Что ожидать от выборов президента Турции в 2023 году?

13.05.2022
Как ни парадоксально, но для России поражение Реджепа Эрдогана может быть полезным.

Осенью 2023 года в Турецкой Республике состоятся выборы президента и парламента. Поскольку страна с недавнего времени имеет президентскую форму правления (это послужило причиной обвинений Эрдогана в узурпации власти со стороны оппозиции и западных стран), главное значение для будущего Турции имеет не распределение мест в парламенте, а пост главы государства. От этого зависит дальнейший вектор политики как во внешней сфере, так и во внутренних делах.

Правящая Партия справедливости и развития Реджепа Эрдогана согласно опросам общественного мнения сейчас имеет примерно 33% поддержки избирателей. Экономические холдинги, созданные во время правления Эрдогана, ориентированы на Россию, Ближний восток, Африку и Азию.

Но сама внешняя политика Эрдогана имеет явно экспансионистский характер – при нем Турция закрепилась в северной части Сирии, части Ирака, участвовала в боях в Ливии и расширила экономическую зону в Средиземноморье, пусть и в одностороннем порядке. Методы мягкой силы Турции активно применяются в Центральной Азии, Африке и Балканах.

Хотя во внутренней политике были сделаны консервативные шаги, например, выход из Стамбульской конвенции, что сближает позиции Турции и России, а в глазах Запада уравнивает президента Владимира Путина и Эрдогана в качестве автократических правителей.

Каковы же политические амбиции нынешней турецкой оппозиции и других сил, претендующих на участие в государственном строительстве?

Основным конкурентом партии Эрдогана является Народно-республиканская партия с историческими корнями, поскольку ее создал основатель современной Турции Ататюрк Кемаль. У них согласно экзит-полам сейчас 28%. Партия не имеет вменяемой программы и идеологии. Это пестрая смесь лево-либералов, бывших коммунистов, алевитов (то есть религиозных меньшинств), светских групп, сторонников однополых браков и прочих прозападников.

У них ярко выраженная прогерманская позиция (следует напомнить, что в Германии проживает большое количество турков), следовательно внешний ориентир на ЕС. Во внутриполитической повестке они делают ставку на открытую оппозицию Эрдогану.

Глава партии – довольно пожилой политик Кемаль Кылычдароглу, который полностью зависит от западных корпораций и турецких олигархов, связанных с Европой. Он уже заявил, что будет участвовать в выборах в качестве кандидата в президенты. Во внутрипартийных вопросах Кылычдароглу является компромиссной фигурой, регулирующей внутрипартийные разногласия.

Довольно показательно, что нынешний мэр Стамбула Экрем Имамоглу – более харизматичный и успешный. Он тоже проявлял интерес к участию в выборах, однако партийное руководство запретило ему выдвигаться, посчитав, что лучше удерживать позицию главы мегаполиса.

Следует добавить, что у партии довольно хорошее финансирование, старая кемалистская элит поддерживает их из солидарности. Союз промышленников и предпринимателей Турции, который ранее установил связи с европейскими структурами, является донором Народно-республиканской партии.

Еще одна ключевая фигура Народно-республиканской партии – Унал Чевикоз, который отвечает за внешнюю политику. Сам он бывший сотрудник турецкого Министерства иностранных дел, член масонской ложи, а в 2019 г. принимал участие в заседании Бильдербергского клуба.

Есть еще относительно новая Хорошая партия (IYI) — это националисты-западники, а сама партия фактически создана США и ЕС, чтобы оторвать часть электората от партии Реджепа Эрдогана. Парадоксально, что лидеры IYI выступают против России, а рядовой электорат относится к нам нормально (в том числе по поводу операции на Украине).

Главой партии является женщина – Мираль Акшенер, и она прозападная по убеждениям. Сейчас они состоят в коалиции с народно-республиканцами. Пока не известно, будет ли Мираль Акшенер идти на выборы в качестве самостоятельного кандидата в президенты.

Народно-демократическая партия, которая представляла интересы курдов, вряд ли сможет восстановиться после массовых чисток и арестов. Глава партии Селахаттин Демирташ является опытным политиком, а представители на местах получили много мест в мэриях на последних выборах, но их всех арестовали по подозрению в причастности к терроризму. Теоретически шансы у них хорошие, но нынешняя власть просто не дает им официально закрепить победу и расширить свое влияние.

Тем не менее, западные аналитики указывают, что именно курды будут важным козырем на предстоящих выборах, поскольку имеют растущую демографию и среди них много молодежи от восемнадцати лет и старше.

Поговаривают, что может быть создана спойлер-партия, состоящая из сторонников клана Барзани из иракского Курдистана, поскольку у них хорошие официальные отношения с Анкарой. Барзани допускает турецкие бомбардировки части иракского Курдистана, где находится штаб-квартира Рабочей партии Курдистана.

Вопрос в том, как убедить курдскую молодежь в Турции присоединиться к этой партии, и какова будет позиция относительно выдвижения кандидата на пост президента. Хотя все это является теоретическими измышлениями и вполне возможно, что Эрдоган продолжит курс репрессий турецких курдов.

Народно-демократическая партия согласно опросам общественного мнения является самой русофобской и прозападной.

Наконец, есть еще Партия национального движения (лидер – Девлет Бахчели). Фактически, это небезызвестные «серые волки», то есть религиозные националисты. Сейчас это союзники Эрдогана. Кстати, из всех перечисленных организаций они лучше всех относятся к России.

И последний фактор в политике Турции – это военные. Но после неудачной попытки переворота в 2016 г. армия подверглась серьезным чисткам. Сейчас они полностью подчиняются Эрдогану, и в среде военных нет политических амбиций, разве только на каком-то глубоком конспиративном уровне существует небольшая группа заговорщиков.

Если говорить о реальных шансах с учетом текущей ситуации, то наиболее лучшие позиции сейчас у Реджепа Эрдогана. Хотя в стране высокий уровень инфляции и несколько месяцев назад сильно обвалилась турецкая лира, правящая партия имеет административный ресурс и выгодно использует внешнеполитическую ситуацию в своих интересах.

Как пример можно привести текущее балансирование в отношениях с Россией и Украиной. Для организации туристического потока из России в Турции создается дополнительная авиакомпания. Тогда как в Украину поставляются беспилотники Байрактары и оказывается дипломатическая поддержка.

И вот в этих отношениях и балансе сил кроется важный геополитический интерес Турции к ослаблению России. Не случайно турки активно интересуются Крымом и не признают его частью России, а также Кавказом и Поволжьем. Проект пантюркизма нужен Турции как некий зонтик и обоснование для возможного вмешательства во внутренние дела России.

Телеканал TRT на русском придерживается открытого русофобского курса, где оказывается поддержка Навальному и Ходорковскому, не говоря уже о разжигании сепаратизма внутри России с упором на мусульманскую и тюркскую идентичность. С этим также связан и проект «геноцида черкесов», а также различные мемориальные элементы, такие как названия улиц в честь Джохара Дудаева.

Поскольку Партия справедливости и развития делает упор на турецкую религиозную идентичность, то воспоминание былого величия Оттоманской империи также имеет большое значение для современной политики. И здесь тоже находится место для антироссийских устремлений, поскольку в Турции вспоминают роль Российской империи в освобождении Балкан от турецкого владычества и череду русско-турецких войн.

Поэтому и возможное ослабление России там рассматривают как новую возможность для возвращения утраченного могущества. А если смотреть на это через религиозную призму, то турецкая экспансия для Анкары является еще и распространением ислама на новых территориях. При этом турецкая версия ислама явно отличается от классической арабской.

Поэтому сохранение верховной власти за Эрдоганом вряд ли приведет к улучшению взаимоотношений с Турцией. В лучшем случае будет продолжаться прагматичное сотрудничество, особенно из-за серьезной зависимости Турции от поставок нефти и газа из России. Но в худшем случае Анкара будет вести себя более настойчиво и агрессивно по отношению к Москве, и тогда придется подавать явные сигналы, такие как запрет на ввоз овощей или приостановка туристического потока.

Ну, а если ситуация будет еще хуже, то сложно представить на какой уровень может выйти конфронтация России и Турции. Опять же, следует помнить, что Турция состоит в НАТО и может в любое время присоединиться к западным санкциям.

Теперь рассмотрим версию, если к власти в Турции придут прозападные силы. Например, с помощью финансовых вливаний и других средств пост президента займет глава Народно-республиканской партии.

В первую очередь они начнут ликвидацию достижений Эрдогана, попытаются вернуть формат парламентскую республики и активно продвигать светскую политическую систему. Конечно, учитывая их прозападную позицию, США и ЕС будут давить на них по теме России. Но вряд ли они откажутся от российского газа и нефти, хотя могут и, скорее всего, поддержат часть санкций.

В целом возникнет большой конфликт интересов. Однако начнется хаос внутри страны, и с учетом этого вряд ли прозападники будут проводить экспансионистскую внешнюю политику. С большой вероятностью они попытаются улучшить отношения с ЕС, и снова будут наивно ждать вступления в это объединение.

Безусловно, мусульманские страны скептически будут относиться к новому правительству, что означает снижение или отказ от поддержки со стороны богатых стран Персидского залива. И такое ослабление Турции будет выгодно России, так как при грамотном подходе можно будет не только сохранить необходимые достижения, но и показать турецкому обществу всю выгоду от действительно добрососедских двусторонних отношений.