Четыре прогноза в области обороны, стратегии и технологий на 2021 год

07.01.2021
От вооруженных роботов и кибератак до важных стратегических вопросов – четыре момента, на которые стоит обратить внимание в новом году

Если бы я сделал прогнозы на наступающий год в декабре 2019 года, подозреваю, что большинство из них было бы неверным: 2020 год не оправдал ожиданий и расстроил планы – от личных до стратегических. 2021 год, вероятно, будет совсем другим, и, несомненно, принесёт немало сюрпризов. Тем не менее, я думаю, что стоит сделать несколько кратких отметок о том, что я ожидаю в оборонном и стратегическом пространстве в ближайшие 12 месяцев.

1. Вооруженные роботы будут распространяться в разных сферах

2020 год можно с полным основанием назвать годом, когда вооруженный дрон стал глобальным оружием, а не специализированным инструментом, которым пользуются только самые богатые государства. Но общая роботизация войны – процесс неравномерный. Если вооруженные воздушные дроны стали обычным явлением, этого нельзя сказать о вооруженных наземных или морских роботах. Для этого есть веские технические причины – безопасная автономная навигация на суше намного сложнее, чем в воздухе, а воздушные платформы имеют понятное военное применение для наблюдения и нанесения ударов.

Но есть миссии, для которых летательные аппараты плохо подходят (или попросту не предназначены), и наблюдается устойчивый, но невысокий прогресс в развитии наземных и подводных роботов. Учитывая отсутствие законодательной базы, запрещающей вооружение таких подразделений, и распространение недорогого высокоточного компактного оружия, их первое боевое применение вполне может произойти в ближайшие 12 месяцев.

2. Больше взломов, но меньше внимания к ним

Хотя было бы ошибкой аксиоматически утверждать, что поддерживаемые государством хакерские мероприятия, такие как SolarWind, представляют собой разновидность военных действий, отсутствие четкого набора правил или эффективных методов сдерживания означает, что они будут и дальше использоваться постоянно. Но расхождение между стратегической ценностью и новостной ценностью этих событий будет возрастать.

Взломы трудно раскрыть: подробности трудно установить быстро и трудно описать доступным языком; и, конечно же, ни хакер, ни жертва не горят желанием давать комментарии. Более того, из-за отсутствия особо запоминающихся деталей хакерские истории, как правило, быстро сливаются друг с другом, теряя интерес широкой аудитории.

Таким образом, хотя вполне возможно, что в 2021 году произойдёт публичное раскрытие информации о взломах, которые равны или превосходят SolarWinds по объему и масштабу, маловероятно, что они получат должное освещение в СМИ.

3. Стратегический оптимизм Запада

У западных стратегов есть реальные причины для оптимизма, поскольку 2020 год уступает место 2021 году. Замена президента Дональда Трампа на Джо Байдена означает, что, по крайней мере в ближайшее время, Соединенные Штаты смогут вернуться к своей традиционной роли, став опорной точкой взаимосвязанной совокупности глобальных альянсов.

Многонациональные институты, такие как НАТО и ООН, могут пересмотреть свои планы на случай непредвиденных обстоятельств для стремительного вывода американских войск. А завершение мучительного процесса Brexit долгожданной сделкой означает, что Великобритания – и, в меньшей степени, остальная Европа – могут переориентировать свои усилия на долгосрочные глобальные приоритеты.

Между тем, внедрение эффективных вакцин против COVID-19 предполагает, что экономический спад, вызванный пандемией, уступит место восстановлению и историям о возрождении западных держав.

Ни одно из этих изменений не является незначительным, но они представляют собой решение острых проблем последних нескольких лет, а не сущностное устранение слабых сторон и недостатков либерального строя. В 2021 году появятся неисчислимые заголовки, в которых будет утверждаться, что нормальное состояние, существовавшее до 2016 года, было восстановлено, но на самом деле в обозримом будущем Запад будет находиться в режиме борьбы с ущербом.

4. COVID-19 не изменит мир

Поскольку коронавирус перевернул мир с ног на голову в первые несколько месяцев 2020 года, наблюдался всплеск комментариев, предполагающих, что жизнь уже никогда не будет прежней. И, конечно же, учитывая, что вторая зимняя волна пандемии также смертельно опасна, было бы преждевременно заявлять, что мы знаем, как будет выглядеть мир после COVID‑19.

Но стало ясно одно: пандемия лишь ускорила существующие тенденции, а не изменила коренным образом направление движения общества. Наихудшие последствия болезни проявились среди и без того уязвимых групп населения; самые богатые увеличили свои состояния, а самые бедные оказались разорены.

Фракционирование политического дискурса, уже обостренное социальными сетями, ускорилось в мире, где обычные социальные контакты внезапно резко ограничились – и это способствовало усилению партийного раскола в вопросе доверия общества к организациям здравоохранения, что является важнейшим аспектом успешной кампании массовой вакцинации.

Справедливо предположение, что к концу следующего года пандемия будет в некоторой, если не в значительной степени, под контролем. И если это так, то все, кто больше не затронут лично – вплоть до национальных лидеров, – будут стремиться уйти от многих вещей, которые оказались весьма тревожными и сбивающими с толку в 2020 году, не усвоив при этом уроки этого странного и ужасного года.

Источник