Джо Байден в многополярном мире

30.12.2021

После вступления в должность президент США Джо Байден получил возможность осуществить перезагрузку международных отношений, конструктивно взаимодействуя с Китаем и Россией, чтобы выяснить, как управлять новым многополярным миром. Его администрация поступила наоборот, по-видимому, полагая, что Америка по-прежнему является мировым гегемоном.

В следующем году исполнится 50 лет с тех пор, как президент США Ричард Никсон отправился в Китай для встречи с председателем Коммунистической партии Китая Мао Цзэдуном и премьер-министром Китая Чжоу Эньлаем – важный шаг на пути к восстановлению отношений после десятилетий отчуждения и враждебности. Полвека спустя достигнутый ими прогресс был практически утерян, и частично в этом виноват и президент США Джо Байден.

Идеологические разногласия между США и Китаем в 1972 году не могли быть более резкими. Но обе стороны признали огромные преимущества разрядки. Изолируя Советский Союз, они ускорили конец «холодной войны». И, позволив Китаю сместить акцент на мирное экономическое развитие, они способствовали глобальному процветанию на десятилетия вперед.

Благодаря избытку рабочей силы и изобилию земли Китай превратился в производственный центр, что позволило международным фирмам сократить свои производственные затраты и доставлять потребителям более доступные товары. Со временем доходы Китая росли, и производство с низкими затратами начало перемещаться в другие места. Но экономический прогресс Китая – в частности, растущий спрос на его огромном внутреннем рынке – продолжает приносить пользу остальному миру.

Фактически, как указали Чарльз Гудхарт и Манодж Прадхан, мир достиг Великой умеренности – периода снижения макроэкономической нестабильности, который длился с 1980-х по 2007 год, – в основном благодаря интеграции Китая в мировую экономику. США получили богатые плоды от подъема Китая в этот период.

Но США также сделали несколько стратегических ошибок. Окончание «холодной войны» предоставило стране беспрецедентную возможность обновить мировой порядок в эпоху, определяемую новыми вызовами и соперничеством. Но, как сетовал Ричард Хаасс, США упустили эту возможность, вместо этого посвятив себя – и истратив на это 8 триллионов долларов – войне с террором, которая имела недостатки в теории и провалилась на практике.

Между тем США не смогли адаптироваться к меняющейся мировой экономике. Когда миллионы американцев потеряли рабочие места на производстве, они обвинили в этом сектор торговли, особенно с Китаем, хотя технологии играли здесь гораздо большую роль. Снижение доходов среднего класса и рост неравенства усугубили недовольство.

Финансовый кризис 2008 года привел к тому, что эти разочарования резко возросли. Кризис не только подчеркнул полную неспособность правительства держать финансовый сектор под контролем, но и показал, что положение Америки на вершине мировой экономической иерархии уже не является непоколебимым. В то время как США спровоцировали кризис и пострадали от рецессии, рост Китая никогда не опускался ниже 6%, а массивный пакет мер стимулирования страны в 2009 году способствовал восстановлению мировой экономики за счет роста цен на сырьевые товары.

Дональд Трамп победил в схватке за кресло в Белом доме в 2016 году, почувствовав, а затем и разжигая растущие страхи и разочарование избирателей и изображая утрату американского превосходства как экзистенциальную угрозу, в которой виноват Китай. Но Трамп был далек от того, чтобы «снова сделать Америку великой», он еще больше подорвал глобальное положение страны, отказавшись от взятых на себя обязательств, оттолкнув союзников и не сумев разработать что-либо близкое к последовательной стратегии решения общих проблем. Его контрпродуктивная торговая война с Китаем – тому подтверждение.

И все же не только Трамп рассматривал Китай как серьезную угрозу, которую необходимо сдерживать. Это стало очевидным при администрации Байдена, которая, несмотря на то, что полностью изменила политику Трампа, придерживалась жесткой линии в отношении Китая и даже пытается создать коалицию демократий для его сдерживания.

После бурных четырех лет правления Трампа у Байдена была возможность спроектировать перезагрузку, конструктивно взаимодействуя с Китаем, а также с Россией, чтобы выяснить как управлять многополярным миром. Вместо того, чтобы ухватиться за это, он создал ощущение, что странам нужно выбрать сторону в соперничестве США и Китая.

Учитывая подорванную репутацию Америки во всем мире, Байден вполне может обнаружить, что такой подход не дает полностью благоприятных результатов. Даже европейские державы проявили более мягкий тон в отношении Китая, с которым они поддерживают важные экономические связи, и выразили желание избежать чрезмерно милитаризованной стратегии.

Нравится это США или нет, но многополярный порядок во многих отношениях уже здесь. Как показывают недавние исследования Гарвардского центра Белфера, Китай быстро догоняет США с точки зрения технологий и военного потенциала, хотя США по-прежнему лидируют в финансах, исследованиях и разработках, образовании и доступе к мировым талантам.

Более того, в отличие от времен холодной войны, ведущие мировые державы – особенно США и Китай – являются экономическими ровесниками. Как показало исследование RAND 1988 года, ВВП Советского Союза достиг максимума в 60% ВВП США в 1977 году. В то время как Советский Союз тратил на оборону 15-17% ВВП – в три раза больше, чем США, – его доход на душу населения составлял лишь половину американского.

Напротив, Китай и Россия вместе составляют около 77% ВВП США в текущем долларовом выражении и 137% по паритету покупательной способности. Кроме того, США обременены долгом, который вырос до 29,2 триллиона долларов. Отношение долга к ВВП Америки составляет 122% ВВП, а сейчас превышает пик Второй мировой войны в 119% ВВП.

Немецкий государственный деятель XIX века Отто фон Бисмарк заметил, что в мировом порядке, в котором доминируют пять государств, всегда желательно быть частью группы из трех стран. Как отметил бывший госсекретарь США Генри Киссинджер, это означает, что в порядке трех стран каждый должен быть в группе из двух.

Вместо того чтобы изолировать себя путем отчуждения России и Китая, США должны взаимодействовать с ними на равных – как можно скорее, чтобы прояснить вопросы, касающиеся буферных земель и границ. США должны хорошо понимать, почему Россия так обеспокоена вступлением Украины в НАТО и почему Китай не примет никаких деклараций независимости Тайваня или его милитаризации иностранными державами. США не собирались терпеть советские ракеты на Кубе в 1962 году, не так ли?

Американская гегемония закончилась. Но стабильный глобальный баланс сил достижим. Это ход Байдена.

Источник