Дневник Немощного. Глава XXXVIII. Село - основа жизни народа

23.11.2021

Глава XXXVIII

В последнее время в нашем обществе спор о развитии сельского хозяйства вновь стал актуальным. Причины, вызвавшие его, наверное, нужно искать в политических кругах, но независимо от вызвавших причин, тема, конечно же, очень важная и широкая с народной и общественной точки зрения.
Примечательно, что в современной Грузии с трудом можно найти такого политика или общественного деятеля, который бы посмел открыто признать незначительность сельского хозяйства, но в недрах т.н. экспертных и неправительственных организаций все равно виден саботаж этой отрасли, уже не говоря о 18-летнем циничном и лживом отношении к данной теме, как со стороны саакашист-либералов, так и со стороны бидзинист-либералов, что является прямым следствием их общей либералистической идеологии.
Цель настоящей главы «Дневника Немощного» (или письма) предать логической  анафеме подобную антинародную алогичную позицию, популярным языком защитить идею обязательного развития сельскохозяйственного сектора и оставить поиск путей развития сельского хозяйства предметом более компетентного обсуждения. 
Для этого необходимо разработать многолетнюю программу интегральной стратегии и ее реализации. Наше общественное движение – «Единство, сущность, надежда – Э.Р.И.»  вместе с ведущими экспертами страны на этой неделе начинает работу над данной программой, и результаты работы так же, как и 19 других отраслевых Совещательных Палат  мы представим общественности посредством телересурса «Э.Р.И.-медиа», который несмотря на мое тяжелое заболевание скоро заработает.
На каждом отраслевом совещании - а в каждом из них планируется провести минимум 3 конференции -  насколько Бог даст мне сил я буду модератором. Вся эта работа охватывает примерно тысячу ученых и специалистов этих отраслей.
Эта работа продлится несколько месяцев и будет представлена общественности по частям – пока эти наши либерал-меинстримовцы подсчитывают итоги голосования по осенним муниципальным выборам посредством «подаренных» западом и Иванишвили электронных машин Dominion и делят между собой стулья.
Нам хорошо известны контраргументы скептиков по развитию сельского хозяйства и в их представлении почему-то это они носят характер догм.
До того, как мы начнем перечисление и опровержение этих догм, необходимо подчеркнуть то обстоятельство, что часть молодежи, недавно увлеченная либеральной демократией, не готова отличить компоненты пропагандистской идеологии от науки – будь то экономика или социальная политика. Таким образом она часто становится жертвой своей необразованности, доверчивости и наивности, так как молодежь считает эту очередную новую идеологию, временно залетевшую к нам, бескорыстной и истинной.
А аргументы скептиков развития сельского хозяйства хорошо известны:
1. Для эффективного развития сельского хозяйства в Грузии нет достаточного количества земли.
Из всех контраргументов этот самый циничный и высосан из пальца, поэтому мы начнем с него.
В первую очередь нужно разобраться, что здесь подразумевается под сельским хозяйством и площадью.
Начнем с первого и скажем, что если грубо разделить термин «сельское хозяйство» на животноводство (включая птицеводство и рыбное хозяйство) и растениеводство, мы обнаружим, что вышеуказанный аргумент можно использовать в отношении лишь одной под-отрасли животноводства, а в частности дикого, степного скотоводства, да и то с большими оговорками.
Понятно, что в отличие от таких стран как Аргентина и Австралия, в Грузии меньше возможности кормить скот путем свободного выпаса, но то же самое можно сказать и про малые европейские страны, северные или южные (будь то Португалия, Бельгия, Нидерланды или же Норвегия), которые своей площадью похожи на Грузию.
Они же, кроме молочной отрасли, смогли прекрасно развить и отрасль производства мясных пород в стационарных фермах – как для внутреннего рынка, так и на экспорт.
А говоря о Грузии, где идеальный климат, почва, и огромные ресурсы воды, аргумент о трудности развития животноводства в Грузии мы считаем полностью безосновательным.
А что касается других отраслей животноводства (опять-таки в широком нехрестоматийном значении этого термина) – свиноводства, овцеводства, птицеводства, рыболовства и др. здесь вообще нельзя использовать аргумент малого размера. 
В стране, где почти 7 млн. гектаров еще по стандартам советского времени 1,5 млн га были отведены под сельхоз угодья, что по масштабам Советского Союза составляло одну из самых больших пропорций.
Добавьте к этому современную аграрную технику и технологические преимущества и реально эта цифра только возрастет, хотя никто не проводил такого интегрального анализа. 
Пропаганда негодности сельского хозяйства Грузии, якобы из-за малой площади, звучит особо цинично, когда мы вспоминаем пример Израиля, где сельскохозяйственные угодья меньше земель в Кахети, Израиль по производству и экспорту фруктов и овощей в Европу занимает одно из ведущих мест.  Кто бывал на Святой Земле знает какая она каменистая и безводная. Или Нидерланды – Голландия (в переводе низкие земли), здесь большая часть территории ниже уровня моря и весной земли покрываются водой – затопляются. Несмотря на это страна представляет собой флагман сельского хозяйства в Европе. 
2. Сельское хозяйство удел отсталых стран и это не является желательным стратегическим курсом для Грузии.
Исходя из путаницы и неточности этого аргумента нам придется привести несколько контраргументов, чтобы выпутаться из этой паутины.
В первую очередь для успокоения сознательных или несознательных либерал-радикалов скажем, что забота о комплексном развитии аграрного сектора вовсе не исключает развития других отраслей в стране или их подавление и игнорирование за счет сельскохозяйственного сектора.
Вообще развитие отраслей в экономике происходит не за счет подавления какой-нибудь отрасли, а говоря языком ведущей в мире консультационной компании McKinsey & Company, благодаря правильному использованию этой страной т.н. конкурентного преимущества (competitive advantages), которого в сельском хозяйстве Грузии достаточно.
Второе, развитие любой отрасли означает движение вперед страны, а не регресс. Это настолько простой аргумент, который вроде и вовсе не нуждается в дальнейшем пояснении. Но из-за наших антинародных радикалов, мыслящих определенными клише, грубыми и необразованными, нам придется опуститься на этот примитивный уровень, чтобы ответить на их необоснованные, ошибочные фобии и пседво-аргументацию.
То, что в Зимбабве (несмотря на опасные эксперименты проведенные Робертом Мугабе)  и в Израиле развит сектор сельского хозяйства вовсе не обуславливает соотвественно неразвитость или развитость «Хай-Тэк» индустрии или развитие военно-промышленного сектора в этих странах.
Здесь этот аргумент либералов вроде бы мог бы быть частично оправдан необходимостью рациональной приоретизации трат ограниченных государственных ресурсов. Но это кстати сразу приведет нас к необходимости спросить, а насколько оптимально ведутся эти затраты сейчас, но это не является предметом нашего письма.
Но даже самый поверхностный анализ делает ясным, что сельскохозяйственной отрасли Грузии нужны не столько бюджетные вливания, сколько – продуманная государственная стратегия и поддержка отрасли, адекватная налоговая система, таможенная политика и поддержка со стороны банковского сектора, также как и образовательная и информационная работа в этой сфере (если же мы, конечно не хотим, не дай Боже опять строить коммунистическо-социалистическую страну, где государство все финансирует а частная инициатива переходит в сферу воровства этих средств).
Вернемся к аргументу сельского хозяйства как участи отсталой страны и противопоставим следующий факт: не существует ни одной развитой страны или государственного образования без развитого сектора сельского хозяйства (Гонконг, Сингапур и Свальбард являются исключением, по понятным причинам) и, в то же время существует множество неразвитых, т.н. развивающихся стран, у которых нет развитого и современного сельского хозяйства.
Таким образом, к великому огорчению скептиков, мы приходим к постулату: хотим быть развитой страной – у нас должно быть развитое сельское хозяйство.
Кто скажет, что в развитых странах потому развит аграрный сектор, что у них есть необходимые для этого ресурсы солжет, так как хронология каждой отдельной страны говорит об обратном.
Тот, кто скажет, что это произошло в XIX и ХХ вв. и в будущем эта последовательность потеряла актуальность – солжет, так как хронология второй половины ХХ века, когда все мега-процессы уже состоялись в развитии индустриализации и аграрной технологии, говорят о том же в случае любой успешной страны – будь то Израиль, Чили или Южноафриканская республика.
3. Рыночная доля сельского хозяйства ВВП (Валовый внутренний продукт) развитой экономики не превышает в среднем 10% - когда же мы достигнем этого, поэтому нет смысла идти этим путем или стараться конкурировать, или же тратить на это серьезные ресурсы.
Этот контраргумент является хорошим примером поверхностного отношения к проблеме и псевдо-аналитики.
Начнем с рыночной доли аграрного сектора в развитой экономике и зададим ряд вопросов, который покажут убогость вышеприведенного контраргумента:
– кто-нибудь считал какое влияние оказывает на французскую экономику туристический сектор, которого не существовало бы если бы не было сказочного французского села? Гостиницы, рестораны, потребность в производстве постельного белья и посуды, и пр. Прелесть французских сел в свое время положительно повлияла на экспорт французских вин. Процентный эффект лучшего здоровья у сельского населения по сравнению с городским повлияло на экономию здравоохранения, прямой эффект сельской инфраструктуры отразился на росте потребления строительных материалов, из-за культурной аутентичности приходят инвестиции в неожиданные отрасли, такие как киноиндустрия – для снятия фильмов едут на село и т.д.
– кто посчитал эффект голландского аграрного сектора, на отрасль машиностроения в Голланддии? Его последующий эффект на экспортный потенциал - в голландскую экономику пришли миллиарды от консультационных служб голландских экспертов по всему миру; деньги поступают от студентов, желающих получить образование в этой отрасли и т.д.
– кто-нибудь посчитал эффект аграрного сектора Германии на индустрию удобрений и необходимого оборудования для этой индустрии?
– кто-нибудь посчитал эффективность аграрного сектора Испании для финансового сектора – существование агро-страхования, одного из лучших в мире?
- и т.д.
Добавим, что вышеприведенные примеры (по конкретным причинам) мы связали с конкретными странами, в настоящем же каждая из них подошла по всем примерам, это касается всех европейских стран, включая, т.н. Новую Европу.
Если не касаться стран Прибалтики, Беларусь занимает все большее место в аграрном секторе как на внутреннем рынке, так и на экспортном.
Таким образом провозглашение незначительности сельского хозяйства для любой экономики суть акт полной глупости.
Более глубокий анализ показывает, что комплексное значение этого сектора для экономики страны гораздо выше.   И, если мы серьезно говорим о некоем потенциале отрасли грузинской военной промышленности на примере собранного бронетранспортера (что само по себе неплохо), давайте задумаемся насколько больше нашего потенциала непосредственно в аграрном секторе и в связанных с ним отраслях для развития нашей экономики.
Что касается достижения уровня развитых стран, что это за аргумент для такой страны как наша? Тогда найдем отрасли, в которых эти страны не опережают нас. Туризм? Банковский сектор? Строительство? Тяжелое машиностроение? Легкая промышленность? Торговля? Сфера обслуживания? Ископаемые? Или что-либо другое?  Если так, давайте сложим руки на груди и похороним себя в вечной отсталости? Нет? – Тогда почему мы так относимся к сельскому хозяйству?
4. Для нашего неконкурентоспособного сельского хозяйства необходимы субсидии (но денег у нас нет) или же защита от таможни импортной продукции (это повысит цены на продукты и ударит по нашему населению, которое и так находится в бедственном положении). Мы же, являемся последователями либеральной экономики и мировоззрения и это нас погубит.
В нашей действительности этот аргумент самый безосновательный, или же намеренно циничный.
Для общества он представляет собой квинтэссенцию постоянного экономически-политического диспута между правыми и левыми. Это трагедия – стоять на позиции ультра-правых на протяжении стольких лет и так обрекать сельское хозяйство страны в этом конкретном вопросе.
Если мы поверим в наивность этой позиции, тогда нижеприведенные аргументы показывают инфантилизм нашего государственного мышления и тогда предательство своего села Нико из Урука, главного героя романа Отара Чиладзе, его увлечение мировой революцией, на этом фоне кажется ничем.
А если поверим, что эта позиция грузинского государства в новейшей истории не случайна, тогда мы должны подумать об авторах и их системе мотивации.
Для иллюстрации примера этой длительной и горькой политики подойдет очередной трагический эпизод, который ранее произошел пред нашими глазами, когда еще при режиме Саакашвили началась «борьба» с объектами уличной торговли и жертвами интересов политиков-бизнесменов второго-третьего уровня стал очередной сегмент сельского хозяйства – уличные ярмарки-базары.
Массовые запреты удивительно совпали с развитием сетей супермаркетов. В этих сетях большая часть продуктов питания завозится из Турции и других стран. В тот же период примитивное сельское хозяйство сел, которые снабжали Тбилиси, они итак еле держались на плаву, пережили тяжелейший шок, так как снабжали уличные рынки своей продукцией.
В те же годы (2005-2007) из таких сел как Душети, произошел массовый исход населения, оставшегося без работы. В основном уехали женщины – работать нянями, уборщицами, обслуживающим персоналом – в Турцию и Грецию. За детьми пришлось ухаживать мужчинам. Поднялся уровень пьянства (были случаи самоубийств на депрессивной почве), случая бытового криминала, в школах итак низкий уровень образования стал еще хуже.  Работая в Турции нянечками, служанками грузинские женщины присылали деньги, добытые тяжелейшим трудом, своим опустившимся мужьям и детям, оставшимся без присмотра. Эти деньги с растущей пропорцией оседают в маркетах села, где на них приобретают турецкие продукты питания, так как сами сельчане почти ничего не производят.
Как можно сравнивать сотни продавцов, устроившихся в супермаркетах с мечтой купить лучший мобильный телефон и десятки миллионов долларов, которые получили несколько дельцов, чтобы купить заграницей дома и отправить туда учиться своих детей, с теми убытками, которые понесла страна? Как можно вести в этом секторе балансированную экономическую политику на протяжении стольких лет, так чтобы и волки были сыты, и овцы целы?! 
Попробуйте ввезти в Турцию, член НАТО, ввезти сельскохозяйственную продукцию из Грузии. Продайте там грузинское игристое вино без межгосударственной квоты (400 импортный  акциз!!!), или найдите какой-нибудь путь для «Боржоми», «Ликани» или же «Набеглави», которые пьются как эликсир жизни, по сравнению с их брендом ERIKLI на вкус горьким. Оттуда сюда можно, но отсюда туда – ни в коем случае.
И если так происходит с соседней Турцией, что мы можем сказать о Западной Европе?! Поэтому открывая все двери-окна и принимая все в ожидании дружелюбия, восклицая милости просим, мы либералы, читали ваши книги и посмотрите, как мы внедряем ваши теории на практике, в обмен ничего не ожидая, веря, что в один прекрасный день вы примите нас в Европу –  не напоминает ли вам эта позиция танцующих бандерлогов перед Каа из книги Редьярда Киплинга?  
Профессиональный менеджмент одной из ведущей компании грузинского виноделия, принадлежащей автору этого письма, последние десять лет тратит миллионы лари для представления грузинской винной продукции на международных рынках, не пропускает ни одной международной выставки и конференции в Лондоне, Дюссельдорфе, Пекине, Сан-Франциско, Гонконге и т.д., но в итоге на этих рынках (США, Германия, Британия, Турция и Китай) продается в 6 раз меньше продукции, чем в одной Украине.
Вернувшись к трагической миниатюре о Душети, пересчитаем, на скольких не функционирующих горожан повлияло якобы попытка не повышения цен, сколько появилось безработных и нефункционирующих в сельской местности.
Добавим, что в действительности в этот же период в Тбилиси и других городах произошло повышение цен, в этом сыграли большую роль супермаркеты, что же остается, чтобы как-нибудь оправдать случившееся?
В конце скажем, что конечно же кто может быть против хаотичной и несанитарной уличной торговли в стиле Кабула в Тбилиси, конечно украшение городов и сел современными маркетами – прекрасно (хотя параллельно, что может быть лучше чистых и ухоженных базаров-рынков), но спросим себя, что мы сделали для того, чтобы проделанная работа исходила из интересов страны?
И даже если протекционизм последнее убежище для грузинского сельского хозяйства, (хотя это не так) что лучше: временное повышение цен на яблоки для нефункционирующих горожан и за этот счет восстановление функции сел, или уничтожение фермы в Душети, чтобы не дай Бог не подорожал омлет у фешен-поваров Тбилиси ?
Если, защищая интересы одного потребителя, у нас второй потребитель умирает от голода и рушится семья, кто определит, чьи интересы были более важны для страны? Тех, кто в процессе урбанизации разрушает интересы семьи и страны, или же тех, кто сохраняет все это и размножает несмотря ни на что?
И неужели говорить о грузинском сельском хозяйстве можно только с точки зрения такого искусственного и примитивного противостояния села и города?
И что лучше: зависеть от кредитов и денег эмигрантов, (где, как показывает мировой опыт после эмиграции первого поколения этот поток денег резко прекращается, так как у поколения детей эмигрантов не остается, родственников на родине о которых они хотят заботиться,) или восстановить богатство нашей земли, в условиях роста численности населения планеты, чтобы она давала нам продукты первой необходимости и растущий экспортный потенциал нашей сказочной страны, у которой один из первых в миру объемов по запасам даже качественной питьевой воды, которая стоит дороже нефти, не говоря о других дарах нашей земли.
5. Средняя площадь земельного надела на селе в Грузии составляет семь соток и из-за его необходимого укрупнения, развитие сельского хозяйства вызовет миграцию в города, которые итак перегружены и еще более опустошит село.
Логика, приводящих этот аргумент, вообще не понятна. Для начала, что получается, мы искусственно не развиваем села, чтобы сельчане были пригвождены к земле и даже не дергались в сторону города?
Эти цифры поверхностны, опираются на данные государственного реестра и слабо отражают действительность.
За последние тридцать лет из-за урбанистических миграционных потоков состояние села сильно изменилось. В распоряжении оставшихся активных сельчан гораздо больше чем семь соток земли в среднем.
Сейчас трудно сказать, насколько превышает это количество приведенные среднестатистические данные, но существуют две основные причины увеличения площади земельных наделов:
– родственники-знакомые, переехавшие в город, как правило, оставляют свои земли в безвозмездное пользование (очень редко сдают в аренду), оставшимся в селах, и естественно это никак не отражается в официальных данных реестра;
– земли, т.н. общего пользования, пастбища и др. – распределены между сельчанами в устной форме и это тоже никак не отражается в реестре.
Нужно установить точные масштабы такого де-факто укрупнения и регионы отчетливо отличаются друг от друга.
Например, в опустевшем Тушети и Пхови один житель может использовать такое количество земли, которое пожелает, но в мене опустевших селах, которые находятся ближе к Тбилиси, например, Табахмела – такое укрупнение происходит в меньшей степени.
Но отрицать факт укрупнения невозможно. (Здесь, для точности статистического анализа, обязательно нужно учитывать рост компактности населения из-за временно потерянных территорий Абхазии и Самачабло, за счет 400 тысяч беженцев. Хотя эта компактность в основном произошла в городах, а не в селах, поэтому эта погрешность будет незначительна по отношению к сельской местности).
Думаю, можно предположить, что сейчас в Грузии площадь среднего надела не менее полгектара, плюс к этому у каждого в среднем есть по гектару-два от бывших коллективных госземель, что никак не отражено в реестре и есть состоявшийся факт в устной форме в каждом селе.
Да, и этого мало, но это уже размер земельного надела, который при использовании техники обеспечивает семью, и так и происходит – как же иначе выживали эти тридцать лет сельчане без перерабатывающей отрасли, или сколь либо продуманной государственной политики в сельском хозяйстве?
И напоследок, для чего всем владеть землей, чтобы заниматься сельским хозяйством? Можно же быть владельцем 700 кв. м. и работать на более крупного владельца на земле, с техникой или на производстве, иметь семью, собственный дом и быть хорошо обустроенным крестьянином или же коренным жителем провинциального города? И что мы пристали к этой императивности укрупнения, если бы это не случилось частично в действительности, по-другому нельзя что ли развивать село? 
6. У скептиков по поводу возрождения сельского хозяйства имеются ещё другие горе аргументы:
– мы высококультурная и высокоинтеллектуальная нация (а кто отрицает?) и поэтому быстрее будем развиваться в других отраслях;
– население, оставшееся в селах нетрудолюбивое и неспособное, если мы и научимся чему-либо новому это ожидаемо больше от горожан;
– грузин – ленивый и как бы мы ему не помогали, на земле лучше азербайджанца работать не будет;
– Россия все равно закрыта и где нам продавать продукцию и т.д.
Этот перечень глупостей заведет нас далеко и не будем на него тратить времени.
Но кроме рассмотренной экономически-социальной аргументации, существует не менее значительная этнокультурная аргументация в пользу восстановления сельского хозяйства.
Может это вообще не заинтересует наших горе-прогрессистов и с этого места текст может им наскучить (если еще так не случилось).  Но задача нашего общества заключается в том, чтобы, управляя и принимая решения видеть реальность, а не доказывать что либо либерал-прогрессистам.
В Тбилиси в начале 90-х годов, когда кипело национальное движение и рушился Советский Союз, среди профессуры факультетов география-геологии, экономики в ТГУ и ГПИ, был популярен термин «тавкомбала калакеби» (თავკომბალა – в переводе головастик, т.е. «города головастики»).
Здесь подразумевался вред урбанистического дисбаланса, за счет опустошения сел.  Потом, уже в середине 90-х годов этот термин устарел, «оказалось», что количество сельчан не определяет продуктивность сектора.
«Случайно» узнали аргументы о том, что всего 3% населения США занято в сельском хозяйстве и свободно кормит страну и продает на экспорт, и до наших урбано-руральных пропорций, оказывается нужно как раз повышение в сторону города.
С такими аргументами произошла маргинализация рассмотрения проблемы развития сельского хозяйства и опустошение сел, и в либерально-мыслящих кругах обсуждая пришли к выводу что это идея участь ретроградно-черносотенцев.
Формат этого письма не дает возможности полностью проанализировать те опасности, которые угрожают существованию нашего ЭРИ при опустошении села.
Если не говорить об опасной зависимости от импорта продуктов и нашей ничтожного экспортного потенциала, можно посвятить отдельную статью отрицательным факторам, таким как: социальная истощенность без функциональных урбанистских гетто, колоссальный процент наркомании, пьянства и криминала, такие граждане готовы пойти на все ради денег – будь то криминальный или политический заказ, резкое падение среднего показателя здоровья населения, исчезновение этно-культуры нашей уникальной страны, своеобразие диалектов, исчезновения разноречий диалектов, входящих в мировую сокровищницу и фольклора, уменьшение потенциала сельского туризма и замена более низшим рекреационным туризмом, ослабление силы национального большинства необходимого для силы государства, падение семейной культуры, резкое уменьшение выносливости аутентичной самобытности перед иностранной культурно-идеологической пропагандой, бесконечный рост зависимости страны от якобы бескорыстных иностранных кредитов, ожидание ужасных результатов от распорядителя элитной коррупции (посмотрите на Грецию) и т.д.
Может стоит перечислить и все то хорошее, что последует за восстановлением сельского хозяйства в Грузии:
- оздоровление торгового баланса страны;
- ускорение многостороннего роста экономики;
- уменьшение зависимости от долгов;
- частичная и здоровая дезурбанизация;
- усиление института семьи;
- освобождение человека от характерного для города болезненного, гипертрофированного культа погони за деньгами;
- появление для него альтернативных жизненных целей;
- оздоровление течений искусства;
- повышение нравов;
- установление в стране спокойствия, счастья и ощущения безопасности.
Можно сказать, что в условиях современной Грузии, усиление и оздоровление нации равно восстановлению сельского хозяйства, но не за счет упадка города, а за счет его разгрузки в сторону правильной дезурбанизации.
Естественно, что для сельского хозяйства и населения не прошли бесследно почти столетний период убийства традиционного уклада села:
- годы коллективизации (которые немного сбалансировались в 30-е годы, и в 40-е и начале 50-х массовыми, не всегда целенаправленными аграрными инвестициями) и
- полная бесхозность в постсоветское время, и может в шестом пункте один из вышеприведенных контраргументов о средней трудоспособности сельчан имеет под собой некое основание.
Но неужели это может стать причиной пренебрежения развитием сельского хозяйства нашей страны?
Наш народ такой же плодотворный, как и наша земля и достаточно создать нужные условия осмысленными действиями – результатов не придется ждать.
Наверно будет неправильно работу в этом направлении оставить только на милость государственных структур.
Что касается живущих в городе, мы сами должны в первую очередь захотеть вернуться к нашей земле и восстановить сельское хозяйство.
Если эта тенденция усилится, а я вижу обнадеживающие знаки, тогда это отразится и на действиях наших политиков.
Вообще, приток части городского населения в поисках сельскохозяйственной деятельности не невероятен в условиях сегодняшней Грузии.
По всей видимости для наших городских студентов не найдется столько рабочих мест в качестве менеджеров банков или представителей зарубежных компаний фирмы в городе. 
И вообще это отдельная тема безработных людей в городе, которые имеют опыт работы и здоровы. Части старшего поколения, даже после 45 трудно найти работу в городе – по объективным и порой, по абсолютно неприемлемым субъективным причинам.
Таким людям вместо хождения на прогулки вокруг Черепашьего Озера, сидения дома в депрессии, или игры в нарды, намного интереснее было направить свою энергию на восстановление родных мест, или же использовать свои знания и профессиональный опыт в других селах и районных городках. 
В последние годы можно заметить подобные тенденции и, хотя они выражаются пока только в сотнях, не исключено, что движение приобретет массовый характер. В связи с этим вопросом было бы интересно создать общество «Вернувшихся на Село», члены которого посредством современных коммуникационных технологий помогали и поддерживали бы друг друга.
Венцом этого движения было бы создание министерства, или агентства дезурбанизации, которое помогало бы гражданам советами и ресурсами.
Можно разработать перечень типовых, индивидуальных проектов («Восстановление родных мест», «Прием на работу на селе по профессии» и т.п.), сотрудничать с микро-кредитными организациями, приглашать на работу старшее поколение, которое вырастило детей и осталось без работы.
И что главное, появится новый вектор общественного развития и цели. До каких пор мы должны быть обществом, которое отправляет детей учиться заграницу, которое жадно до денег и как их достать, обществом, чей эпицентр сознания и социально-культурных амбиций находится везде, кроме Грузии; и в действительности для страны носит центробежный и нигилистический характер?
Будем оптимистами и будем надеяться, что раз мы дошли до сегодняшнего дня и кое-как выжили, впредь мы двинемся вперед и будем развиваться.
Но это не произойдет само по себе и будет зависеть от способности нашего уникального ЭРИ, которую мы проявляли с Божьей помощью в критические периоды не один раз.

 

Перевод: Елена Рухадзе

Первая глава Вторая глава | Третья глава | Четвертая глава | Пятая глава | Шестая глава | Седьмая глава | Восьмая глава | Девятая глава | Десятая глава | Одинадцатая глава | Двенадцатая глава | Тринадцатая глава | Четырнадцатая глава | Пятнадцатая глава | Шестнадцатая глава | Семнадцатая глава |Восемнадцатая  глава | Девятнадцатая глава | Двадцатая глава | Двадцать Первая глава | Двадцать Вторая глава | Двадцать Третья глава | Двадцать Четвертая глава | Двадцать Пятая глава | Двадцать Шестая глава | Двадцать Седьмая глава | Двадцать Восьмая глава  | Двадцать Девятая глава | Тридцатая глава | Тридцать Первая глава |  Тридцать Вторая  глава | Тридцать Третья глава | Тридцать Четвертая главаТридцать Пятая глава | Тридцать Шестая глава | Тридцать Седьмая глава | Тридцать восьмая глава | Тридать Девятая глава