Другая динамика в отношениях между ЕС и Индией

30.08.2022
Когда Индия воздержалась от осуждения спецоперации России на Украине, это вызвало беспокойство в Европе. Но ЕС должен сосредоточиться на том, что он может разумно ожидать от Нью-Дели, а это означает поиск сотрудничества в отношениях с Пекином, а не с Москвой.

Вступили ли отношения между Европейским союзом и Индией в новую эру турбулентности? После двух десятилетий отношений, отмеченных заметными взлетами и падениями, встреча лидеров ЕС и Индии, состоявшаяся в мае 2021 года в португальском городе Порту, была воспринята как начало нового этапа стратегического сближения. Но спецоперация России на Украине 24 февраля 2022 года вызвала другую динамику. На следующий день, 25 февраля, на голосование Совета Безопасности ООН (СБ ООН) был внесен проект резолюции, осуждающей Россию. Как и ожидалось, Россия наложила вето на резолюцию, а Китай предпочел воздержаться. Но, к удивлению многих в Европе, то же самое сделала и Индия.

Позиция Нью-Дели заметно раздражала его европейских партнеров. Посланники ЕС в индийской столице тщетно пытались убедить представителей министерства иностранных дел Индии занять более жесткую позицию, но Индия воздержалась от осуждения действий России в ходе пяти голосований, состоявшихся в Организации Объединенных Наций, хотя и подтвердила свою «приверженность принципам Устава ООН, к международному праву и уважению суверенитета и территориальной целостности всех государств».

Европейские политики, надеясь на более тесные отношения с Индией, были разочарованы тем, что они считали скрытой поддержкой Индии со стороны России. Даже всегда осторожная Европейская комиссия выразила обеспокоенность позицией Нью-Дели. На Raisina Dialogue 25 апреля председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен тонко раскритиковала Индию, напомнив своей аудитории, что «исход конфликта на Украине не только определит будущее Европы, но и глубоко повлияет на Индо-Тихоокеанский регион и остальной мир», вслух задаваясь вопросом о том, что означал «кажущийся безудержным пакт», заключенный Китаем и Россией, для Европы и Азии, а значит, косвенно и для Индии.

Тем временем министр иностранных дел Индии Субраманьям Джайшанкар продолжал утверждать, что Индия будет стоять на своем. Кроме того, выступая на Братиславском форуме GLOBESEC в июне, он добавил, что «Европа должна перестать думать, что проблемы Европы — это проблемы мира, а проблемы мира — это не проблемы Европы».

Другая иерархия целей

Разногласия Нью-Дели с Европой реальны, но их не следует преувеличивать. В первую очередь они касаются отношений с Россией, а не с Украиной. И они отражают разную иерархию целей внешней политики в Европе и Индии, а не разницу в ценностях. Совместные коммюнике, опубликованные по итогам визитов премьер-министра Индии Нарендры Моди в Германию, Данию и Францию ​​в начале мая, в тех же выражениях выражали «серьезную обеспокоенность продолжающимся гуманитарным кризисом на Украине». Они подтвердили необходимость прекращения боевых действий. Они подчеркивали, что «современный мировой порядок построен на уставе ООН, международном праве и уважении суверенитета и территориальной целостности государств», — косвенное, но реальное осуждение России.

Но хотя все три посещенные страны выразили «решительное осуждение незаконной и неспровоцированной агрессии российских войск против Украины», Индия этого не сделала.

Важно отметить, что воздержание Индии при голосовании в ООН не следует путать с поддержкой или сочувствием российской спецоперации на Украине. Эта спецоперация создала ряд неотложных и очень практических проблем для Индии. В результате Нью-Дели пришлось эвакуировать около 20 000 студентов из Украины, что стало настоящим кошмаром для индийских властей, которые должны были обеспечить, чтобы студенты могли переправиться в соседние с Украиной страны, откуда их можно было бы репатриировать.

Что еще более важно с точки зрения безопасности и политики, это противоречило всем принципам Индии в отношении уважения суверенитета и территориальной целостности, внося противоречие в ее внешнюю политику и напряженность в отношениях с ее западными партнерами. Более того, это способствовало сближению России и Китая в то время, когда китайские войска еще не были выведены с гималайских территорий Индии.

На самом деле отказ Нью-Дели осудить Россию имеет мало отношения к судьбе Украины и почти полностью продиктован состоянием сложных отношений Индии с Китаем. Индия сильно зависит от России в двух областях: в политическом плане приоритетом Нью-Дели является обеспечение того, чтобы Россия больше не соскальзывала в китайскую орбиту; в военном отношении она остается структурно зависимым от Москвы в отношении систем обороны, а также их технического обслуживания.

Действительно, по данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира, в период с 2016 по 2020 год Индия закупила 23% российского экспорта вооружений, в то время как Москва также готова предоставить Индии системы вооружений и технологии, которые ни одна другая страна не будет экспортировать, по доступной цене.

Рычаги в отношениях с Западом

Поэтому публичная позиция Индии в отношении России вряд ли изменится в ближайшее время, но она продолжит снижать свою зависимость и возвращать ее к более управляемому уровню. Растущая близость Москвы и Пекина будет продолжать снижать политическую значимость первой для Нью-Дели, а военная зависимость от Москвы, которая уже значительно снизилась с 2014 года, будет продолжать снижаться, в том числе из-за низкого качества значительной части российского оборудования.

Тем не менее, этот процесс, вероятно, будет медленным и сложным, поскольку Россия может шантажировать Индию на каждом этапе пути, сближаясь с противниками Индии, такими как Китай, а также с Пакистаном, который стремится к более тесным связям с Москвой, или задерживая доставку столь необходимых боеприпасов и запасных частей для индийских вооруженных сил. Поскольку 60 000 китайских солдат находятся на границе с Гималаями, отчуждение Москвы может серьезно подорвать безопасность Индии.

И последнее, но не менее важное: отношения с Россией дают Нью-Дели рычаги воздействия на Запад, от которых он вряд ли откажется. У Европы, с другой стороны, нет иного выбора, кроме как продолжать курс в отношении России, поскольку любой признак слабости или раскола резко повлияет на европейский и международный порядок.

Обе стороны, кажется, понимают уравнение, и если украинский кризис останется раздражителем в отношениях Индии с Европой, вряд ли он изменит их нынешнюю траекторию. Несмотря на свою критику позиции Индии, Урсула фон дер Ляйен согласилась на создание нового двустороннего «Торгово-технологического совета» с Индией, структуры, которая ранее существовала только с Соединенными Штатами, а также на обещание «углубить двусторонние отношения и сотрудничество, поддерживающее мировой порядок, основанный на правилах».

Точно так же язык и форма совместных коммюнике, выпущенных по итогам визитов премьер-министра Моди в европейские государства-члены, указывают на то, что, хотя ни европейская, ни индийская сторона не желали идти на компромисс в своих соответствующих позициях в отношении России, они в равной степени были готовы подчеркнуть свое совпадение оценок конфликта и его потенциальных последствий для существующего международного порядка. Оба понимают, что главную угрозу для последнего представляет Пекин, а не Москва, хотя более насущной проблемой для Европы является Россия президента Владимира Путина.

Интересы сходятся в Индо-Тихоокеанском регионе

Имея это в виду, Европе следует сосредоточиться на том, что она может разумно ожидать от Индии. Нынешнее положение Нью-Дели на самом деле не влияет на Европу. Что действительно важно, так это то, что Индия не смягчает и даже не компенсирует воздействие санкций, введенных ЕС и/или США в отношении России. Настаивать на том, чтобы Индия осудила Россию, было бы бесполезно. Мало того, что Европа вряд ли получит его, такое осуждение практически не повлияет на исход конфликта. С другой стороны, российские ответные меры ослабили бы позицию Индии по отношению к Китаю, что уменьшило бы смысл существования отношений между Индией и Европой.

В конечном счете, Индия будет наиболее полезна для Европы в Индо‑Тихоокеанском регионе, где их интересы действительно совпадают и где многие европейские политики не знают, как подойти к китайскому вопросу. Политика друг друга может не нравиться Нью-Дели и европейским столицам, но им необходимо найти компромисс, основанный на их реальных, а не символических интересах.

Источник