Геополитика Малайзии

05.08.2022
Внутренняя и внешняя политика федерации построена на балансировании

Малайзия расположена на Малайском полуострове (южной части Индокитайского полуострова) и прилегающих островами Малайского архипелага, на пересечении акваторий Тихого и Индийским океанов, – в районе, который традиционно является частью «Малайского мира» (термин «Малайский мир», Dunia Melayu или Alam Melayu, как правило, относится к географическим и культурным областям, где распространены определенные этнические группы Индокитая, в основном включая современную Малайзию, Индонезию, Сингапур, Бруней, Восточный Тимор, южный Таиланд и южные Филиппины).

Малайзия является центром для деловых обменов и религиозных коммуникаций с древних времен. С конца XVIII века Британия постепенно взяла под контроль Малазийский полуостров и Северное Борнео (о. Калимантан), что заложило основу сегодняшней Малайзии. Британское колониальное правление не только ознаменовало местную политику, экономику и культуру, но и значительно изменило местную национальную структуру. Поскольку колониальное развитие породило огромный спрос на труд, британские колонисты поставляли иммигрантов из Китая и Южной Азии, что сформировало разнообразное этническое общество. Основываясь на этом, национальная политика Малайзии после обретения независимости должна быть привержена реализации многочисленных целей – не только развивать идентификацию суперэтнической группы, способствуя строительству национального государства, но и пытаться сбалансировать интересы всех этнических групп, осуществлять гармонию, стабильность и устойчивое развитие.

Этническая политика Малайзии: нестабильная политическая ситуация

Этническая политика сопровождала историю развития человечества с момента зарождения национального государства в XVII веке. Этнические конфликты и даже этнические войны продолжаются и сегодня во многих странах Африки и Азии. В истории политических преобразований в Малайзии этническая политика, в основном, нашла свое отражение в институционализированном участии в политическом процессе. В определенной степени, сущностью малайзийской партийной политики является этническая политика.

В Малайзии этническая политика проявляется в том, что правительство по воле страны разделяет всех малазийцев на бумипутра и не-бумипутра, малайцев и не-малайцев, мусульман и не-мусульман, тем самым давая бумипутра, малайцам и мусульманам политические, экономические и культурные преимущества, а также особые права.

С 1957 по 2020 год процесс политического развития Малайзии пережил несколько волн «политических цунами» из-за этнической политики. С 1957-го по май 2018 года малайзийские политические партии «Объединенная малайская национальная организация» (United Malays National Organization, UMNO) и «Альянс надежды» установили политическую модель «однопартийного доминирования», которая в целом поддерживала стабильность политики страны. С мая 2018 года этническая политика перешла от ослабления к укреплению, а политическая обстановка в Малайзии продемонстрировала крайне нестабильное состояние.

Внешняя политика Малайзии: трехуровневая дипломатическая структура 

В апреле 2009 года Наджиб сменил Абдуллу на посту премьер-министра, продвигая внутренние политические и экономические реформы в рамках концепции «Единая Малайзия», но с точки зрения внешней политики Наджиб продолжил внешнюю политику Махатхира и Абдуллы и сформировал трехуровневую дипломатическую модель в отношениях с Юго-Восточной Азией, крупными державами и исламским миром.

Отношения с Восточной Азией: ядро стратегии безопасности и дипломатии

В трехуровневой дипломатической структуре центральным слоем является Юго-Восточная Азия (ЮВА). Дипломатический фокус на этом уровне двоякий: первый – АСЕАН как краеугольный камень, другой – ЮВА как центр. Основное значение так называемой АСЕАН как краеугольного камня состоит в том, что АСЕАН является основой внешней политики Малайзии, являясь региональной наднациональной структурой, которой Малайзия доверяет. С одной стороны, процветание, целостность, стабильность и гармоничное сосуществование АСЕАН с соседними странами обеспечивают безопасность Юго-Восточной Азии; с другой стороны, сама АСЕАН призывает государства-члены придерживаться поведения, снижающего риски безопасности, например, развивать двусторонние отношения и способствовать открытому диалогу между государствами-членами по политическим вопросам и вопросам, связанным с безопасностью, включая меры по укреплению доверия.

Для Малайзии укрепление отношений с АСЕАН включает как минимум три уровня значения: во-первых, укрепление двусторонних отношений со странами-членами АСЕАН; во-вторых, содействие и участие в программах субрегионального сотрудничества АСЕАН, таких как Восточный треугольник роста АСЕАН (BIMP-EAGA), Меконг субрегионального сотрудничества и т. д.; в-третьих, содействие общего сотрудничества с АСЕАН, например, с зоной свободной торговли АСЕАН, а также политическое сотрудничество и безопасность. В 2011 году Малайзия и Индонезия совместно продвигали «Оборонно-промышленное сотрудничество АСЕАН» (ADIC) для укрепления оборонного сотрудничества между государствами-членами АСЕАН; в 2012 году министр обороны Малайзии призвал страны АСЕАН продвигать «План обеспечения безопасности» на 11-м диалоге Шангри-Ла для совместного устранения угроз кибербезопасности. 

С ЮВА в качестве центра основное значение заключается в том, что, помимо АСЕАН, страны Юго-Восточной Азии являются наиболее важными дипломатическими партнерами Малайзии. Это отражено в отношениях Малайзии с Китаем. В июне 2009 года Наджиб посетил Китай с официальным визитом – менее, чем через 60 дней после вступления в должность. Китай и Малайзия подписали «Совместный план действий по стратегическому сотрудничеству», в котором описан грандиозный проект будущего развития двух стран. Ожидается, что Китай станет крупнейшим торговым партнером Малайзии. Помимо Китая, Наджиб также придает большое значение развитию отношений с Японией. С момента вступления в должность в 2009 году Наджиб несколько раз посещал Японию. В настоящее время Япония является третьим по величине торговым партнером Малайзии и важным источником инвестиций, и Малайзия надеется привлечь как можно больше японских компаний.

На многостороннем уровне Малайзия активно продвигает сотрудничество «10+3», включая Китай, Японию и Южную Корею в дипломатические рамки АСЕАН, а другие соседние державы – в саммит Восточной Азии. Наджиб откровенно сказал, что в условиях подъема Китая и Индии АСЕАН не нужно выбирать чью-то сторону. Поскольку у АСЕАН могут быть хорошие отношения с Китаем и Индией одновременно, выбор одной стороны вернет менталитет «холодной войны». Другими словами, необходимо развитие отношений Малайзии со странами ЮВА, в дополнение к потребностям экономического развития, и более важной стратегической целью является содействие интеграции самой АСЕАН путем развития сотрудничества с Китаем, Японией, Южной Кореей и другими странами.

Отношения с крупными державами: стремление к экономической выгоде

В среднем слое находятся крупные державы, в основном связанные с отношениями Малайзии с США, Россией, Великобританией, Индией, Австралией и другими экстерриториальными странами. Фактически, поскольку Махатхир продвигал политику «взгляда на Восток», Малайзия поставила развитие отношений с иностранными державами на относительно второстепенное место в своей дипломатической стратегии. По сравнению с периодом «холодной войны», нынешние отношения между Малайзией и США, Россией, Индией, Австралией, Великобританией и другими крупными державами имеют меньшее стратегическое значение и больше экономической дипломатии. В 2012 году Наджиб публично призвал американские компании увеличить инвестиции в Малайзию: «США являются одним из крупнейших иностранных инвесторов в Малайзии, поэтому мы надеемся увеличить объем инвестиций. Существует много возможностей для сотрудничества между Малайзией и Соединенными Штатами в области инвестиций».

В то же время Малайзия положительно отреагировала на Транстихоокеанское партнерство (ТТП), продвигаемое Америкой. По словам Наджиба, «Малайзия выиграет от ТТП, поскольку рынок соответствующих стран будет дополнительно расширен в рамках Соглашения о свободной торговле (ССТ) стран-участниц ТТП». После присоединения Малайзии к ТТП 80% товаров были освобождены от налогов, а объем торговли Малайзии с США и другими странами-участницами ТТП значительно увеличился.

Что касается Индии, то в феврале 2011 года, после вступления в силу Соглашения о зоне свободной торговли между АСЕАН и Индией, Малайзия подписала Соглашение о свободной торговле с Индией для дальнейшего укрепления торгового сотрудничества между двумя странами. В декабре 2012 года во время памятного саммита АСЕАН-Индия Наджиб встретился с премьер-министром Индии Сингхом и выразил твердое желание укрепить торговое сотрудничество. Цель – увеличение объема торговли с 15 миллиардов долларов США до 20 миллиардов долларов. Для Австралии с 1 января 2013 года вступило в силу Соглашение о свободной торговле между Малайзией и Австралией. Согласно документу, с 2013 по 2019 год Малайзия будет постепенно снижать тарифы и открывать рынок. Кроме того, для европейских стран, как и для Соединенного Королевства, Малайзия также активно продвигает переговоры о заключении соглашения о свободной торговле. Заместитель премьер-министра Мухиддин Яссин сказал: «Если переговоры Малайзии о ЗСТ с ЕС и США могут быть завершены, 80% внешней торговли Малайзии выйдет на рынки крупных стран».

Дипломатия с исламским миром: относительно независимые отношения

Самый внешний слой – исламский мир. Как исламская страна, Малайзия с момента своего основания стремится укреплять отношения с исламским миром, выступая в качестве моста между США и исламским миром и продвигая мирный процесс на Ближнем Востоке. В то же время Малайзия также активно развивает экономическое сотрудничество с исламскими странами. Экономическое сотрудничество между Малайзией и Ираном относительно тесное. Две страны подписали ряд документов о сотрудничестве, таких как Соглашение о взаимной инвестиционной поддержке, Соглашение об освобождении от высоких тарифов и Меморандум о взаимопонимании о сотрудничестве между торговыми центрами двух стран. Министр торговли и промышленности Малайзии Мустафа заявил, что экспорт пальмового масла из Малайзии в Иран является наиболее важной частью торговли между двумя странами. На развитие торговли между двумя странами не повлияют санкции США в отношении Ирана. Кроме того, Малайзия продолжает развивать и совершенствовать исламскую финансовую систему, укреплять взаимодействие с исламскими странами и стремится стать центром мировых исламских финансов.

В вышеупомянутой трехуровневой дипломатической структуре ЮВА представляет собой основной интерес Малайзии. Отношения Малайзии с крупными державами подчинены стратегии Малайзии в ЮВА. Отношения Малайзии с исламским миром относительно независимы, но все же отодвинуты на второй план по сравнению со стратегией Малайзии в Восточной Азии.

Есть три основные причины, по которым Малайзия придает такое большое значение Восточной Азии. Во-первых, с момента создания АСЕАН идентичность Малайзии переместилась из Содружества Наций в страны АСЕАН. Как один из членов-основателей АСЕАН, Малайзия несет непреложную ответственность за содействие развитию АСЕАН и процессу восточноазиатской интеграции. Во-вторых, с точки зрения национальной безопасности у Малайзии есть споры о территориальном и морском суверенитете с соседними странами, такими как некоторые страны АСЕАН, Китай, Япония и Южная Корея. Мирное урегулирование споров и поддержание региональной стабильности – единственные возможности для дипломатии Малайзии, которая на этом поле выступает в качестве небольшой страны без стратегической поддержки. С этой целью Малайзии необходимо поставить отношения с соседними странами на важное место в своей дипломатической стратегии. В-третьих, нынешняя Восточная Азия сформировала относительно зрелый механизм регионального сотрудничества. Этих платформ сотрудничества, таких как пять соглашений АСЕАН о свободной торговле с крупными державами, «АСЕАН+1», «АСЕАН+3», «АСЕАН+8», Региональный форум АСЕАН и Восточноазиатский саммит, достаточно, чтобы позволить Малайзии извлекать экономические выгоды и дальше извлекать возможности из игры великих держав.