Экономические коридоры как инфраструктуры для извлечения прибыли

10.08.2021
Четыре тезиса, предложенные в статье, помогут лучше понять по существу экстрактивистскую природу экономических коридоров.

Экономические коридоры

Экономические коридоры – это географически ориентированные инициативы развития, которые в настоящее время строятся почти на всех континентах планеты. В то время как жесткая инфраструктура, такая как транспортные связи, производство электроэнергии, порты и промышленные зоны, образуют хребет, экономические коридоры отличаются «мягкой инфраструктурой», включая благоприятную для бизнеса политику, правила и институты, способствующие торговле и инвестициям.

Они занимают видное место во внешней политике и инициативах в области развития во всем мире и послужили фундаментом для миллиардов долларов инвестиций в инфраструктуру. Скорее всего, они сделают то же самое для тех, кого подтолкнуло «Build Back Better World (B3W) Partnership», недавно объявленное G7. Тем не менее, несмотря на то, что они существуют уже более двадцати лет, об экономических коридорах написано относительно мало, кроме «серой» литературы, поддерживаемой многосторонними банками развития.

Известные исключения из этого недостатка концептуального взаимодействия включают те, кто рассматривает их как технологии государственности (в Малайзии)форму лицензированного воровства (в Африке)инструменты сдерживания и ограждения (в Китае), а также неолиберальные институты и новые границы капитала ( в Индии).

В статье, недавно опубликованной в Обзоре международных исследований, я внес свой вклад в эту литературу по коридорам и инфраструктуре, предлагая понимать экономические коридоры как по существу экстрактивистскую парадигму: совокупность политических рецептов, которые продвигают процессы валоризации и накопления, основанные на подчинении человеческой и внечеловеческой природы усиленной эксплуатации.

Прилагательное «экстрактивизм» здесь обозначает процесс, посредством которого капитал привлекает свои многочисленные внешние стороны, истощая социальные основы богатства. Это включает, помимо прочего, разграбление земли и биосферы, распространяющееся также на социальные аспекты эксплуатации, такие как реорганизация производства и социальных отношений, которые делают возможным производство.

Общепринятое обоснование

Таким образом, статья предлагает вдохновленный марксизмом структуралистский взгляд на глобальную политическую экономию строительства коридоров, который бросает вызов благотворному взгляду на экономические коридоры как на инструмент развития, встречающийся в «серой» литературе.

Для этого в нем излагается то, что я называю «общепринятым обоснованием», которое используется многосторонними банками развития и государствами-донорами, чтобы убедить доминирующие государства и классы в их полезности в качестве средства инклюзивного и устойчивого развития.

Это опирается на классические и неоклассические принципы экономической политики и планирования, так называемую «новую теорию торговли» и «новую экономическую географию». Чтобы оспорить это доминирующее понимание, в статье излагаются четыре ключевых утверждения, оспаривающих важные столпы, на которых оно основано.

Экономические коридоры как экстрактивистская парадигма

В статье приводятся следующие утверждения:

1) Во-первых, коридоры – это «фиксатор» кризисов капитализма. В то время как традиционная парадигма представляет коридоры как инструменты для облегчения инвестиций в слаборазвитые регионы, в статье утверждается, что коридоры следует понимать как инструменты, которые компенсируют кризисы чрезмерного накопления за счет обеспечения прибыльности компаний на фоне стагнации и упадка в доминирующих государствах и регионах.

2) Во-вторых, коридоры обостряют классовую борьбу. Традиционная парадигма основана на взгляде на глобализацию как на благоприятный процесс поиска равновесия, в котором рыночные силы, освобожденные от государственного вмешательства, работают на благо всех. В статье вместо этого утверждается, что развитие экономического коридора ускоряется и обостряет классовую борьбу, расширяя возможности капитала и ставя его над силами труда, окружающей среды и общества. Это порождает новые социальные силы, такие как новые классы пролетариата и союзы бизнес-элит и субъектов, использующих государственную власть для накопления богатства, что ведет к новым формам эксплуатации, лишения собственности, маргинализации и изоляции.

3) В-третьих, коридоры – это инструменты эксплуатации. В то время как традиционная парадигма представляет их как инструменты развития, позволяя развивающимся странам участвовать в мировой экономике «с небольшими средствами», занимаясь низкотехнологичным и трудоемким производством, в статье вместо этого утверждается, что экономические коридоры усугубляют эксплуатацию человеческой и внечеловеческой природы, способствуя извлечению богатства посредством неравного обмена, способствуя дивергенции и поляризации по новым географическим и классовым признакам.

4) Четвертое и последнее утверждение заключается в том, что коридоры облегчают извлечение финансовых средств. В то время как традиционная парадигма представляет финансирование инфраструктуры, связанной с коридорами, как способ мобилизации финансовых средств для развития, в статье утверждается, что это следует понимать как дополнительный механизм извлечения богатства из подчиняемых государств и классов. Таким образом, он перекликается с аргументом Hildyard о том, что инфраструктурные мега-коридоры являются инструментами для развития финансов, а не для финансирования развития.

Рамки для будущих исследований экономических коридоров

Статья разработана с эмпирической ссылкой на экономические коридоры в континентальной части Юго-Восточной Азии, признанные первой и одной из самых амбициозных программ в мире, но она направлена ​​на выявление набора экстрактивистской динамики, неотъемлемой части концепции экономических коридоров и, следовательно, действующей в других местах.

С этой целью она призывает к дальнейшей эмпирической работе с коридорами по всему миру, чтобы помочь обобщить структуру и уточнить ее. Могут быть вдохновлены статьей исследования, например:

 а) В какой степени развитие коридоров в других местах было обусловлено попытками нейтрализовать кризисные тенденции капитализма с помощью различных экстрактивистских «исправлений»? Можно ли трансформировать коридоры в инвестиции, способствующие существенному развитию?

б) Как на классы субалтернов за пределами региона Меконга повлияло развитие коридора? Какие формы борьбы велись и как их можно укрепить?

в) Сколько богатства было извлечено за счет инфраструктуры, связанной с коридорами? Можем ли мы количественно оценить трансферы стоимости, непосредственно связанные с этими коридорами, чтобы оспорить основные показатели успеха, связанные с притоком инвестиций и показателями ВВП?

г) Могут ли второстепенные классы использовать возникающую геополитическую напряженность между, скажем, G7 и Китаем, чтобы добиться уступок и усилить свою власть в учреждениях, влияющих на развитие коридоров и управление?

Четыре тезиса, предложенные в статье, не претендуют на то, чтобы быть исчерпывающими, и читатели могут найти дополнительные предложения, помогающие лучше понять по существу экстрактивистскую природу экономических коридоров, или предложить дополнительные эмпирические данные в поддержку аргументации. Я надеюсь, что статья стимулирует более критическое обсуждение этих инициатив, чтобы пролить больше света на влияние этих коридоров, особенно на угнетаемые государства и классы.