Джо Байден и неоконсерватизм

26.01.2022
Теперь Америка больше не доминирует в мире, и для официальных лиц США крайне важно более точно оценивать относительную силу и позиции Соединенных Штатов.

Предисловие

17 января 1961 года в своем прощальном обращении президент Дуайт Эйзенхауэр предостерег от усиления «военно-промышленного комплекса». Он сказал: «В правительственных советах мы должны остерегаться приобретения необоснованного влияния, желаемого или нежелательного, со стороны военно-промышленного комплекса. Возможность катастрофического роста неуместной власти существует и будет сохраняться. Мы никогда не должны позволять тяжести этой комбинации ставить под угрозу наши свободы или демократические процессы».

В 1998 году Конгресс принял, а Билл Клинтон подписал Акт об освобождении Ирака, который поддерживали неоконсерваторы, и который сделал официальной американской политикой свержение Саддама Хусейна [«Политика Соединенных Штатов должна быть направлена на поддержку усилий по устранению режима, возглавляемого Саддамом Хусейном, от власти в Ираке» – прим. пер.].

После 11 сентября Дональд Рамсфельд (министр обороны) и Пол Вулфовиц (заместитель министра обороны) объединились с вице-президентом Диком Чейни для того, чтобы настоять на войне и изолировать неохотно соглашающегося Колина Пауэлла (государственного секретаря). Разведывательным службам было поручено подкрепить и даже «состряпать» версию о том, что Саддам имел тесные связи с «Аль-Каидой» (запрещена в РФ – прим. пер.) и обладал оружием массового поражения.

Президента Джорджа Буша это устраивало, но он был преступно виновен в своей наивности и неопытности в отношении затрат и последствий войны. В то же время Чейни и Рамсфельд были заядлыми неоконсерваторами, чей цинизм в отношении вступления в войну превосходил только их неумелость в ее ведении.

Неоконсерватизм

Неоконсерватизм возник примерно в 1960-х годах как определенная группа людей (неоконы), набор внешнеполитических предпочтений и идеологическая приверженность набору принципов. Эти объективизации могут показать, что является характерным для неоконсерватизма в его конкретном историческом и политическом контексте, но они не могут предложить более глубокого понимания того, что является конституирующим фактором неоконсерватизма, а именно – добродетели и власти.

В настоящее время неоконы, являющиеся вашингтонскими политическими оперативниками, интересуются исключительно внешней политикой и обладают твердой, если не сказать чрезмерной, уверенностью в способности американского правительства осуществлять социальные изменения, как это должно было произойти в Ираке и Афганистане.

Пять основных постулатов неоконов: интернационализм, первенство, односторонность, милитаризм и демократия.

Интернационализм. Главной целью американской внешней политики являются сохранение и расширение международного порядка, который соответствует ее материальным интересам и принципам. Американцы должны формировать этот порядок, так как если они воздержатся от этого, то, несомненно, другие будут формировать его таким образом, который не будет отражать ни интересы США, ни их ценности.

Первенство. Термин «незаменимая нация» был впервые введен Мадлен Олбрайт, которая сама была неоконсерватором. Сохранение статуса единственной сверхдержавы путем «предотвращения появления нового соперника» было целью, выдвинутой Полом Вулфовицем в первоначальном проекте руководства по оборонному планированию 1992 года.

Односторонность. Американская мощь, а не Совет Безопасности ООН, обеспечивает мир и безопасность для всего остального мира. Поэтому Соединенные Штаты не должны сдерживать свою способность действовать: Организация Объединенных Наций не только неэффективна, но и нелегитимна, поскольку она глубоко недемократична, предоставляя столько же власти Ливии, сколько Индии.

Милитаризм. Для поддержания первенства и способности действовать в одностороннем порядке необходим большой военный потенциал. Вместо мира, в котором международное право, глобализация и негосударственные субъекты сделают войну в большинстве случаев неуместной, неоконы видят мир, в котором военная сила и государственные субъекты по-прежнему играют подавляющую роль. Это означает, что нация должна согласиться на постоянный высокий уровень расходов на оборону.

Демократия. Неоконсерваторы сочетают демократию с мускулистым утверждением американской силы. По их мнению, то, что верно с моральной точки зрения, верно и со стратегической. Они видят мрачную картину: мир, в котором войны, распространение и терроризм исходят в основном от тиранических режимов. Следовательно, им необходимо добиться смены режима, будь то в СССР, Ираке, Иране или Северной Корее.

От Буша до Обамы

Фукуяма утверждал, что западная либеральная демократия, отнюдь не представляющая угрозы, является конечным пунктом движения мировой истории. После победы над коммунизмом неоконы, получив доброе слово от Фукуямы, сформулировали новую цель: продвижение демократии, при необходимости – силой, как способ ускорить историю и обеспечить глобальный порядок с США во главе.

Мы все знаем, к каким болезненным последствиям привела одержимость неоконов созидательному разрушению. В своей второй инаугурационной речи, через три с половиной года после 11 сентября, Джордж Буш-младший закрепил неоконсервативную идеологию в президентской доктрине: «Политика Соединенных Штатов заключается в поиске и поддержке роста демократических движений и институтов в каждой стране и культуре с конечной целью покончить с тиранией в нашем мире».

Президент Обама унаследовал войну в Ираке, войну в Афганистане и различные аспекты войны с террором. Следуя советам неоконов, он значительно увеличил военное присутствие США в Афганистане.

Под давлением неоконов Обама помог организовать интервенцию под руководством НАТО в Ливию, а затем был вовлечен в Сирию, где шла долгая многопартийная гражданская война между правительством, сирийской оппозицией и ИГИЛ [запрещенной в РФ террористической организацией – прим. пер.]. США поддерживали оппозицию на протяжении всей гражданской войны. В 2014 году, после того, как Россия воссоединилась с Крымом и «вмешалась» в дела Украины, Обама ввел санкции, которые способствовали российскому финансовому кризису. Позже Россия успешно вступила в войну в Сирии.

Последнее обращение президента Обамы «О положении дел в стране» прозвучало в то время, когда впервые за время его правления общественность считала, что самые серьезные проблемы страны связаны с внешней политикой, а не с внутренними проблемами. Большинство опрошенных не одобряли действия президента в области внешней политики, а 73% заявили, что хотели бы, чтобы следующий президент выбрал «другой подход» к внешней политике.

Трамп

Неоконсерватизм как идеология внешней политики был сильно дискредитирован за последние два десятилетия благодаря провалам в Ираке и Афганистане. Трамп ясно дал понять, что ему не нравится воинственный подход неоконов к глобальным делам.

Таким образом, Трамп объявил о смерти неоконсерватизма. Он объявил о своей политике «Америка прежде всего» в речи в вашингтонском отеле Mayflower в 2016 году, дав понять, что не будет придерживаться давних рейгановских принципов.

Трамп уже принял решение о выводе американских войск из Афганистана. Он устраивал буйные фотосессии с сияющим Ким Чен Ыном и был готов провести переговоры с президентом Ирана, при этом явно предпочитая торговые войны – «горячим».

Дональд Трамп не втягивал США в войну с Ираном. Но военно-интеллектуальный комплекс неоконов остался нетронутым, способным мгновенно вернуться к жизни из состояния покоя. Ястребиные тенденции оставались широко распространенными не только в Республиканской партии, но и в СМИ, во вселенной аналитических центров и в либерально-ястребиных участках Демократической партии. И комплекс неоконов поддержал президентскую кампанию Байдена.

Текущая ситуация

Приход Дональда Трампа к власти в США в 2016 году сопровождался массовым исходом неоконсерваторов из Республиканской партии. Уильям Кристол, Макс Бут, Дэвид Фрум, Рик Уилсон, Дженнифер Рубин внезапно стали демократами. Почти 300 бывших чиновников Буша поддержали Джо Байдена в 2020 году.

Что характеризует политику президента Байдена, так это предпочтение активного подхода к решению проблем, а не к управлению ими; отказ принять нормальную, а не исключительную Америку; неугомонность по отношению к зависимости от других и моральный идеализм. Это разочарование создало более благоприятную среду для неоконов. Это, конечно, не означает, что у неоконсерваторов есть рецепты, которые будут более эффективными для руководства Америкой в современном мире.

Вкратце доктрину этих людей можно сформулировать так: США должны активно вмешиваться в политику других стран, устранять неугодные режимы, всеми силами продвигать либеральную демократию, всеми возможными средствами обеспечивать свою планетарную гегемонию и бороться со странами, которые бросают вызов ценностной и военной гегемонии Запада: Китай, Россия и такие малые страны, как Турция или даже Венгрия, где суверенные и «авторитарные» тенденции слишком сильны.

Роберт Каган, Виктория Нуланд, Бретт Макгурк и Курт Кэмпбелл

В 2019 году Роберт Каган, видный неоконсерватор, вместе с Антони Блинкеном (нынешним госсекретарем) написал статью, в которой призвал США отказаться от политики «Америка прежде всего» Трампа и продолжить политику Джорджа Буша-младшего и Барака Обамы. В частности, они призвали к политике «превентивной дипломатии и сдерживания» в отношении «противников США», призывая к сдерживанию России и Китая.

Жена Роберта Кагана – Виктория Нуланд, бывший помощник госсекретаря по делам Европы и Евразии в администрации Обамы. Она сыграла активную роль в организации и поддержке «цветной революции» на Украине в 2014 году, посоветовав послу США Джеффри Пайетту «Пошел на хрен ЕС».

С 2003 по 2005 год Виктория Нуланд была советником по внешней политике Дика Чейни, вице-президента США, который наполнил администрацию США неоконами.

В администрации Байдена–Харрис она занимает должность заместителя госсекретаря по политическим вопросам. В настоящее время это третья по значимости должность в Государственном департаменте США после секретаря и заместителя секретаря.

Печально известный Бретт Макгерк, который в бытность специальным посланником президента в Глобальной коалиции по борьбе с «Исламским государством» [запрещенная в РФ террористическая организация – прим. пер.] настаивал на поддержке связанных с РПК («Рабочая партия Курдистана») ополченцев в Сирии, также является неоконом и начинал свою карьеру в администрации Джорджа Буша-младшего. Он является «ближневосточным царем» в Совете национальной безопасности Байдена. В то же время в администрации Байдена есть серьезные антикитайские игроки, особенно Курт Кэмпбелл, который является так называемым «китайским царем».

Байден и неоконсерваторы

Навязчивой идеей американской внешней политики после падения коммунизма была прозападная демократия в России, и внешнеполитический истеблишмент никогда не прощал Владимиру Путину возвращения России к авторитарному правлению, которое она пережила за все годы своей истории, за исключением нескольких коротких лет.

Подобная одержимость вернулась к Джо Байдену, а вместе с ним и к неоконсерваторам, которые доминировали в провалившейся администрации Джорджа Буша-младшего.

В Афганистане Байден решил вывести американские войска к 11 сентября, но его отказ придерживаться крайнего срока вывода войск – 1 мая, согласованного при администрации Трампа, – заставил талибов [представителей запрещенной в РФ террористической организации «Талибан» – прим. пер.] отказаться от участия в мирной конференции в Стамбуле под руководством ООН. Теперь чиновники Пентагона планируют продлить войну США без «сапог на земле» после сентября, что, несомненно, еще больше разозлит талибов и еще больше затруднит прекращение огня и мирные переговоры.

Придерживаясь своего обычного избитого сценария, официальные лица США и НАТО делают вид, что Россия является агрессором, поскольку проводит военные учения и передвижения войск в пределах своих границ в ответ на эскалацию со стороны Киева. Но даже издание BBC опровергло эту ложную версию, объяснив, что Россия действует грамотно и эффективно, чтобы сдержать эскалацию украинского наступления и угрозы США и НАТО.

Напряженность в отношениях с Китаем усилилась, поскольку американский флот и морская пехота преследуют китайские корабли в Южно-Китайском море, далеко внутри островных цепей, которые Китай использует для самообороны. Принятие Байденом неоконсервативной догмы ускоряет китайско-российско-европейскую коалицию [точнее, солидарность – прим. пер.], которая будет доминировать в мировой экономике.

Между тем, несмотря на многообещающую первоначальную паузу и пересмотр политики, Байден решил продолжать продавать оружие на десятки миллиардов долларов авторитарным режимам в Саудовской Аравии, ОАЭ и другим королевствам Персидского залива, даже когда они продолжают бомбить и блокировать страдающий от голода Йемен.

Президент Байден и поддерживающие его «ястребы» проводят одностороннюю политику, которая не соответствует торжественным обязательствам в международных соглашениях и договорах, игнорирует добрую волю союзников и партнеров Америки по переговорам.

Как прямо заявили в министерстве иностранных дел России, объявляя об ответных мерах на последний раунд санкций США, «Вашингтон не желает признать, что в новой геополитической реальности нет места для одностороннего диктата».

Председатель КНР Си Цзиньпин повторил ту же многополярную перспективу 20 апреля 2021 года на ежегодном Боаоском Азиатском Форуме. «Судьба и будущее мира должны решаться всеми странами, и правила, установленные только одной или несколькими странами, не должны навязываться другим», – сказал Си, – «Всем миром не должны руководить односторонние действия отдельных стран».

Соображения

Почти полный провал дипломатии Байдена в первые месяцы его пребывания в должности отражает, насколько плохо он и те, кто к нему прислушивается, способны точно просчитать пределы американской мощи и предсказать последствия односторонних решений.

Трагическая ирония восхождения Байдена к власти в 2020 году заключается в том, что его пожизненное служение триумфалистской американской империи не позволило ему создать более конструктивный и готовый к сотрудничеству бренд американской дипломатии для современного многополярного мира.

Опасный разрыв, лежащий в основе внешней политики Байдена, является результатом этой дихотомии между завоеванием неоконами Вашингтона и их жалким провалом в завоевании остального мира.

Трагедия таких компромиссов со стороны лидеров Демократической партии заключается в том, что они увековечивают страдания миллионов людей, затронутых реальными проблемами, которые они не в состоянии решить.

За первые три месяца его правления слабость Байдена в противостоянии запугиваниям ястребов и неоконов привела к тому, что он предал самые значительные дипломатические достижения каждого из своих предшественников, Обамы и Трампа, заключив СВПД (JCPOA) с Ираном и соглашение о выводе войск с «Талибаном» [запрещенная в РФ террористическая организация – прим. пер.от 1 мая, при этом увековечив насилие и хаос, которые неоконы развязали в мире.

Байден усилил напряженность в отношениях с Ираном и Ираком, атакуя и убивая поддерживаемые Ираном иракские силы, которые играют важную роль в войне против ИГИЛ [запрещенная в РФ террористическая организация – прим. пер.] в Ираке и Сирии. Авиаудар, нанесенный Байденом 25 февраля 2021 года (погибло 26 мирных жителей), не смог положить конец ракетным обстрелам глубоко непопулярных американских баз в Ираке, по которым Национальная ассамблея Ирака приняла резолюцию о закрытии более года назад. Другие авиаудары, которые администрация Байдена проводит в Афганистане, Ираке и Сирии (в результате которых гибнут мирные жители: так называемый «сопутствующий ущерб»), окутаны тайной.

После обнародования отчета разведки об ужасном убийстве обозревателя Washington Post Джамаля Хашогги, свидетельствующего о том, что саудовский наследный принц Мухаммед бин Салман одобрил это убийство, Байден отказался привлечь Мухаммеда бин Салмана к ответственности за убийство.

Байден, похоже, привержен саморазрушительной «холодной войне» и гонке вооружений с Китаем, говорит жестко и нагнетает напряженность, которая привела к расистским преступлениям на почве ненависти против выходцев из Восточной Азии в США. Но это Соединенные Штаты окружают Китай военными силами и угрожают ему, а не наоборот.

Вся эта политика включает в себя намеренные попытки в одностороннем порядке навязать политическую волю лидеров США другим людям и странам, используя методы, которые неизменно причиняют только больше боли и страданий людям, которым они утверждают – или делают вид, – что хотят помочь.

Заключение

Самый главный вопрос заключается в том, почему различные администрации США упорно и так долго выступают против стран, которые, как Иран и другие гораздо менее значительные страны, не представляют опасности для Соединенных Штатов или американского народа и никогда ею не были. Если что и произошло, то эти страны просто бросили вызов ужасающей идее американских неоконов об «Империи» США и их настойчивому стремлению к «господству в полном спектре» над всем миром, что привело к широкомасштабному хаосу.

У Соединенных Штатов Америки нет другой цели, кроме уничтожения русской культуры, арабских государственных структур и – в конечном итоге – китайской экономики. Это не имеет абсолютно никакого отношения к законной защите своего народа. По данным Института стратегических исследований в Лондоне, военный бюджет США как минимум равен сумме бюджетов 15 других наиболее вооруженных государств.

Став президентом, Байден окружил себя неоконсерваторами, которые всегда оставались у власти, за исключением периода правления президента Дональда Трампа, переходя от Республиканской к Демократической партии и обратно.

Путин заметил, что «нападение на Россию» стало «спортом, новым видом спорта, кто громче всех делает заявления». Путин еще раз подчеркнул, что «мы действительно не хотим сжигать мосты. Но если кто-то воспримет наши добрые намерения как безразличие или слабость и вознамерится полностью сжечь эти мосты или даже взорвать их, он должен знать, что ответ России будет асимметричным, быстрым и жестким».

Соединенные Штаты смотрят на мир в краткосрочной перспективе. Они не считают себя ответственными за свое наследие. Одностороннее, безответственное принятие решений было эндемическим явлением во внешней политике США на протяжении десятилетий, но экономическое и военное доминирование Америки создало международную среду, которая была чрезвычайно снисходительна к американским «ошибкам», даже когда они разрушали жизни миллионов людей в странах, которых это непосредственно касалось. Теперь Америка больше не доминирует в мире, и для официальных лиц США крайне важно более точно оценивать относительную силу и позиции Соединенных Штатов, а также стран и народов, с которыми они сталкиваются или ведут переговоры.

Источник