общественных и парламентских дебатах о размещении вооруженных сил за рубежом. В возможных сценариях, когда требуются быстрые действия, а решение ЕС может занять слишком много времени, сотрудничество с Францией и Великобританией, а также с другими европейцами в формате «коалиций желающих» сейчас кажется последовательным шагом для Германии, чтобы оправдать свои претензии в качестве надежного партнера и лидера в европейской обороне.

Вероятно, что пересмотр военного бюджета Германии косвенно связан с этой целью. Поскольку право лидера нужно заслужить, Германия пытается наработать такой потенциал через реформирование своих вооруженных сил и общеполитического подхода в целом. Фактор Украины играет им на руку, поскольку расходы налогов на оборону можно оправдать этим конфликтом.