Цифровой «железный занавес» опускается

03.12.2020

Что такое цифровой «железный занавес»? Это тот случай, когда Big Digital (как именует этих западных техно-голиафов профессор Майкл Ректенвальд) становится «органами правительности». Использованное слово governmentalities (фр. gouvernementalité – правительность, правительственность, устройство управления, режим власти и т.п. варианты перевода), первоначально введено Мишелем Фуко для обозначения средств, с помощью которых «управляемые» (то есть «мы, люди») усваивают и внешне отражают ментальную установку, которую желают и внедряют элиты.

«Можно указать на определенное сокрытие и социальное дистанцирование от масс как на примеры того, что Фуко имел в виду под своим понятием управляемости (governmentality)», – предполагает Ректенвальд.

Что же это за желанный «менталитет»? Он, оказывается, означает целевое преобразование американской и европейской идентичности, всего образа жизни людей. Предполагаемый избранный президент США, европейские элиты и, кроме того, высшие прогрессивные чины («воук») публично должны быть преданы такой спроектированной Big Digital «трансформации».

«Сейчас мы берем штат Джорджия, а затем мы меняем мир», – заявил на праздновании «победы» Джо Байдена на выборах 2020 года Чак Шумер, лидер демократического меньшинства в Сенате.

«Поражение Трампа может стать началом окончания триумфа крайне правого популизма не только в США, но также и в Европе», – заявил Дональд Туск, бывший президент Совета Европы.

Коротко говоря, «железный занавес» опускается, когда якобы частные предприятия (Big Digital) проникают в государство и переплетаются с ним, а потом – открыто заявляют об этом. Того, кто не верит в грядущие изменения, сегодня уже можно принудить принять их. «Архаичные» ценности, связанные с идентичностью, расой и полом, быстро превратились под давлением Big Digital в подобие «ереси». Как без конца повторяют активисты BLM: «Молчание – это не выбор: молчание – форма соучастия».

Идеология Кремниевой долины постепенно утверждается и охватывает всё больше людей. Её могущество будет усиливаться за счёт узаконивания машинного обучения, отражающего ценности грядущей «цифровой революции», и за счет перманентного совершенствования самой ИИ.

Эта версия «дигитальной истины» ставится заведомо выше всего бывшего и противопоставляется враждебной «неправде», исходящей из иного источника и во всем ей противоположной.

Это взаимопроникновение (Big Digital и государства) произошло благодаря изначальному финансовому вливанию со стороны ЦРУ. Сразу же были установлены связи и заключены контракты с государственными органами власти, особенно в сфере обороны; оказана поддержка пропагандистским кампаниям, активно продвигающим новые «управляющие» нарративы.

Технологические платформы США на какой-то период фактически слились с «Blue State»1 (особенно в сфере разведки и обороны) до такой степени, что их генеральные директора считают себя не государственными партнерами или подрядчиками, но скорее – некими высшими элитами, которые формируют и определяют будущее США.

Кроме того, их цель состоит в том, чтобы выйти за пределы внутриамериканской сферы и продвинуть идею, согласно которой новая элитная олигархия будет определять «планетарное управление» в будущем.

Один из их векторов трансформации мира таков, что технические инструменты искусственного интеллекта, его аналитика, робототехника и машинное обучение станут математическим и цифровым основанием управления земным шаром во всех его жизненных измерениях. Более не требуется политика государственного устроения, но только – цифровая аналитика!

Вопиющей является попытка платформ Big Tech и МСМ навязать сценарий выборов 2020 года в США посредством Facebook и Twitter. Были запущены широкомасштабные кампании по заведомому утверждению о распространении вражеской дезинформации о выборах; утверждалось, что всё, исходящее от президента США, либо ложь – либо чушь. Такой подход однозначно являет собой борьбу с инакомыслием.

И эта кампания – всего лишь первый шаг по приравниванию представителей «несогласных» к угрозам безопасности и врагам «всего прогрессивного общества».

Использование таких определений как «ересь и дезинформация» отвлекает внимание масс от имущественной пропасти между самодовольными элитами и скептическими настроенными слоями простых граждан.

Тем не менее, печально известные всем партийные элиты, которые алчно обогащаются за счет народа, могут снова стать объектами почитания для общественности и средств массовой информации. Они могут представить себя как бесстрашных рыцарей, ведущих верующих на битву; героями, которые могут призвать массы «к повторению великих свершений!».

Следующий шаг в этом глобальном направлении уже готовится. Как отмечает Уитни Уэбб:

«Новое кибернаступление было начато в понедельник британским центром правительственной связи GCHQ, целью которого является борьба с веб-сайтами, публикующими контент, который считается "пропагандистским", [и которые] выражают озабоченность в отношении спонсируемой государством разработки вакцины против COVID-19 и вовлечением в это крупнейших транснациональных фармацевтических корпораций.

Аналогичные усилия по контролю предпринимаются и в США: недавно военные финансировали фирму, поддерживаемую ЦРУ… для разработки алгоритма искусственного интеллекта, специально нацеленного на выявление новых веб-сайтов, продвигающих "подозрительную" дезинформацию, связанную с кризисом COVID-19. Кампания по вакцинации от COVID-19, возглавляемая американскими военными, известна как операция Warp Speed…

The Times сообщила, что GCHQ "начал наступательную кибероперацию по пресечению пропаганды против вакцины, распространяемой враждебными государствами" и "использует тот же инструментарий, разработанный для борьбы с дезинформацией и вербовочными материалами, идущими от исламского государства"2.

Для достижения желаемого... война будет не только пресекать "пропаганду против вакцины", но также будет стремиться "нарушить планы киберакторов, включая шифрование данных, с целью блокирования к ним доступа и их связи друг с другом".

The Times заявила, что "правительство рассматривает борьбу с ложной информацией о прививках как растущий приоритет по мере приближения перспективы получения надежной вакцины против коронавируса", предполагая, что усилия будут продолжать наращиваться по мере того, как вакцина-кандидат приближается к окончательному утверждению.

Такой внушительный поворот в сторону того, чтобы рассматривать предполагаемых "антиваксов" как "угрозу национальной безопасности", продолжался большую часть этого года, и его возглавил Имран Ахмед, генеральный директор британского Центра противодействия цифровой ненависти, член пилотной рабочей группы руководящего комитета правительства Великобритании по противодействию экстремизму, входящей в состав Комиссии правительства Великобритании по противодействию экстремизму.

В июле Ахмед сказал британской газете "Индепендент", что "не стал бы называть теоретиков заговора и противников вакцинации и заявлять, что они являются экстремистской группировкой, представляющей угрозу национальной безопасности". Далее он заявил, что "как только кто-то становится убежденным сторонником какой-либо конспирологической теории, его уже не сложно подвести к принятию и еще более радикальных взглядов, которые ведут к жестокому экстремизму".

Аналогичным образом аналитический центр, связанный с американской разведкой, предупреждал в своем исследовании (опубликованном всего за несколько месяцев до начала кризиса COVID-19), что "движение против вакцинации в США будет представлять угрозу национальной безопасности в случае пандемии нового типа"».

Чтобы было понятно: это не просто работа разведывательного сообщества «Five Eyes»; Youtube – ведущий видеохостинг, принадлежащий Google. Который, например, на этой неделе решил удалить видео Института Людвига фон Мизеса (с более чем 1,5 миллионами просмотров) за видео, где обращалось внимание на опасные аспекты политики США в отношении коронавируса.

Что происходит? Институт Мизеса надо воспринимать как «экстремистский» и злостный рупор вражеской дезинформации?

Конечно, мы сегодня, помимо уже сказанного, имеем множество других вопиющих примеров такого рода.

Кроме того, этот концепт затрагивает тему Китая и угроз, исходящих от него. Возможно, все дело в опасениях, что Китай в ближайшее время превзойдет США в экономическом и технологическом плане. Не секрет, что США, Великобритания и Европа в целом плохо справились с COVID-19 и могут оказаться на грани рецессии и финансового кризиса. В Китае (и в Азии в целом) COVID-19 находится под гораздо более надежным контролем. Поэтому Китай может оказаться единственным государством, которое сможет обеспечить или сохранить свой экономический рост в течение следующего года.

Главная проблема в том, что пандемия все еще продолжается. Западные правительства в основном избегают полного локдауна, но в то же время надеются маневрировать между частичными социальными ограничениями и сохранением экономики открытой для развития, меняя регистры в той или другой сфере. Но они не достигают желаемого ни в одном (контроль над пандемией), ни в другом (спасение себя от надвигающегося экономического краха). Единственный выход из этой дилеммы, который видят элиты сегодня – это вакцинировать всех как можно скорее, чтобы было возможным развивать экономику в полном объеме и, таким образом, остановить Китай, активно движущийся на Запад.

Но дело в том, что 40-50% американцев говорят, что хотят отказаться от вакцинации. Они обеспокоены уровнем безопасности нового метода, основанного на РНК. Это несогласие граждан и есть сегодняшняя проблема элиты, которая непременно должна быть устранена, дабы «расчистить площадку» в СМИ для продвижения обязательной вакцинации в англоязычных странах.

Пока нет доказательств того, что экспериментальная вакцина Moderna или Pfizer предотвратила болезнь, госпитализацию или смерть инфицированных людей. Если такое и случалось, то широкой общественности это не было сообщено. Нет информации и о том, как долго будет сохраняться какой-либо защитный эффект от предлагаемой вакцины. И нет никакой научной информации о ее безопасности для организма в целом. Неудивительно, что в общественном мнении существует настороженность, которую GCHQ и Big Digital намерены подавить.

Цифровой «железный занавес» – это проблема не только Америки. Американские алгоритмы и социальные сети щедро «насыщают» своей продукцией также и Европу. Но в самой Европе уже имеются свои собственные «популисты» и так называемые государственные «изгои». В настоящее время – это Венгрия и Польша, на которые (как хотел бы Брюссель) должен опуститься цифровой «занавес», включающий в себя медийное очернение и политический остракизм.

В этом месяце Венгрия и Польша наложили вето на бюджет блока ЕС в размере 1,8 триллиона евро и разработали свой «пакет восстановительных мер» в ответ на план Брюсселя по наложению штрафа за нарушение принципов «верховенства закона» ЕС.

Как отмечает Telegraph, «многие европейские предприятия зависят от наличных денег, и, учитывая "вторую волну" коронавируса, поразившую континент, Брюссель опасается, что союзники Вышеградской группы могут использовать свои полномочия для блокирования необходимых мер экономического реагирования, обосновывая это возражениями по части "верховенства законов ЕС" и штрафов».

Что все это значит? Министр юстиции Орбан внес ряд изменений в конституцию, которые обостряют полемику о «верховенстве закона» ЕС или Венгрии. Самая спорная поправка – анти-ЛГБТ, где прямо говорится, что матерью является только женщина, а отцом – только мужчина. Это добавляет дополнительные ограничения для трансгендеров и однополых пар, усыновляющих детей, и ограничивает гендерный выбор для взрослых.

Вето Орбана является еще одним свидетельством того, что новый «железный занавес» опускается в этот раз уже на Европу. И вновь «занавес» не представлен как политический, на первый взгляд он является культурным и не имеет ничего общего с «законом». Брюссель не скрывает своего недовольства тем, что многие государства-члены из Центральной и Восточной Европы не готовы присоединиться к «прогрессивным» ценностям.

В основе сопротивления, помимо прочего, лежит и напряжение, заключающееся в том, что «пока Западная Европа дехристианизируется, центральные и восточные государства Европы рехристианизируются». В прошлом вера была объединяющей основой против коммунизма, а теперь служит опорой восточным государствам для формирующейся заново (после окончания «холодной войны») религиозной идентичности. Это не так уж отличается и от событий в Америке: некоторые «красные» американские консервативные группы также возвращаются к своим христианским корням, заявляя о себе в ходе политической поляризации Америки.

Все эти события, взятые в целом, указывают на ключевую топику разлома в западной политике: «содружество» государств и аппаратов, раздуваемых до уровня, равного по силе государству, открыто объявило войну инакомыслию («неправде»), иностранной «дезинформации» и мнениям, не подкрепленным их собственным опытом.

Этот передел и противостояние внутри него принимает конкретную форму в виде негласных санкций и карательного контроля со стороны Big Digital над онлайн‑платформами под предлогом борьбы со злоупотреблениями. Это происходит посредством общенациональных обязательных систем переобучения и переподготовки по программам антирасистской тематики и на основе критической теории общества (Франкфуртская школа) в школах и на рабочих местах. Принуждая население к пассивному послушанию и покорности, элита выставляет «антиваксов» как экстремистов или как угрозу безопасности. И, наконец, она устраивает серию публичных акций и постановочных сценариев, где осуждаются и обличаются сторонники суверенитета и «консерваторы от культуры», которые должны быть запрещены и публично изгнаны из общества.

В свою очередь, онлайн платформы продвигают целый ряд канонов прогрессизма, уходящих своими корнями в критическую теорию общества, проблематику антирасизма и гендерных исследований. У них также есть собственная ревизионистская история (например, «Проект 1619») и прогрессивная юриспруденция для воплощения своих глобальных проектов в конкретный закон.

Но если половина Америки отвергнет следующего президента? Если Брюссель будет настаивать на введении собственного прогрессистского канона. Тогда – «коса найдет на камень».

Почему? Именно потому, что те, кто придерживается своей трансформирующей мир миссии, рассматривают такой «вызов» нарушителей как повод к взятию власти и приведение массы к такому государству, в котором инакомыслие и культурная ересь могут быть встречены законным принуждением (эвфемистически называемым «верховенством закона» в Брюсселе). Его цель состоит в том, чтобы постоянно держать инакомыслящих в пассивном состоянии, заставить их обороняться, опасаясь того, что их назовут «экстремистами»; и через всеобщий страх принудить к согласию тех, кто отмалчивается.

В таких условиях сохранение единого западного государства может оказаться невозможным. Если проигравшие в этой борьбе (кто бы это ни были) придут в ужас от перспективы их культурного подавления со стороны сил, которые считают их ценности ересью, подлежащей искоренению, то развязка может быть стремительной. Таким образом, мир может стать свидетелем столкновения двух сил и мощного полемического разворота к политическому самоопределению внутри Запада.

Когда политические разногласия становятся неразрешимыми, может оказаться, что единственная (ненасильственная) альтернатива – это распад политического союза.

1 Blue State Digital – это цифровая стратегическая и технологическая фирма Blue State Digital – https://ru.qaz.wiki/wiki/Blue_State_Digital

2 Организация запрещена в РФ