Если Байден станет президентом, что будет с Трампом и трампизмом?

17.11.2020
Трампизм как феномен сохранится, но, вероятно, его представитель не сможет одержать победу на других выборах. Это был культ личности без личности.

После того, как сага о Уотергейте закончилась отставкой Ричарда Никсона в 1974 году, стали говорить, «что браки распадаются, потому что паре больше не о чём говорить». Теперь подобное чувство пустоты возникает у многих из нас. Мы не можем представить, что было бы, если бы произошел наиболее вероятный сценарий, согласно которому Дональд Трамп проигрывает выборы в США и какое-то время жалуется, а затем покидает свой пост. После того, как Трамп уйдёт с поста президента – смогут ли его сторонники и противники найти не только поводы для дебатов, но и новые лица в своих рядах? Сможет ли выжить трампизм? И положит ли уход Трампа конец популистскому движению во всем мире?

Все американские президенты занимают умы людей по всему миру – но никто из них не имел такого влияния, которое имеет Трамп. Фактически, ни у одного человека в истории не было такого контроля над глобальным сознанием в реальном времени. Трамписты часто шутят над тем, что либералы страдают от «синдрома расстройства Трампа» – однако, почему бы и не шутить над этим? Ведь в каждой шутке есть доля правды. В течение четырех лет человек с самой высокой трибуны внедрял в наш разум ложь, оскорбления и расовую неприязнь, выдавая это за нечто нормальное – делая всех, кто его слушает, глупыми и еще более параноидальными.

«Тот факт, что Трамп всё время находится в состоянии напряженности, повлиял на всех нас», – сказал Тони Шварц в «Искусстве сделки». Барак Обама пообещал, что если Трамп уйдет, то окружающая обстановка «будет не так утомительна. Вы сможете поужинать в День Благодарения без скандалов».

Существует естественная интенция заменить чрезмерно экспрессивного лидера – скучным. Рональд Рейган уступил место Джорджу Бушу-младшему; Маргарет Тэтчер – Джону Мейджору; Ричард Никсон – Джеральду Форду. В настоящее время существует желание иметь президента хотя и скучного – но такого, который, по крайней мере, не станет живым орудием разрушения, направленным против своей страны. Сенатор‑демократ Майкл Беннет уловил это чувство во время его неудавшейся попытки попасть в Белый дом: «Если меня выберут президентом, я обещаю, обо мне не придется думать две недели подряд».

Джо Байден выглядит новым Джеральдом Фордом: человеком, унаследовавшим национальный кризис, который пытается преодолеть. Стало структурно практически невозможно принимать прогрессивные законы в Сенате и Верховном суде. Но если бы Байден представил в суд своих собственных судей, это учреждение мгновенно потеряло бы легитимность среди почти половины американцев.

После ухода Трампа демократы потеряют свою «машину по обеспечению явки избирателей», а либеральные газеты – свой лучший материал. Существует риск спада интереса к новостям. У New York Times могут возникнуть проблемы с сохранением своих многомиллионных подписчиков, если на первых полосах перестанут публиковать бесконечные споры в Конгрессе об одобрении отдельных частей «Нового зеленого курса».

А для простых американцев это будет возможность сместить свое внимание с политики на личную жизнь, как в романе Джона Апдайка 1992 года «Воспоминания о президентстве Форда», в котором историковед почти не упоминает Форда – и, скорее, с любовью вспоминает его супружеские измены. Он задаётся вопросом: «Существовала ли когда‑либо администрация Форда? Доказательств её существования, похоже, немного».

Скорее всего, Трамп избежит тюрьмы. Как правило, это удается состоятельным американцам и бывшим президентам. Его долг составляет не менее 1,1 миллиарда долларов, но предыдущие шесть банкротств не остановили Трампа. В американских реалиях есть много способов превратить славу в деньги. В случае провала, он может выполнить свой первоначальный план 2016 года и запустить «Трамп ТВ».

Трамп может заработать целое состояние, если откажется от своих предпринимательских фантазий и признает свой истинный дар бестактного артиста. Он способен даже преуспеть в этом (на какое-то время). Бывшие американские президенты – очень мотивированные люди с доступом к качественной медицинской помощи. Трем последним ушедшим из жизни президентам было девяносто лет, а Джимми Картеру исполнилось 96 лет.

После победы Байдена трампизм переживет Трампа – но представители этого движения, вероятно, не смогут достигнуть успеха на других выборах.

Во-первых, это был бы культ личности без личности. Во-вторых, белый национализм уже сталкивается с меняющейся американской демографией. Республиканская партия находится в трудном положении: у нее будут устаревший культурный и малопривлекательный экономический планы о снижении налогов для богатых и о дерегулировании исчезающих отраслей ископаемого топлива. Основным политическим наследием Трампа могут стать порождённые им ультраправые ополчения. Чтобы сделать страну неуправляемой, достаточно всего нескольких вооруженных группировок.

За пределами США будущее нативистов выглядит более многообещающим. Они будут изучать кампанию «Кодекс Трампа» 2016 года (с весьма занимательным, антиэлитарным содержанием и с «зашифрованными посланиями») – как модель того, как быть избранным, а его последующие четыре года – как пример того, как не оказаться не способным к достижению консолидации. В то время как Трамп смотрел телевизор в течение дня, писал в Твиттере и играл в гольф – профессиональный автократ (такой, как Виктор Орбан) захватил СМИ, суды, государственную бюрократию и крупные корпорации. Трамп же просто назначил несколько судей. Это правда, что разрушить государственную машину в США труднее, чем в Венгрии – но он почти не старался. Он не смог достичь даже самого низкого порога компетентного управления страной. Для сравнения: по отношению к численности населения каждой страны количество смертей от COVID-19 в США была в четыре раза больше, чем в Венгрии. Примитивный нативизм в сочетании с базовой компетенцией управления государством и захватом рычагов власти по-прежнему остается мощным политическим рецептом.