Диалог Макрона с Россией: попытка Франции исправить архитектуру европейской безопасности

16.05.2021
Диалог между Францией и Россией, осложненный в настоящее время из-за событий на Украине, может быть возобновлен на новом этапе в случае возвращения США при Джо Байдене к дотрамповскому внешнеполитическому курсу.

В 2019 году президент Франции Эммануэль Макрон выдвинул идею налаживания стратегического диалога с Россией в качестве необходимого шага для создания «архитектуры доверия и безопасности» на европейском континенте. После присоединения Крыма в 2014 году Европейский союз придерживался двухстороннего подхода – санкций и диалога с Россией. По словам специального посланника Макрона по стратегическому диалогу с Россией, посла Пьера Вимона, взаимодействие Франции с Москвой рассматривалось как способ восполнить отсутствие конкретной реализации диалогового компонента этого подхода.

Этой инициативой Макрон стремился захватить лидерство в исправлении критически больной архитектуры безопасности Европы. Таким образом, французский президент проанализировал ситуацию в США. Президент Дональд Трамп игнорирует трансатлантическое партнерство и выдвигает Францию ​​как уравновешивающую державу, способную стимулировать более широкую европейскую стратегию взаимодействия с Россией.

Инклюзивный шаг Макрона в отношении России стал новаторским отходом от политики жесткого сдерживания. В данном смысле это, возможно, бросило вызов интересам США в сохранении сплоченности союзников по НАТО в их подходе к России. Однако с решимостью президента США Джо Байдена восстановить трансатлантические отношения есть перспективы для возобновления сотрудничества между США и Францией в их попытке решить проблемы безопасности Европы.

После российско-грузинской войны и, ранее, войн в бывшей Югославии, конфликт на Украине стал наиболее значительным свидетельством краха архитектуры европейской безопасности. В 2019 году выход США из Договора о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД) из-за предполагаемых нарушений Россией и неопределенность в отношении продления нового Договора СНВ еще больше подорвали основы евроатлантической безопасности.

Как заявил Макрон, диалог Франции с Россией был призван отойти от российско-американского противостояния и начать стратегические переговоры по таким вопросам, как замороженные конфликты в Европе, контроль над обычными и ядерными вооружениями, космические программы, терроризм и кибербезопасность.

Обнародование этой дорожной карты было также вдохновлено победой Владимира Зеленского на президентских выборах в Украине 2019 года, которая, по мнению Макрона, предоставила новую возможность продвинуться вперед в реализации Минских соглашений по прекращению войны в Донбассе.

Предложение Макрона произошло в решающий момент для французского дипломатического руководства. В 2019 году Франция занимала пост президента Комитета министров Совета Европы и председательствовала в G7. Кроме того, надвигающееся вступление в силу Брексита, вероятно, послужило толчком для подтверждения Францией своего лидерства в качестве единственного государства ЕС, обладающего ядерным оружием, и члена Совета Безопасности ООН.

В рамках НАТО игнорирование Трампом трансатлантического партнерства укрепило давнюю приверженность Макрона созданию стратегической автономии Европы в управлении своей политикой соседства. Более того, отсутствие координации со стороны НАТО в Сирии, где турецкое наступление против сирийских курдских сил было отказано в поддержке Североатлантическим союзом сирийских демократических сил, в которых доминируют курды, было особым фактором, определяющим стремление Макрона улучшить позицию Франции как «неприсоединившейся» к какому-то блоку и «уравновешивающей» силы, заявляющей об определенной «свободе действий» и «гибкости».

Новая политика Макрона в отношении России основана на неуклонно укрепляющихся двусторонних отношениях с Москвой. Макрон регулярно встречался со своим российским коллегой: всего через несколько недель после своего избрания он организовал встречу с Владимиром Путиным в Версале, где главы двух государств объявили о начале «Трианонского диалога», направленного на развитие сотрудничества между гражданскими обществами. Годом позже Макрон участвовал в Петербургском экономическом форуме, а в 2019 году саммит Макрона и Путина прошел на выезде президента Франции в Брегансоне, всего за несколько дней до встречи G7 в Биаррице.

Интерес Франции к стратегическим переговорам с Россией проистекает из их совместного участия в таких вопросах, как исследование Арктики и космические технологии, а также в урегулировании конфликтов на Украине, в Сирии, Ливии и Центральноафриканской Республике. Таким образом, двусторонние консультации были нацелены на установление каналов связи, изучение возможностей сотрудничества и принятие мер по разрешению конфликтов в случае конфронтации. Активизация экономических обменов между двумя странами также была важной опорой отношений.

В то время как с 2013 по 2017 год сальдо французско-российской торговли сократилось примерно на треть, российский экспорт во Францию ​​увеличился более чем на 25% в период с 2017 по 2018 год. Возобновление диалога с Россией летом 2019 года было связано с объявлением французской нефтегазовой компании Total о запуске Arctic LNG 2, ее второго крупного проекта прямых инвестиций в российский сжиженный природный газ.

Проекты Total по производству СПГ в значительной степени способствовали позиционированию Франции как второго по величине источника прямых иностранных инвестиций в России, наравне с Китаем и сразу после Германии. В 2020 году Франция стала пятым крупнейшим торговым партнером России по импорту, что на две позиции выше, чем в 2010 году. Однако в целом в 2010 году Россия занимала 10-е место среди основных торговых партнеров Франции, но опустилась на 17-е место в 2020 году. В отличие от этого, Франция в 2010 году была 12-м крупнейшим торговым партнером России в целом, опустившись на одну позицию до 13-го в 2020 году.

Связь Макрона с Россией не получила поддержки со стороны западного дипломатического сообщества. Внутри страны на ежегодной конференции послов 2019 года Макрон недвусмысленно сформулировал свою инициативу как возглавляемую президентом попытку подорвать инерцию и догмы «глубинного государства», управляющего французской администрацией. В отличие от того, что он воспринимал как «структурное недоверие», определяющее отношение французских иностранных служб к России, Макрон придерживался подхода realpolitik, который в средствах массовой информации громко отстаивал бывший министр иностранных дел Юбер Ведрин.

По словам бывшего министра, взаимное невежество между ЕС и Россией привело к «стратегической бессмысленности», когда у обеих сторон были «худшие отношения, чем в течение последних трех десятилетий существования СССР».

Инициатива Макрона была широко раскритикована французскими экспертами и учеными, которые выразили обеспокоенность отсутствием координации с европейскими партнерами и ее вкладом в легитимацию внешней политики Кремля. Помимо Франции, Макрон представил свою открытость России как часть более широких усилий по переоценке западного нарратива о «триумфе Запада» после окончания «холодной войны». Вместо этого он предостерег от грядущего «конца западной гегемонии» и поставил НАТО диагноз «смерть мозга», что вызвало бурю негодования в альянсе.

Осенью 2019 года новая ориентация французской дипломатии была дополнительно оспорена критикой французского вето на интеграцию Албании и Северной Македонии в ЕС и рассмотрением Францией отклоненного НАТО предложения России о введении моратория на размещение ракет в Европе.

Повестка дня Макрона охватывала три области. На двустороннем уровне Франция и Россия создали совет сотрудничества по вопросам безопасности для проведения встреч в формате «2 + 2» между своими министрами иностранных дел и министрами обороны. Кроме того, были созданы тринадцать французско-российских рабочих групп для проведения консультаций по вопросам стратегической стабильности и региональных и международных кризисов. На европейском уровне посол Пьер Вимон поддержал инициативу Франции по созданию каналов взаимодействия между ЕС и Москвой и началу процесса размышлений о стратегическом видении ЕС в отношении своей политики соседства.

Эти усилия дали определенные результаты, о чем свидетельствует включение вопроса об отношениях с Россией в повестку дня неформальных встреч министров иностранных дел европейских стран. Самое главное, что франко-российский диалог дал импульс для возобновления переговоров между контактной группой в нормандском формате (Украина, Россия, Франция и Германия) относительно войны в Донбассе. Хотя переговоры зашли в тупик с 2016 года, в сентябре 2019 года группа смогла договориться об обмене пленными между Украиной и пророссийскими силами. В декабре 2019 года главы четырех государств собрались в Париже, где Россия обязалась вернуть вооруженные силы для проведения местных выборов на востоке Украины.

Наконец, на уровне НАТО идеи Макрона способствовали запуску «перспективного процесса размышлений» во главе с Генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом, который собрал группу из 10 высокопоставленных экспертов, чтобы «оценить пути усиления политического измерения альянса НАТО».

Избранный Макроном представителем Франции Юбер Ведрин находился рядом с твердыми сторонниками сдерживания в отношении России, такими как американец А. Весс Митчелл и польская представительница Анна Фотыга. Как сообщает Ведрин, «французские идеи» о стратегической европейской автономии не встретили большой поддержки в консультациях, проведенных в рамках НАТО и ЕС. Однако Ведрин признал успех группы в достижении «приемлемого компромисса в отношении России и контроля над вооружениями».

Наряду с мерами сдерживания в отчете НАТО, опубликованном в ноябре 2020 года, рекомендуется «поддерживать регулярные контакты с Россией», разрабатывать «меры по разрешению конфликтов и укреплению доверия» и поддерживать «усиление политического воздействия на переговоры о мерах по контролю над вооружениями и снижению рисков».

В 2020 году диалог Франции с Россией натолкнулся на ряд препятствий. Одна из главных трудностей заключалась в использовании двусторонних контактов Франции с Москвой для стимулирования более широкого взаимодействия Европы со своим восточным соседом. Эта амбиция не получила поддержки со стороны европейских партнеров и была существенно дискредитирована поведением России в 2020 году. Поддержка Россией режима Александра Лукашенко в Беларуси во время августовских беспорядков и отравление лидера оппозиции Алексея Навального положили конец французско-российским министерским консультациям.

Франция отложила запланированную в Париже встречу в формате «2 + 2» и визит Макрона в Москву на неопределенный срок. Впоследствии война в Нагорном Карабахе осенью 2020 года и, совсем недавно, наращивание российских войск на границе с Украиной, еще больше поставили под угрозу региональный мир и безопасность в Европе.

Несмотря на эту непростую среду, Макрон заявил о последовательности в своем подходе. Он неоднократно заявлял о своем отсутствии «наивности» и намерении провести «четкие красные линии» с Россией. Между тем, он по-прежнему привержен продолжению «конструктивного и эффективного диалога» в долгосрочной перспективе, о чем свидетельствуют продолжающиеся встречи французско-российских рабочих групп.

Инициатива Макрона была выдвинута в контексте, когда США при Трампе выступали за контакты с Москвой на высоком уровне и пренебрегали сотрудничеством со своими союзниками по ЕС. Французский президент использовал эту возможность, чтобы возглавить попытку сформировать стратегическую автономию Европы в управлении ее восточными соседями. Однако политика Макрона пока не принесла большого успеха, в основном из-за отсутствия поддержки со стороны Европейского Союза и трудностей Франции в поддержании диалога на высоком уровне с Россией на приемлемых основаниях после отравления Навального.

В 2013 году в ответ на агрессию по отношению к Украине со стороны России США прервали аналогичную программу двусторонних стратегических консультаций с Москвой. Поскольку вопрос безопасности Европы также лежит в основе управления США своими отношениями с Москвой, в интересах США и ЕС стремиться к сотрудничеству в организации их стратегических переговоров с Россией. В самом деле, конкуренция за право собственности на диалог может оказаться игрой с нулевой суммой.

Вместо этого Франция, остальные страны ЕС и США разделяют стратегический интерес к совместному взаимодействию с Москвой, чтобы держать Россию подальше от Китая, создать новую структуру контроля над вооружениями в Европе и способствовать сотрудничеству по таким вопросам глобальной безопасности, как терроризм, кибербезопасность, ядерная безопасность, распространение вооружений и изменение климата. Поездка Байдена в Европу в июне, во время которой он примет участие в саммитах G7 и НАТО перед встречей с Путиным, дает возможность действовать в соответствии с этим интересом.

Источник