Эфиопия: конфликт продолжается

30.07.2021
Кровавая драма разворачивается на Африканском роге

Вооруженное столкновение между правительственными войсками и «Народным фронтом освобождения Тиграя» (НФОТ) началось в ноябре прошлого года. В тот же месяц провинция была занята Эфиопскими национальными силами обороны, войсками эфиопского штата Амхара и Эритрейскими силами обороны, которые выступили в качестве союзника федерального правительства. Казалось, что победа достигнута, однако НФОТ объединился с оппозиционными группами Тиграя, ветеранами вооруженных сил и волонтерами. В результате объединенные Силы обороны Тиграя (СОТ), мотивированные учиненным насилием со стороны правительственной коалиции, нанесли поражение эфиопской армии в конце июня этого года. Операция «Аллула» привела к тому, что СОТ отбили большую часть Тиграя в течение нескольких дней. Тысячи солдат правительственных войск были взяты в плен, и федеральное правительство было вынуждено объявить об одностороннем прекращении огня – по сути, признав свое поражение. Фактически, армия Эфиопии перестала существовать.

Также в конце июня «Партия процветания Эфиопии», возглавляемая действующим премьер-министром Абием Ахмедом, одержала победу, получив 410 из 436 мест в парламенте. Примерно пятая часть страны не принимала участия в его деятельности, что сокращало легитимность, на которую можно было положиться в реализации экономических реформ и централизации управления.

Федеральное правительство, не имея более военных активов, начало блокаду Тиграя. Отступающие войска разграбили инфраструктуру, включая банковскую и телекоммуникационную, в то время как Аддис-Абеба прекратила оказание основных услуг. По данным ООН, около 4-х миллионов человек нуждаются в гуманитарной помощи, при этом около 400.000 человек находятся в кризисной ситуации. С тех пор в адрес федерального правительства были выдвинуты обоснованные обвинения в использовании продовольственной блокады в качестве оружия войны, а Совет Безопасности ООН обсудил риск голода. США и ЕС оказали давление на правительство Эфиопии в частном и публичном порядке. В декабре 2020 года ЕС приостановил выделение транша на сумму 109 миллионов долларов. США ввели санкции на поездки в отношении отдельных должностных лиц правительства Эфиопии и Эритреи, сил Амхара и членов НФОТ, а также приостановили меры безопасности и финансовую помощь. Также обсуждалась приостановка многостороннего финансирования развития, в котором Эфиопия остро нуждается. Россия и Китай были более сдержанны, но не накладывали вето на инициативы Запада в ООН.

Согласно статистике, примерно 90% жителей Тиграя – это православные христиане. Поэтому были озвучены и версии насчет геноцида по религиозному признаку.

В то же время премьер-министр Абий Ахмед усилил риторику против НФОТ, охарактеризовав ее как террористическую организацию, которая вербует детей-солдат. Кроме того, были выдвинуты обвинения в адрес тиграйцев, которые не поддержали действия федеральный войск, за чем сразу же последовали массовые облавы в городских районах.

СОТ в ответ вторглись в удерживаемые войсками Амхара районы Тиграя и соседний штат Афар, угрожая основному железнодорожному сообщению Эфиопии в Джибути. Абий, в свою очередь, призвал штаты Эфиопии предоставить войска. По официальным данным, их предложили Оромия, Сидама, Южные нации, Национальности и народы, Сомалийский регион, Бенишангул-Гумуз, Гамбелла и Харари. Мобилизация войск региональных штатов Эфиопии подчеркивает слабость федеральной власти, но она также может стать отправной точкой для более широкой гражданской войны, поскольку в стране существует множество разломных линий внутри ее административных единиц и общества. До конфликта в ноябре 2020 года вспышки насилия происходили в нескольких штатах – Оромия, Тиграй, Амхара, Сомали и Южных нациях – там существуют внутренние политические разногласия или активные мятежи. Между тем, неравномерные выгоды от крупномасштабного сельского хозяйства, развития инфраструктуры и захвата земель на протяжении десятилетий вызывали недовольство и перемещение населения. Напряженность среди населения растет, уровень инфляции составляет от 20% до 30%.

Таким образом, страна находится в подвешенном состоянии. Абий отказался от политической системы, завещанной ему его предшественниками, которую можно определить как «этнофедерализм».

У Абия Ахмеда мало вариантов для маневров. Со своей стороны, СОТ отказались вести переговоры до тех пор, пока силы, не входящие в состав Тиграя, полностью не покинут административный район. В настоящее время они использует свое военное преимущество, пытаясь снять осаду Тиграя и угрожая расплатой, перекрыв транспортное сообщение с Джибути. Сообщается, что джибутийцы перебрасывают войска для обеспечения безопасности железнодорожного сообщения, но пока только до своей границы. Это подчеркивает возможность более широкого регионального участия. Существует также потенциал для вовлечения Судана. Суданские силы оккупировали сельскохозяйственные угодья вдоль эфиопской границы в Эль-Фашаге в середине декабря прошлого года в том же районе, через который СОТ пытается прорвать нынешнюю блокаду Тиграя. Эритрея остается в Северном Тиграе. Сообщается также, что президент Сомали Фармаджо предоставил войска, и этот факт его политические оппоненты теперь умело используют против него во время провалившейся избирательной кампании.

Парадоксально, что ни «Межправительственный орган по вопросам развития» (МОВР) стран Африканского Рога, ни «Африканский союз» не предлагают немедленного решения. «Африканский союз» назначил трех посланников высокого уровня для посредничества, но дипломатические усилия Эфиопии направили энергию «Африканского союза» на расследование нарушений прав человека вместо более решительных и немедленных политических действий. МОВР проявил слабость или нерешительность перед лицом предыдущих региональных конфликтов и до сих пор подчинялся «Африканскому союзу». Явно, что обе организации будут рассматриваться со стороны НФОТ как агенты Эфиопии, что делает их непригодными для любого посредничества.