COVID-19 и свобода человека

09.09.2021
Любое посягательство на свободу человека путем требования безопасной и высокоэффективной вакцинации против COVID-19 меркнет по сравнению с социальными выгодами – и, следовательно, экономическими выгодами – общественного здравоохранения.

Рост числа случаев COVID-19, госпитализаций и смертей в Соединенных Штатах служит горьким напоминанием о том, что пандемия еще не закончена. Мировая экономика не вернется в нормальное русло, пока болезнь не будет взята под контроль повсюду.

Но случай США – это настоящая трагедия, потому что в том, что здесь происходит сейчас, нет необходимости. В то время как жители стран с формирующимся рынком и жители развивающихся стран стремятся получить вакцину (многие из них умирают, потому что не могут ее получить), запасов США достаточно, чтобы обеспечить двойную дозу – а теперь и ревакцинацию – всем в стране. И если почти все будут вакцинированы, COVID-19 почти наверняка просто «исчезнет», как незабываемо выразился бывший президент Дональд Трамп.

И все же недостаточно людей в США были вакцинированы, чтобы предотвратить рост числа случаев заболевания во многих регионах до нового максимума от очень заразного варианта Дельта. Как так много людей в стране с, казалось бы, хорошей системой образования действуют так иррационально, против своих интересов, против науки и против уроков истории?

Частично ответ заключается в том, что страна при всем своем богатстве не так хорошо образована, как можно было бы ожидать, что отражается в сравнительных международных показателях страны по стандартизированным оценкам. Во многих частях страны, в том числе в некоторых с наиболее высокими показателями устойчивости к вакцинации, научное образование особенно плохо из-за политизации фундаментальных вопросов, таких как эволюция и изменение климата, которые во многих случаях были исключены из школьных программ.

В этой среде дезинформация может привлечь внимание многих людей. А платформы социальных сетей, изолированные от ответственности за то, что они передают, создали бизнес-модель максимального «вовлечения пользователей» путем распространения дезинформации, в том числе о COVID-19 и вакцинах.

Но ключевой частью ответа является глубокое неверное толкование свободы личности, особенно «правыми». Те, кто отказываются носить маски или социально дистанцироваться, часто утверждают, что это требование ущемляет их свободу. Но свобода одного человека – это «несвобода» другого. Если их отказ носить маску или пройти вакцинацию приводит к тому, что другие заражаются COVID-19, их поведение лишает других более фундаментального права на саму жизнь.

Суть дела в том, что есть большие внешние эффекты: во время пандемии действия одного человека влияют на благополучие других. И всякий раз, когда возникают такие внешние эффекты, благополучие общества требует коллективных действий: нормативных положений, ограничивающих социально вредное поведение и поощряющих социально полезное поведение.

Любое упорядоченное общество влечет за собой ограничения. Но хотя запреты на убийство, воровство и т. д. ограничивают свободу человека, мы все понимаем, что общество не могло бы функционировать без них. В нашем пост-ковидном мире мы могли бы истолковать одну из десяти заповедей следующим образом: «Не убивай, в том числе путем распространения инфекционных болезней, если ты можешь этого избежать».

Точно так же: «Тебе сделают прививку». Любое посягательство на свободу человека путем требования безопасной и высокоэффективной вакцинации против COVID-19 меркнет по сравнению с социальными выгодами – и, следовательно, экономическими выгодами – общественного здравоохранения. Нетрудно требовать вакцинации всех людей, за исключением некоторых медицинских случаев. Хотя многие правительства кажутся слишком робкими, чтобы навязать это требование, работодатели, школы и общественные организации – имеется ввиду любая организованная деятельность, которая приводит людей в контакт с другими, – должны это делать.

Как мы узнали в течение последних 18 месяцев, глобальное здоровье – это глобальное общественное благо. Пока болезнь бушует в некоторых частях мира, возрастает риск более смертоносной, более заразной и более устойчивой к вакцинам мутации.

Однако в большинстве стран мира проблема заключается не в сопротивлении вакцинации, а в острой нехватке вакцин. Очевидно, что частный сектор не в состоянии нарастить производство, чтобы обеспечить достаточное предложение. Это потому, что производителям вакцин не хватает капитала? Не хватает стеклянных флаконов или шприцев? Или это потому, что они надеются, что меньшее количество доз приведет к повышению цен и еще большей прибыли? Одним из основных препятствий на пути увеличения предложения является доступ к необходимой интеллектуальной собственности, поэтому вопрос об отказе от прав интеллектуальной собственности, обсуждаемый во Всемирной торговой организации, так важен.

Учитывая безотлагательность и масштаб проблемы, необходимо сделать больше: среди шагов, которые могла бы предпринять администрация президента США Джо Байдена, является применение «Закона об оборонном производстве» и обеспечение владения федеральным правительством ключевыми патентами. США позволяют фармацевтическим компаниям свободно использовать эту публичную ИС, получая при этом миллиарды долларов прибыли. США должны использовать все имеющиеся в их распоряжении инструменты для увеличения производства вакцин внутри страны и за рубежом.

Это тоже нетрудно. Даже если затраты на глобальную вакцинацию составят десятки миллиардов долларов, эта сумма будет незначительной по сравнению с затратами от постоянных вспышек COVID-19, опасных для жизней, средств к существованию и мировой экономики.

Источник