G20 и проблемы неоколониализма

14.11.2022
Большая двадцатка не является многополярным форумом, но может все еще являться площадкой для отстаивания интересов России

Затянувшаяся интрига о том, поедет ли Президент России Владимир Путин на предстоящий саммит неформального объединения Большой двадцатки в Индонезии завершился на прошлой неделе официальным заявлением, что визит первого лица не состоится, а российскую делегацию будет представлять Сергей Лавров. К этому было добавлено, что Россия озвучит предложение о формировании нового энергетического газотранспортного хаба, который планируется реализовать совместно с Турцией. Также пройдут двусторонние встречи и выступления. Параллельно с этим была распространена информация, что представители западных стран будут пытаться бойкотировать и блокировать заседания с участием российской делегации. Сложно сказать как им это удастся, ведь хозяином саммита является Индонезия, а не какая-то из стран Большой семерки. Хотя нужно признать, что представителям российской делегации нужно быть готовым к всяческим провокациям.

Провокации со стороны западных спецслужб, включая возможное покушения на Президента России - это одна из версий, почему визит не состоится. Хотя это, скорее всего, имеет мало отношения к действительности. Причина же видится в том, что глава МИД России Сергей Лавров прекрасно справится с поставленными задачами, а верховному главнокомандующему нет необходимости присутствовать на саммите. Во-первых, более важно сейчас заниматься вопросами национальной безопасности, включая выбрасывание вражеских сил с территории Российской Федерации в Херсонской области (а также в новых соседних субъектах). Во-вторых, есть много других вопросов, связанных с внутренней суверенной политикой. В-третьих, сам клуб Большой двадцатки - довольно невнятное объединение, которое несет в себе отголоски колониализма и явные попытки со стороны Запада подмять под себя повестку этой группы.

Хотя вряд ли это удастся сделать, все же рассмотрим подробнее историю и структуру этой группы. Большая двадцатка появилась как реакция на мировой экономический кризис конца 90-х гг. Этот кризис был напрямую связан с действующей капиталистической системой и ее спекулятивными формами, такие как фондовые биржи и курсы валют. Как мы знаем, после этого последовал очередной финансовый кризис 2008 г., который тоже был связан со спекуляцией рейтингов. Большую двадцатку собрали из стран с наиболее сильными экономиками, чтобы совместно решать последствия кризиса.

Однако, почему сам Запад, будучи причиной этого кризиса (как и в 2008 г. позже), не смог и не захотел самостоятельно наводить порядок в мировой финансовой системе?

Здесь есть несколько причин. Первая - выросшая взаимозависимость многих стран из-за процессов глобализации (и снова видим западную схему, придуманную для эксплуатации других государств и выкачивания из них природных ресурсов и паразитировании на дешевой рабочей силе). Вторая - попытка мимикрироваться под видом равенства с не-западными странами, чтобы иметь на них свое влияние. Это влияние часто проходит не напрямую, а опосредованно, через такие структуры как Всемирный банк, Международный валютный фонд и Всемирная торговая организация. Неслучайно представители этих транснациональных организаций с идеям глобализма всегда участвуют на саммитах Большой двадцатки. В связке с США, Британией, Канадой, Японией, Италией, Германией, Францией, Австралией, Южной Кореей, Японией и ЕС они пытаются навязать свое видение дальнейшего развития мировой экономики. А с учетом того, что многие остальные страны, входящие в G20 зависят от Всемирного банка и МВФ, проводить более самостоятельную политику им становится сложнее.

Таким образом, мы видим, что структура G20 разделяется по "принципу Хантингтона" - Запад и другие. Этими другими являются Россия, Китай, Аргентина, Бразилия, Мексика, Индия, Индонезия, Саудовская Аравия, ЮАР и Турция. За исключением России и Турции все остальные страны из этого списка были колониями западных держав. А в период глобализации 90-х, некоторые из них, та же Индонезия, например, стала потогонно-сборочной фабрикой Запада. И по ряду факторов продолжает ей быть и сейчас. Эта дихотомия имеет важное значение. Хотя, конечно же, на Западе понимают и ощущают определенную зависимость от не-западного блока как в плане ресурсов, так и в отношении дальнейшей перспективы развития (тот же Китай в 90-х сам был потогонно-сборочной фабрикой Запада, но теперь проводит полностью независимую политику).

Интерес Запада - продолжать ангажировать не-западные страны в свою общую повестку, при этом не оставляя попыток изоляции отдельных государств, если они открыто будут выступать против западной гегемонии (как в случае России сейчас).

Для не-западных стран остается вопрос - нужен ли этот формат вообще, и если да, как его использовать? Теоретически площадка может быть полезна для двусторонних встреч между ними, чтобы сверять планы и расширять сотрудничество. Также ее можно использовать для ситуационной осведомленности, чтобы делать замеры поведения западных стран и прощупывать намерения их лидеров. Хотя не нужно питать иллюзий как насчет адекватности их мышления (в смысле политики, власти и сферы интересов), так и насчет возможности дружеских взаимоотношений. Поэтому, как и ООН, Большая двадцатка пока может остаться в качестве места регулярных встреч. Но при этом нужно прилагать больше усилия для создания и усиления не-западных форматов, таких как ЕАЭС и БРИКС, куда просятся другие страны, относящиеся к не-западным державам. Такие объединения и клубы будут гораздо продуктивнее в плане реализации глобального контр-гегемонистского проекта.