Дания меняет миграционную политику

08.02.2021

Руководство некоторых европейских стран начало постепенно прозревать от последствий политики мультикультуралима и неолиберализма. Недавно премьер-министр Дании Метте Фредериксен объявила, что ее правительство намерено значительно ограничить число людей, ищущих убежища в Дании. Цель, по ее словам, – сохранить «социальную сплоченность» внутри страны. Фактически, эти комментарии Фредериксен являлись финальной точкой в длительной дискуссии о мультикультурализме и роли ислама в датском обществе.

Согласно данным, собранным Statista, Дания, население которой составляет 5,8 миллионов человек, за последние пять лет получила около 40 000 заявлений о предоставлении убежища. Большинство заявлений, полученных Данией – преимущественно лютеранской страной – поступило от мигрантов из мусульманских стран Африки, Азии и Ближнего Востока. Больше всего (1539) пришлось на четвертый квартал 2015 года. В 2020 году было подано менее 500, вероятно, из-за коронавируса и ограничительных мер.

В последние годы Дания поощряла большие иммиграционные потоки, не связанные с предоставлением убежища, особенно из незападных стран. По данным Statista, в настоящее время в Дании проживают значительные иммигрантские общины из Сирии (35 536), Турции (33 111), Ирака (21 840), Ирана (17 195), Пакистана (14 471), Афганистана (13 864), Ливана (12 990) и Сомали (11 282). Правда, есть и мигранты из стран ЕС, например, Польши (41 529), Румынии (29 443) и даже из Германии (30 639) и Великобритании (15 510).

По данным исследовательского центра Pew Research Center, мусульмане в настоящее время составляют примерно 5,5% датского населения. При «нулевом сценарии миграции» мусульманское население, по прогнозам, достигнет 7,6% к 2050 году; при «среднем сценарии миграции» оно достигнет 11,9% к 2050 году; а при «высоком сценарии миграции» мусульмане, как ожидается, составят 16% датского населения к 2050 году, согласно Pew Research Center.

Как и в других европейских странах, массовая миграция привела в Дании к росту преступности и социальной напряженности.

Датские города страдают от перестрелок, поджогов автомобилей и бандитского насилия. Рост преступности побудил посольство США в Копенгагене в сентябре 2019 года выпустить специальное предупреждение из-за растущего насилия с применением огнестрельного оружия в датской столице. Там было сказано о необходимости соблюдать меры предосторожности при ночных прогулках и не оказывать физического сопротивления грабителям, если они нападут.

22 января во время парламентских слушаний по иммиграционной политике Дании социал-демократ Фредериксен заявила, что власти намерены сократить число разрешений на убежище: «Наша цель – ноль просителей убежища. Мы не можем обещать этого, но мы можем создать видение для новой системы политического убежища, а затем сделать все возможное для ее реализации. Мы должны быть осторожны, чтобы в нашу страну не приезжало слишком много людей, иначе наша социальная сплоченность не сможет существовать. Она уже под вопросом».

Фредериксен, занимающая пост премьер-министра с июня 2019 года, также заявила, что «политики прошлого были глубоко неправы», не настаивая на том, что мигранты должны интегрироваться в датское общество.

Пия Кьерсгаард, член Датской народной партии, которая хорошо известна своей оппозицией мультикультурализму, возразила на это, указав, что Фредериксен фактически осуществила ряд мер по смягчению, а не ужесточению иммиграционной политики: «Фредериксен согласилась разрешить беженцам оставаться в Дании до тех пор, пока у них есть работа. Она согласилась разрешить просителям убежища, чьи ходатайства были отклонены, оставаться в Дании. Она согласилась на ежегодные квоты беженцев, предусмотренные ЕС. Она сняла требование о проживании для получения права на пособие по безработице. Она ввела новое пособие на ребенка, которое, по словам Кьерсгаард, в подавляющем большинстве идет семьям иммигрантов».

Кьерсгаард заявила парламенту, что снисходительность правительства может спровоцировать еще один миграционный кризис: «Социал-демократы смягчили иммиграционную политику, и я думаю, что это напрасно, потому что мы согласны во внешней политике во многих областях. К сожалению, я считаю, что смягчение приведет к увеличению числа просителей убежища в Дании, как только кризис Covid-19 закончится. Мы можем только смотреть на Канарские острова, которые сейчас наводнены беженцами. Вопрос в том, переживем ли мы новый миграционный кризис, подобный тому, что был в 2015 году, когда закончится коронакризис».

Датская народная партия в своем заявлении добавила: «Мы отмечаем, что, после десятилетий усилий, иммиграция в Данию, особенно беженцев и их семей, сократилась. В то же время мы отмечаем, что на общество во многом негативно влияет эта иммиграция, которая навсегда меняет нашу страну. Поэтому мы отмечаем необходимость принятия таких мер, чтобы беженцы и их семьи возвратились в свои родные страны, когда это возможно, и что законодательство и усилия властей Дании должны активно поддерживать это. Мы также заявляем, что датская иммиграционная политика с 1983 года означает, что здесь живет слишком много людей с мусульманским происхождением, которые не могут или не хотят принимать датские ценности и традиции, но будут поддерживать ценности, которые находятся за много миль от датских и которые бросают вызов Дании в культурном и религиозном плане, с точки зрения занятости, экономики и безопасности. Поэтому мы призываем правительство предпринять инициативы, которые побудят беженцев, живущих здесь со своими семьями, как можно скорее вернуться домой».

21 января министр иммиграции Маттиас Тесфайе в интервью газете Jyllands-Posten подчеркнул, что иммиграционная политика является важным компонентом более масштабной борьбы ценностей: «Большая часть ислама в Дании сегодня представлена экстремистами. Борьба с исламизмом – это вопрос выживания государства всеобщего благосостояния. Дания не должна приспосабливаться к исламу. Ислам должен адаптироваться к Дании».

Ранее были уже приняты некоторые меры против исламизации датского общества. В июне 2018 года датский парламент одобрил запрет на исламские анфас-вуали в общественных местах. Закон, поддержанный правым правительством, находившимся в то время у власти, и поддержанный социал-демократами и Датской народной партией, был принят 75 голосами против 30. Любой человек, обнаруженный в публичном месте в бурке (которая закрывает все лицо) или никабе (который закрывает все лицо, кроме глаз), подлежит штрафу в размере 1000 датских крон (134 евро/163 доллара); рецидивисты могут быть оштрафованы на 10 000 датских крон. Кроме того, любой человек, уличенный в том, что он силой или угрозами требует от человека носить одежду, закрывающую лицо, может быть оштрафован или приговорен к тюремному заключению сроком до двух лет.

Но некоторые из недавних мер выглядят противоречивыми. Например, в январе 2021 года датское правительство внесло законопроект, обязывающий переводить на датский язык все проповеди и речи, произносимые в местах отправления культа. Этот шаг был немедленно раскритикован как протестантами, так и католиками как дискриминационный и потенциально неконституционный. Томас Б. Миккельсен, председатель Евангелического альянса Дании, сказал: «Закон направлен на то, чтобы защитить нашу общину от роста радикального исламизма, но закон, вероятно, не будет эффективным в этом отношении. Радикальные группы стремятся утвердиться на периферии, в параллельном обществе, и никогда не претендуют на официальное признание. Я не думаю, что новый закон как-то повлияет на них».