Геополитика катастроф

20.07.2021
Помощь населению во время природных бедствий может быть важным активом внешнеполитической деятельности

В своей книге «Доктрина шока: расцвет капитализма катастроф» Наоми Кляйн показывает зависимость между интересами крупных компаний и восстановительными работами в разных частях света. Как правило, эти работы проводились после интервенций США – кейсами для примеров служили вторжения американских войск в Ирак и Афганистан. Это является элементом более общей стратегии неолиберальной экономики, включая «шоковую терапию». В аналитических документах вооруженных сил США также фигурируют модели вмешательства в дела других государств под видом помощи в ликвидации последствий стихийных бедствий или техногенных аварий. Например, в коллективной монографии Civilian Surge, изданной в 2009 году Национальным университетом обороны США, на основе статистических данных, политических рисков и т. п. были расписаны различные модели вторжения в различные страны, дипломатически обозначенные как «комплексные операции».

На тот момент потенциальными государствами, для которых могли бы применяться подобные операции по стабилизации и реконструкции с участием гражданских и военных лиц, были Сирия, Северная Корея, Ирак, Иран и Афганистан, т. е. «классические» страны-изгои в понимании Вашингтона, но также упоминались Индонезия, Куба и Украина. Для каждой страны было просчитано необходимое количество оккупационного контингента, различные комбинации задействования условно-гражданских структур и варианты сценариев, связанные с кластерами развития ситуации.

Как показало время, Ирак и Афганистан с того момента продолжали находиться под американской оккупацией (включая активность подрядчиков в разных отраслях экономики), в Сирии США удалось незаконно захватить часть территории, а на Украине через инспирированный переворот Вашингтон сейчас имеет довольно сильное влияние на принятие политических и экономических решений.

Также можно отметить, что традиционно проблемами, связанными с последствиями войн и природных катаклизмов, занималась ООН – но, после того, как подобная работа зарекомендовала себя как чрезвычайно прибыльное предприятие, вашингтонские дельцы решили не оставлять ее гуманистам из ООН, а прибрать к своим рукам. Для этого в августе 2004 года Белый дом специально создал еще один инструмент экономического порабощения – офис по реконструкции и стабилизации, который первоначально возглавил бывший посол США на Украине Карлос Паскуаль. Его задача состояла в том, чтобы выработать планы по урегулированию ситуации после окончания конфликтов для 25-ти стран. Парадокс заключался в том, что в этих странах конфликты на тот момент еще не произошли. Офис тесно взаимодействовал с Советом по национальной разведки и, по-видимому, согласно оперативной информации своих коллег, строил планы по быстрому разворачиванию программ в странах с большой долей риска, где прогнозируемый конфликт через какое-то время будет исчерпан.

Но, помимо вопросов урегулирования конфликтов, все более актуальной становится тема восстановления стран, пострадавших от стихийных бедствий. И не только восстановления, но и оперативного реагирования.

США пытаются держать руку на пульсе в отношении таких опций. А наводнение в Германии свидетельствует о том, что развитые экономики оказались не готовы к таким чрезвычайным ситуациям. Хотя немецкая педантичность в прогнозировании и просчетах всегда являлась неким примером, перед лицом стихии эти факторы оказались беспомощными и неадекватными. Что подвело Германию в данном случае – проблемы в урбанистическом планировании, отсутствие надлежащей системы оповещения и эвакуации, или последствия изменений климата, о которых любят говорить экологи? Вероятно, все вместе взятое, но также, и главное – кризис либерально-капиталистической системы как таковой.

 Под видом прав человека и заботы об индивидуумах государство на Западе стало слишком абстрактно понимать цену человеческой жизни. Об этом красиво сказано во всевозможных отчетах и политической пропаганде, включая призывы помогать мигрантам – но на деле система дала сбой. Показательно и то, что многотысячный американский корпус в Германии не смог надлежащим образом прийти на помощь стране, в которой размещается. Получается, что американские военные не имеют опыта для работы в подобной среде. Следовательно, их ценность девальвирована, поскольку заявления о необходимости присутствия для обороны от агрессии (российской или какой-то другой, даже мифической) – это всего лишь гипотеза. В реальной войне американские войска в Европе могут оказаться такими же беспомощными и бесполезными, как и во время наводнения в Германии.

Климатическая повестка также является эффективным инструментом пропаганды. Нет сомнений, что сейчас начнется хайп со стороны «зеленых» и энвайроменталистов по поводу принятия неотложных мер, направленных на контроль за природой.

Правда, сторонники таких теорий обычно забывают две вещи. Во-первых, изменения климата происходят циклично. Подтверждением этому являются так называемые малые ледниковые периоды, известные в истории человечества. Во-вторых, как правило, экологи представляют секулярных активистов, которые не понимают, что буйство стихии может быть проявлением вмешательства высших сил, попросту именуемых Провидением или Богом. И здесь никакие меры политико-экономического характера не смогут что-либо решить, но только Покаяние и Метанойя способны восстановить необходимый баланс человека с природой. Техническое же вмешательство и попытки управлять природными процессами могут только усугубить ситуацию.

Россия также в последние годы сталкивалась с многочисленными стихийными бедствиями – от пожаров до наводнений, которые, к сожалению, сопровождались человеческими жертвами. При этом оказывалась помощь и другим государствам, в том числе в 2018 году в США направлялись самолеты для тушения пожаров в Калифорнии, а в 2005 после урагана «Катрин» тем же Штатам была выслана гуманитарная помощь. И наличие соответствующей службы, ресурсов и возможностей – это еще один рычаг внешнеполитического влияния, включая имиджевую политику. При росте природных и техногенных катастроф ценность подобного актива будет только расти.