Если завтра не будет войны

15.11.2021

В последнее время явно заметна эскалация американо-российских отношений. Это второй эпизод с весны 2021 года, когда от поддержанного неоконсами глобалиста Байдена многие ожидали отмашки Киеву для наступления на Донбассе. Но тогда все ограничилось смехотворным приездом Зеленского с зону АТО и убедительными маневрами российских ВС на российской же территории. Этого оказалось достаточно. 

Тогда Вашингтон предпринял попытку сорвать запуск Северного потока-2, но снова провал, так как европейские партнеры эту политику просто отвергли.

Тогда Байден сосредоточился на выводе американских сил и их пособников из Афганистана и создании англосаксонской коалиции (АУКУС) против Китая, а также четырехсторонним блоком КВАД, куда США включили Японию и Индию. И снова все против Китая.

Выведя войска из Афганистана и приступив к выводу войск из Сирии (пока в Ирак), Байден дал сигнал своего пафицизма, а вот АУКУС и КВАД – это скорее дань неоконсам и ястребам. Однако, вывод войск – это факт, а созданные коалиции – пока лишь простая возможность, угроза, замах, не удар.

Видимо, это вызвало серьезное недовольство неоконсов, и они потребовали от президента, все глубже погружающегося в стариковскую деменцию – решительных шагов.

Это и выразилось в эскалации отношений – на сей раз не с Китаем, а с Россией, что мы и наблюдаем сегодня. Напряжение синхронно возросло по всему периметру вокруг России. Здесь ясно видны три зоны нарастающей конфликтности.

Беларусь и кризис с мигрантами на польской границе. Здесь вполне рациональна логика поведения Лукашенко, который спокойно принимает в своей стране мигрантов, рвущихся в Евросоюз, не обращая внимание на Польшу, которая, в свою очередь, после выборов в Минске и массовых либеральных протестов, отказалась выстраивать с Лукашенко какие бы то ни было конструктивные отношения. Напряжение на границе и стягивание туда польских войск создает очаг напряженности между союзной Россией Белоруссией и США, ЕС и НАТО. Но Лукашенко здесь не причем, он просто симметрично отвечает на натовское хамство и попытку regime change operation, предпринятую глобалистами.

Параллельно этому началось движение ВСУ на Донбассе. Минские договоренности были по сути полностью перечеркнуты Киевом. Каратели приступили к захвату населенных пунктов, расположенных на территории ДНР. Здесь показательны выступления некоторых украинских политиков, которые призывают своих американских партнеров вмешаться в ситуацию, поддержать восстановление контроля Киева над Донбассом и при необходимости включиться в прямое военное противостояние с Россией. Это противостояние возникнет неизбежно, так как сегодня всем очевидно, что в случае начала Киевом полноценной военной операции Москва своих граждан из ДНР И ЛНР, давно получивших в массовом порядке российские паспорта, на произвол судьбы не оставит. И снова ситуация нагнетается, а Вашингтон дает понять, что на сей раз он настроен решительно и готов поддержать Киев.

И наконец, военные учения НАТО в Черном море и заход военных кораблей Шестого флота США в порт Батуми, призваны продемонстрировать, что США прекрасно осознает остроту момента и готовы поддержать Украину в возможном конфликте с Россией. Черноморский бассейн – дает понять Вашингтон – будет использован в таком случае для нападения на Россию – или как минимум для ее сдерживания. 

Чтобы поддержать общую стратегию США, в Грузию был недавно нелегально доставлен бывший президент Михаил Саакашвили, профессионально занимающийся геополитическими и политическими провокациями в интересах глобалистов – прежде всего Джорджа Сороса и его сетей.  Нейтральная правящая в Грузии сила Грузинская мечта не готова включиться в новую авантюру – для этого понадобился Саакашвили, которого власть благополучно арестовала. Но мина заложена.

Итак, второй раз за период президентства Байдена между Россией и США отношения достигли критической точки. Именно этим можно объяснить прямой диалог Президента РФ Владимира Путина с директором ЦРУ Уильямом Бернсом, специально прибывшим недавно в Москву. Такой ассиметричный диалог ведется только в экстремальных условиях. 

Иными словами, мы стоим на пороге войны, и начаться она может в одной из трех зон нарастающей эскалации – 

  • на белорусско-польской границе, 
  • на Донбассе или 
  • в Черном море. 

А может одновременно в трех регионах.

Сделать первый выстрел в такой ситуации довольно легко: правовой статус российского Крыма или независимого Донбасса, а также признание независимости Южной Осети  и Абхазии диаметрально противоположны в глазах России и Запада. То, что Москва восприняла бы как акт прямой агрессии (а это и есть «красные линии» Путина), для США и их союзников и сателлитов вполне может выглядеть как «легитимная операция по восстановлению контроля над национальными территориями» или акцией по «принуждению к мира диктатора» (в случае Лукашенко и призрачной белорусской оппозиции в лице Тихановской). 

Война вероятна, как никогда.

Однако есть ряд аргументов, которые дают основания для надежды, что все же и на этот раз все вернется на круги своя, и статус кво будет восставлен.

Самый главный аргумент, почему войны скорее всего не случится, состоит в том, что у Байдена нет на это мандата. Его рейтинг падает, им недовольны все – не только сторонники Трампа и республиканцы, но и его собственные однопартийцы и избиратели. Байден не может сделать ничего. У него все падает из рук, он забывает слова, здоровается с призраком, засыпает, где только может. Чтобы начать войну с ядерной и довольно бодрой в военном и психологическом отношении Россией Путина – пусть и отчасти чужими руками – необходима железная легитимность. Это должны быть оправдано, так как ставит все человечество на грань уничтожения. Ядерное оружие есть ядерное оружие. И здесь паритет все еще безусловен. 

В решимости Путина стоять за свободу и независимость России до конца никто в мире не сомневается. И вот представьте: в такой ситуации почти полностью выживший из ума дед приказывает: «вперед, в атаку!, за нами…»… а что за нами? Сорос, ЛГБТ+, гэйпарады, замена человечества Искусственным Интеллектом, система глобальной сетевой цензуры и слежения, выживший из ума Цукерберг, считающий, что уже живет в фантастическом фильме… И для этого надо сразиться с Путиным?

В другой раз. Так подумает не просто противник Байдена, рядовой американец, но и большинство его сторонников. Кроме быть может неоконсов, но и они не являются полными маньяками и самоубийцами. Они изучают геополитику и (надеюсь) прекрасно отдают себе отчет в реалиях подлинного баланса сил.

Значит, скорее всего эта эскалация по периметру есть не что иное, как блеф номер 2.

Если это так, то лимит на запугивание России, после того как ситуация вернется к обычному состоянию, будет исчерпан. Дважды замахнувшись и ни разу не ударив – значит только одно: к удару агрессор и вовсе не способен. То есть это не агрессор, а чучело.

Вроде результат никакой, все как было, ВСУ вернутся в казармы, мигранты будут пробираться лесами в Германию, а военные корабли США отправятся к местам своей обычной дислокации в Средиземном море, но уже все совсем не как было. О Байдена можно будет отныне просто вытирать ноги как о половой коврик. Он безответен, этот старый жалкий маразматик. От стыда он может даже умереть. Камала же Харрис, на которую у глобалистов было столько надежд, тоже может исчезнуть, так как оказалась просто дурой и от нее все отвернулись.

Но все же, когда ситуация нагнетается столь остро, нельзя быть полностью уверенными, что ничего не произойдет. Поэтому к вероятности войны надо отнестись со всей серьезностью. Впрочем, руководство России – Путин, Шойгу, Лавров – именно это и демонстрируют. Отсюда наши симметричные учения, резкость реакции на провокации ВС США вблизи от наших границ и агрессивные жесты Киева. Россия к войне готова. Ясно, что будет предпринято все, чтобы ее избежать, но если те самые красные линии будут перейдены, Россия примет ситуацию мужественно и достойно. 

И вот здесь есть одно очень интересное различие: у Путина мандат на оборонительную войну есть. Патриотические настроения в российском обществе и так чрезвычайно высоки, а после первого выстрела (не дай Бог ему прозвучать), они вырастут до небес. И полная легитимность во внутренней политике у Путина есть. И надеемся технологического потенциала российской армии будет достаточно (хотя как на самом деле все обстоит в области вооружений и новых военных технологий не знает никто, а если и знает, то это составляет гостайну, поэтому гадать – готовы ли мы к полноценной войне или не очень, -- бессмысленно – представляется, что готовы).

Обобщая: стартовые позиции в этой эскалации у России лучше, чем у США. Более того, Москва в случае прямого конфликта имеет шанс качественно и одним броском улучшить свое геополитическое положение – и как раз во всех трех направлениях.

В критической ситуации 

  • объединение с Белоруссией произойдет стремительно,
  • Новороссия (от Одессы до Харькова) будет наконец освобождена, а дальше возникнет две Украины, одна из которых заплатит за все – от Майдана до карательных рейдов, 
  • в Грузии, дай Бог, укрепится национальный нейтральный режим, с которым можно будет позитивно развивать отношения.

Да, цена имеет значение. Но все великое оплачивается кровью.

А что получает США? Русских напрямую уничтожить невозможно. Позиции Путина абсолютно тверды. На прямую оккупацию России – а тем более с опорой на недееспособное прокси в виде Украины – рассчитывать в здравом уме никто не может.

То есть одним словом: войны не будет. Снова не будет. Для Москвы это, конечно, уже победа. Но не такая, как победа настоящая…