Цветок Победы

05.08.2022

Российская империя — это баланс двух глубинных исторических сил: русского централизма, расцвет которого знаменует величие империи, написание великих поэм и симфоний, совершение великих побед. И сил распада, сокрушающих централизм, сгибающих вертикаль империи, превращающих великое государство в обломки, плодящих междоусобицы, смутные времена и кровавые гражданские распри.

Мудрые правители во все века поддерживали этот баланс, продлевая существование империи. А когда силы распада выходили из-под контроля, кончалось великое княжение Киевской Руси, и удельные земли ложились под копыта татарской конницы. Рушился централизм империи Ивана Васильевича Грозного, и Московское царство погружалось в ужасающую смуту с гибелью страны и народа. Энергия распада источила, расплавила железный ствол романовской империи, и она рухнула, как трухлявое дерево. Великих усилий стоило Сталину подавить распад, загнать демонов разрушения в ту преисподнюю, откуда они вышли, и воздвигнуть небывалую в мире Красную империю. Советская власть — это умный, осторожный баланс двух имперосодержащих сил: жёсткого централизма и умеренного, не доходящего до точки кипения либерализма.

Этот баланс был разрушен в перестройку. Централизм был истреблён, патриотически мыслящая интеллигенция, государственники в управлении экономикой были жестоко подавлены, диффамированы, «русский фашизм» стал определением всего того, что звалось государственным и патриотичным. Либеральным стало называться всё то, что не признавало примат государства — будь то могущественные олигархические корпорации или неуёмные, проповедующие свободу в политике и сексуальных отношениях либеральные интеллигенты.

Ельцинское десятилетие было временем искоренения всего, что связано с русским, глубинным. Это искоренение было продолжением расказачивания, гонений на церковь, изгнания из России русской интеллигенции.

Либеральная городская проза Юрия Трифонова и деревенская, русская исконная проза Валентина Распутина были двумя направлениями, в которых развивалось советское историческое сознание. В перестройку русский вектор был сокрушён, и либеральная стихия заполнила весь объём российской постсоветской жизни. Университеты, театры, администрация президента, научная среда, педагогика, газеты и телевидение, дипломатия — всё оказалось в руках либералов, которые воспроизводили сами себя, удушая все поползновения русского традиционализма. Русское, патриотическое было вынесено на периферию общественной жизни, и слово «русский» стало если не синонимом фашизма, то синонимом проигравшего, лузера.

С приходом Путина медленно, почти незримо, централистское патриотическое сознание стало вновь появляться на русских горизонтах. И вновь русское имперское возрождение стало выдавливать либералов из многих сфер российской жизни.

Путинское правление ознаменовалось явной и скрытой борьбой этих двух начал, схваткой имён, репутаций, интересов, энергий, культурных и философских школ. Возвращение Крыма явилось триумфом русского патриотизма и огромным политическим и духовным поражением либералов. Специальная военная операция на Украине стала гигантским толчком, сбившим с насеста огромную стаю либеральных художников, политиков, бизнесменов, деятелей науки, торговли. Всё это мощное, наполненное энергией толпище поднялось и в одночасье перенеслось в иные пределы, оставив после себя колоссальную пустоту, которая дымилась, как воронка после разорвавшегося снаряда. Теперь эту пустоту предстоит заполнить патриотам, которых десятилетиями держали в потёмках, и кои на миг ослепли от яркого солнечного света, льющегося в Россию с Донбасса. Патриотов долгие годы держали вдали от университетов, политических институтов, литературных и художественных премий, и сегодня — явный дефицит пламенных художников, речистых ораторов, умелых управленцев, отважных философов.

Эта нехватка будет восполнена. Её восполнение уже происходит. Но этому сопутствует скрытая, неявная схватка, происходящая в недрах сегодняшнего российского общества, где сохранилось множество корней и грибниц, оставленных либералами. Ботва улетела — клубни остались. Эти клубни дают подземные ростки, и они появляются на поверхности земли. Схватка продолжается. Она ощутима в решениях, касающихся обороны, культуры, экономической политики. И неявно присутствует в толщах сегодняшней российской действительности. От этих глубинных схваток шевелится почва — так, будто ползёт невидимый крот, выдавливая на поверхность изрытую, рыхлую землю. Это движется "крот русской истории". Нам не угадать тайные направления его подземных лабиринтов. Но над нами в русской лазури несётся Русская Мечта. Её полёт угадан всеми великими русскими прозорливцами, молитвенниками, полководцами и вождями. Это Русская Мечта о светоносной, бессмертной, восхитительной России, которой неведома тьма, а одна бессмертная благодать.

Русская Мечта — это Русская Победа.

Весенняя, намокшая от слёз,

Над Родиной, изрезанной фронтами,

Победа, ты летишь в венке из роз,

Обмотана кровавыми бинтами.

Источник