Европа обречена на зависимость от поставок российского газа

28.03.2022
В ближайшее время у стран ЕС не будет серьезных альтернатив на замену энергоносителям из России.

На прошлой неделе президент России Владимир Путин заявил о переходе в расчете на рубли за покупку природного газа для недружественных стран. Это заявление сразу же повлияло на курс рубля, ослабив доллар и евро. США и страны ЕС проявили определенное беспокойство, поскольку это вынудит их обходить свои же санкции. Поступили сообщения, что американцы помогут Европе решить проблему с поставкой газа в будущем. Однако не было сказано ни об объемах, ни о технической стороне дела.

Давайте посмотрим, сможет ли Европа полностью отказаться от российского газа в ближайшее время. И могут ли США быть надежным поставщиком.

Природный газ сейчас составляет около одной пятой всей энергии, используемой в Европе. На его долю также приходится около 20% выработки электроэнергии, а помимо этого он используется для отопления и производства. Россия является крупнейшим поставщиком природного газа в Европу, перекачивая около 40% поставок на континент по трубопроводам. Следующими по величине поставщиками по трубопроводам являются Норвегия (22%), Алжир (18%) и Азербайджан (9%). Европа также получает сжиженный природный газ, который доставляется морским транспортом.

В последние месяцы европейский импорт сжиженного природного газа, или СПГ, из США и других стран достиг рекордного уровня – около 400 миллионов кубометров в день. Одно грузовое судно с сжиженным газом может вместить примерно 125000 – 175000 кубометров природного газа: этого объема достаточно для обогрева 17 миллионов британских домохозяйств в течение одного зимнего дня.

Но существуют серьезные ограничения как для экспортеров, так и для покупателей СПГ, если речь идет о больших объемах. СПГ производится путем охлаждения природного газа до минус 260 градусов по Фаренгейту (минус 162 градуса по Цельсию), что уменьшает его объем более чем в 600 раз. Природный газ доставляется по трубопроводу в порт, перерабатывается на заводе по сжижению, а затем загружается в специализированные изолированные танкеры с регулируемой температурой для отправки морским путем.

Для приема СПГ в порту разгрузки должна быть установка по регазификации, которая преобразует СПГ обратно в газообразную форму, чтобы его можно было отправлять по трубопроводу конечным потребителям. Как заводы по сжижению, так и регазификационные установки стоят миллиарды долларов, а на их строительство уходит несколько лет.

После аналогичного кризиса в 2009 году, когда финансовый конфликт с Украиной вынудил Россию приостановить поставки газа на 20 дней, Европа существенно расширила количество своих объектов регазификации до 29. В настоящее время на европейских приемных терминалах для регазификации все еще есть место для импорта большего количества СПГ, а также достаточно места для хранения импортируемых поставок практически на неопределенный срок. Но многие ведущие мировые поставщики исчерпали свои возможности, поскольку у них мало мощностей для производства и сжижения большего количества природного газа, чем они уже используют.

Кроме того, около двух третей всего сжиженного природного газа продается по твердым долгосрочным контрактам с фиксированными пунктами назначения. Пока нет никаких оснований, что крупные держатели контрактов, такие как Южная Корея, Япония и Китай, а также их поставщики готовы перенаправить грузы в Европу, если дальнейшее сокращение российского экспорта приведет к обострению кризиса поставок.

В истории был случай в 2011 году, когда цунами вызвало разрушение и выброс радиации на японской атомной электростанции «Фукусима Дайити». Япония закрыла все свои атомные электростанции, чтобы оценить, готовы ли они к подобным катастрофам. Поставщики СПГ тогда перенаправили поставки газа в Японию, чтобы помочь ей пережить непосредственный кризис. Но тогда были гуманитарные причины, а не политические. К тому же Япония – это не ЕС и другие потребители, такие как Великобритания. Им нужен значительно больший объем поставок. А зимы на севере Европы гораздо суровее и продолжительнее, чем в Японии.

Сегодня аналитики говорят, что производители или импортеры СПГ могут перенаправить грузы, которые могли бы компенсировать примерно 10–15% любого дефицита. Тем не менее, такие изменения, скорее всего, будут происходить по более высоким ценам, в результате чего европейские потребители получат еще более высокие счета, чем сейчас.

Существующие мощности по экспорту сжиженного природного газа в США работают в полную силу уже несколько месяцев. Около половины поставок сжиженного природного газа в США в декабре 2021 года были направлены в Европу, чему способствовал рост цен на европейских рынках. Ранее большая доля экспорта американского СПГ направлялась в Китай, где связанные с засухой ограничения на гидроэнергетику привели к резкому росту спроса на природный газ. Теоретически, продавцы в США смогли поставлять больше газа в Европу, но только перенаправляя экспортные грузы, а не продавая газ, который в противном случае использовался бы внутри страны. К тому же холодная погода в США может привести к спросу на газ и к повышению его цены.

Важным вопросом является то, как Россия будет регулировать собственную экономику, если прекратит экспорт газа в Европу и потеряет доходы от его продажи. В последние годы Россия структурировала свой федеральный бюджет таким образом, что позволило сохранить 630 миллиардов долларов США в виде валютных резервов – денежных средств, хранящихся центральным банком в других валютах для использования по своему усмотрению. Эти средства могут быть использованы, чтобы пережить любые новые санкции или неожиданные изменения цен на нефть.

Например, в прошлом году Кремль основывал свои расходы на довольно низкой оценке безубыточной цены на нефть в 45 долларов за баррель, предоставляя себе некоторую свободу действий. В конечном счете, в 2021 году цены на нефть в среднем составили 71 доллар за баррель, что обеспечило значительную бюджетную прибыль. Благодаря этой фискальной стратегии был накоплен значительный запас, чтобы противостоять любому новому раунду санкций или даже полной потере доходов от экспорта природного газа из Европы в течение определенного периода времени.

Хотя полное прекращение экспорта газа в Европу может иметь долгосрочные последствия. У России имеется запас природного газа на сто лет, поэтому отказываться от крупного потребителя в лице Европы было бы неблагоразумно. Следовательно, ограничение поставок в качестве политического давления вряд ли будет применено. И механизм перехода на рубли является наиболее взвешенным решением. Хотя, как крайняя мера, временное прекращение поставок все же возможно.