Черногория 2021: Экспортер преступности в регионе

23.03.2021
Международный институт по изучению Ближнего Востока и Балкан (IFIMES), находящийся в Любляне (Словения), провел исследование ситуации в Черногории через 100 дней после смены правительства. Приводим наиболее значимые и интересные части исследования под общим названием «Черногория 2021: Экспортер преступности в регионе».

Текущая ситуация в Черногории

Парламентские выборы в Черногории, которые прошли 30 августа 2020 года, ознаменовали смену 31-летнего режима, возглавляемого Мило Джукановичем и его Демократической партией социалистов (ДПС).

Новое правительство, вступившее в должность 4 декабря 2020 года, включает в себя 3 коалиции: «За будущее Черногории» – 32.55% (133,267), «Мир – это наша национальность» – 12.53% (51,297) и «Черное белое» – 5.53% (22,649).

В новоутвержденном правительстве нет представителей меньшинств, которые так или иначе отклонили приглашение на членство под разными предлогами. Они все еще находятся под контролем Мило Джукановича и в минувшие годы исполняли роль его политических марионеток.

После прихода к власти, во избежание банкротства страны, правительство Черногории выпустило облигации на сумму €750 миллионов и ставкой в 2,8% сроком на 7 лет. Выпуск облигаций был необходим, так как с их помощью государство могло исполнить обязательства внесения взноса по кредиту в €525 миллионов. Остальная часть средств от облигаций пошла на экономическое развитие страны. Задолженность Черногории сегодня насчитывает более 100% от текущего ВВП. Самой большой краткосрочной задачей для правительства Черногории становится борьба с распространением вируса Covid-19 и его последствиями, а также подготовка к приближающемуся туристическому сезону. Черногория не может позволить себе упустить еще один туристический сезон. Все еще не освоен бюджет на 2021 год.

Эксперты находят значимыми закон о свободе религиозных убеждений и легальном статусе религиозных сообществ, который был пересмотрен с целью устранения напряжения в черногорском обществе. Настоящее правительство взяло управление в свои руки в разгар пандемии Covid-19 и столкнулось с тяжелыми последствиями управления Мило Джукановича и ДПС. Граждане возлагают большие надежды на новое правительство. Первые значимые шаги были сделаны в первые 100 дней правления в сфере социальной справедливости («справедливость для всех»). Искоренение дискриминации, решительная борьба с преступностью и коррупцией.

Черногорский президент, Мило Джуканович, являющийся главой криминального «спрута», а также члены партии ДПС, представленные во всех сферах деятельности в стране, являются основным препятствием для нового правительства. Выражаясь образно, Черногория представляется кораблем, где рулевой – это премьер-министр Здравко Кривокапич, тогда как ДПС – экипаж. Условия постоянных обвинений, клеветы и препятствий со стороны приверженцев прошлого режима, а также президента Джукановича, являются невозможными для работы нового правительства.

Черногория стоит на пороге кардинальных изменений, первым из которых будет создание сильных национальных институтов, которые предотвратят практику прошлых лет – господство индивидов в сочетании со слабыми или подчиняющимися институтами.

Боснийцы и албанцы планируют свое будущее без Джукановича

31-летний режим Мило Джукановича повлиял на долгосрочную ситуацию в черногорской Боснии и Албании, которые находились под неизбежным давлением при его правлении. Именно отдельные представители этих двух этносов способствовали усилению его авторитарного режима и укреплению влияния. Примечательно, что в стране нет преобладающей национальности, а политические лидеры боснийцев и албанцев добровольно согласились на роли меньшинств в стране, где на самом деле нет большинства как такового.

Мило Джуканович был одним из главных действующих лиц в ходе войн в Боснии и Герцеговине, а также Хорватии. А именно, во время войны в Боснии и Герцеговине он занимал должность премьер-министра Черногории и периодически принимал участие в сессиях Высшего совета обороны Югославии. На нем лежит ответственность и за события в самой Черногории.

Во время войны в Боснии и Герцеговине Джуканович распорядился о реорганизации Исламского сообщества в Черногории и назначил новое руководство Исламского сообщества, верно ему и не имеющее институциональной связи с боснийскими мусульманами в Боснии и Герцеговине. В связи с этим многовековая связь мусульман Черногории и Боснии и Герцеговины была необратимо нарушена и уже не подлежала институциональному восстановлению.

Также к общеизвестным военным преступлениям в Буковице и Штрпце добавятся депортация боснийских мусульман, создание концентрационного лагеря Моринь и несколько случаев жестокого обращения с боснийцами. В послевоенное время боснийцы оказались под жесткой ассимиляцией со строны так называемого «нового черногорского общества (черногорского братства)». Джуканович распорядился о разделении боснийцев как минимум на 3 этнических общества: боснийцы, мусульмане и черногорцы исламской веры. В результате боснийцы в Черногории перестали представлять отдельную политическую силу. Фактически, основной целью такой политики было сократить эту часть населения до нескольких процентов, в то время как большинство будут составлять черногорцы исламской веры, говорящие на черногорском языке.

Поэтому аналитики совсем не случайно задаются вопросом о его роли в назначении деканом факультета черногорского языка и литературы этнического боснийца. Последующая перепись населения в Черногории будет иметь историческое значение для боснийцев, ведь предполагалось использование результатов переписи как свидетельства уменьшения процента боснийского населения, а значит уменьшения – их политического влияния.

Кроме того, Джукановичу удалось стать почетным сенатором Боснийского института в Сараево. Это является редчайшим примером в мировой практике, когда жертвы проявляют уважение и почтение к своему «палачу», что и случилось с боснийцами по отношению Джукановичу – неопытному военному преступнику.

Фактически, когда часть нынешнего черногорского правительства отрицает факт геноцида (это западная точка зрения - прим. ред.) в Сребренице, Мило Джуканович принял в нем активное участие.

Эксперты убеждены, что боснийцам и албанцам необходимо объединиться в создании общего будущего с их собственным лидером и без участия Джукановича, который должен уйти в прошлое. Особенно им стоит опасаться превращения такого союза в силу, разрушающую независимость Черногории – ведь без них было бы невозможно для Черногории приобретение статуса суверенного и независимого государства.

Вовлечение Боснии и Герцеговины в защиту Джукановича

В 2017 году Черногория стала полноправным членом НАТО. Фактически, чтобы сохранить свое господство Джуканович делает резкий политический поворот и провозглашает намерения Черногории стать членом НАТО.

Хотя Черногория уже стала членом НАТО, Джуканович все еще использует манипуляции и распространяет (дез)информацию о предполагаемой угрозе Черногории, в частности, со стороны России и Сербии. Примечательно, что нет ни одного официального случая, чтобы Россия атаковала любую из стран НАТО, тогда как Сербия подвергалась бомбардировкам НАТО в 1999 году.

Эксперты считают, что Мило Джуканович пытается использовать Боснию и Герцеговину (в частности, боснийский политический фактор), дабы защитить свое правление, а не Черногорию, являющуюся членом НАТО – которая, при этом, должна быть защищена Боснией и Герцеговиной, которая не является членом НАТО. Она является страной, уязвимой перед целым рядом внутренних и внешних угроз и выборов.

Джуканович пытается мобилизовать отдельные лица, неправительственные организации и гражданское общество в Боснии и Герцеговине, чтобы, как он утверждает, защитить находящуюся в опасности Черногорию, в то время как, на самом деле, он пытается продлить свой срок пребывания у власти (и пребывания на свободе). Смысл заключается в реализации процесса «гуманизации» военных преступлений в глазах общественности.

Черногория как экспортер преступности в регионе

С приходом нового правительства Черногория стала небезопасной для (организованной) преступности. Именно во время правления Джукановича Черногория стала убежищем для региональной и международной преступности. Имеются многочисленные сообщения, свидетельствующие об этом. Запад допускал такое положение дел, рассуждая о том, что торжество мира и стабильности более значимо, чем демократия и исполнение закона. Корни черногорской преступности уходят далеко ко временам войн и международных санкций. В это время политические и криминальные структуры образовали неразрывную связь.

После создания нового правительства организованная преступность начала медленно покидать Черногорию и искать убежища в других странах региона, в частности, в Сербии. Джукановича скорее устраивало «переселение» части преступности и мафии в Сербию, а также в другие страны региона, поскольку оно позволяло ему обладать политическим влиянием в этих странах. Экспортируя преступность в регион, Джуканович пытается сохранить свою роль регионального актора.

Свидетельством тому является «гибридизация» Черногории по модели режима Николы Груевского (ВМРО-ДПМНЕ) в Северной Македонии, где спецслужбы зарегистрировали более 150 интернет-порталов, публиковавших фейковые новости. Джуканович в настоящее время применяет ту же модель в Черногории. Цель состоит в том, чтобы насильственно свергнуть сербского президента Александра Вучича (СНС) с должности президента, чтобы дестабилизировать ситуацию в Сербии и поставить под вопрос завершение диалога между официальным Белградом и Приштиной, что вновь дестабилизирует регион и создаст новые разногласия. В частности, Джуканович проводил политику раскола, потому что она помогала ему оставаться у власти все это время.

Аналитики предполагают, что преимущественно Сербия и частично Босния и Герцеговина находятся под угрозой распространения преступности из Черногории. Мигрировавшая и местная преступность, часть политических структур и часть иностранного сектора вовлечены в работу по свержению нынешнего правительства во главе с действующим президентом Сербии Александром Вучичем (CYC), который своевременно распознал угрозу и приступил к поиску путей борьбы с преступностью.

Аналитики убеждены, что главным шагом, совершенным сербским президентом Александром Вучичем, является борьба с преступностью в его собственном окружении, ведь настоящая борьба начинается лишь с победой над преступностью в твоих собственных рядах. Следовательно, такая позиция является залогом успеха, которого Сербия способна добиться в борьбе с преступностью в целом и отдельными преступниками в частности. Сербия выбрала верный путь в борьбе с преступностью и должна добиться успеха. Это такие же инициирует аналогичные процессы в соседних странах, неугодных для отдельных политических лидеров.

Экспорт преступности и мафии из Черногории представляет угрозу не только для стран региона, но и для стран-членов ЕС. Расследование финансовых операций могло бы выявить, что огромные суммы «сомнительных» денег массово переводились из черногорских банков за границу.

Неудача роспуска АНБ и есть ключевая ошибка нового правительства

В Черногории до сегодняшнего дня существует Агентство национальной безопасности (АНБ), которое никогда не расформировывалось из-за постоянно актуального вопроса об угрозе для Черногории – и о том, насколько велик потенциал для ее защиты. Однако, на самом деле, Черногория имеет дело с высокоорганизованной преступностью, а это значит, что стране необходимы высококвалифицированные полицейские силы и прокуратура. В Черногории преступность и коррупция представлены во всех слоях населения, следовательно, решение проблемы лежит в стратегии «от верхушки к корням». Агентство национальной безопасности своими действиями указывает на то, что является подотчетным преступным группировкам.

Аналитики считают, что новое правительство совершило ключевую ошибку, когда не расформировало Агентство национальной безопасности (АНБ), члены которого систематически подвергают Черногорию и отдельные ее регионы дестабилизации, действуя в интересах преступности. Изначально АНБ и есть криминальная организация. Чешская Республика расформировала и уничтожила свои национальные и военные службы. Это является оптимальным решением для такого вида служб, несмотря на то, что какое-то время страна не сможет получать

информацию, необходимую для принятия решений. На примере Черногории видно, что АНБ снабжало криминальные структуры запрашиваемой информацией. Преступность не способна существовать, если государство и его институты не позволяют ей существовать.

Аналитики считают, что стабильность, мир и процветание на Западных Балканах требуют тесного взаимодействия с НАТО. Однако за всю историю НАТО не существовало страны, лидер которой за столь короткий срок так опорочил имя НАТО, как это сделал Мило Джуканович – с того самого момента, как в 2017 году Черногория стала полноправным членом НАТО. Поэтому уже довольно давно Джуканович является реальной и серьезной проблемой для альянса НАТО и его имиджа.

Высылка посла Божовича – испытание для премьер-министра Кривокапича

Режим Джукановича способствовал высылке Сербского посла Владимира Божовича за несколько дней до парламентских выборов из-за его предполагаемого вмешательства во внутренние дела Черногории. Высылка посла – редко применяемая на практике мера, особенно между дружественными странами или странами-соседями, так как такая мера предполагает ситуацию, где одна сторона объявит войну другой или навсегда прекратит отношения. До высылки посла Божовича черногорские власти запретили доступ в государственные учреждения Черногории министру-советнику при сербском посольстве.

По мнению аналитиков, новое черногорское правительство должно снять напряжение в отношениях с Сербией и другими соседними странами. Аналитики предполагают, что Черногория могла бы организовать совместные заседания с правительствами соседних стран. В знак дружбы и добрососедства черногорское правительство должно принять решение о возвращении посла Божовича в Черногорию как можно скорее – и таким образом, хотя бы частично, восстановить отношения между двумя странами.

Зависимость Черногории от России и Китая

Несмотря на то, что Черногория является полноправным членом НАТО, в ее систему безопасности, разведки и обороны прочно внедрены (про)российские сотрудники. Джуканович впустил русских в Черногорию «через парадную дверь». Черногория экономически привязана к России, поскольку 20% ее компаний принадлежат россиянам [2] (а еще 20% компаний принадлежат гражданам Сербии).

В то же время Китай получил контроль над государственными финансами Черногории – благодаря кредиту, выделенному на строительство автомагистрали. В частности, поскольку он контролирует ключевую инвестицию – шоссе Бар-Боляре [3], Китай может в любой момент поставить под угрозу финансовое положение Черногории. В свое время строительство магистрали увеличило внешний долг страны на сумму, превышающую 70% от ВВП, тогда как сейчас внешний долг составляет более 100% от ВВП. Черногорское правительство приняло участие в этом проекте, несмотря на настоятельные предупреждения Брюсселя и Вашингтона.

Аналитики считают, что ни одна страна-член НАТО не зависит от России и Китая в такой степени, как Черногория.

Аналитики считают, что Черногория должна развивать сильные государственные институты, поскольку практика показала, что государство без институтов чаще всего оказывается в руках мафии, а значит, становится легкой мишенью для российского и китайского влияния. Черногория – хрестоматийный пример такого государства.

Новое правительство должно послать четкий сигнал Западу

Новое черногорское правительство должно дать Западу ясные сигналы, как это сделал черногорский премьер-министр Здравко Кривокапич во время своего визита в штаб-квартиру ЕС и НАТО в Брюсселе, а не двусмысленные сообщения, подобные тем, которые распространяли конкретные представители нынешних властей, а затем эксплуатировал побежденный самодержец Джуканович. Присоединившись к региональной инициативе «Мини-Шенген», Черногория будет продвигать региональное сотрудничество и свою позицию в региональных и международных отношениях. Черногория делает ставку на страны региона, туризм и услуги.

Аналитики также считают, что это конец политической карьеры Джукановича и переход его в статус обвиняемого. На местных выборах Мило Джуканович проиграл даже в своем родном городе Никшич. Это подтверждает, что волна демократических перемен в Черногории является непреодолимым процессом и знаменует собой начало новой эпохи. Тщательное расследование и поиск похищенных денег и имущества граждан Черногории должны осуществляться через институты системы – в соответствии с законом и на основе верховенства права.

В этой связи необходимо создать отдельный фонд для возвращения имущества, незаконно полученного членами прежнего режима, членами их семей и лицами, накопившими огромные богатства и ограбившими Черногорию от их имени. Недавний отъезд Хашима Тачи (ДПК), как политического и криминального сиамского близнеца Джукановича, в Гаагу (Специальные палаты Косово и Специальная прокуратура, KSC-SPO) показывает, что правосудие может быть медленным, но достижимым. Как и в Косово, Тачи называют «военным преступником» и «преступником против мира» – точно так же можно было бы назвать и Джукановича.

По мнению аналитиков, в контексте освещения общей ситуации в Черногории крайне важно, в частности, обнародовать имена всех иностранных чиновников, в первую очередь чиновников ЕС, которые рискнули пойти на преступление по договоренности с Мило Джукановичем и были «вознаграждены» им денежными средствами, попавшими к нему незаконно.

Дело в том, что военный преступник у руля одной из структур вооруженных сил НАТО становится серьезной проблемой. В частности, настораживает тот факт, что Джуканович, будучи военным преступником, является главнокомандующим вооруженными силами страны НАТО – Черногорскими Вооруженными силами – и, тем самым, представляет собой существенную проблему.

Присоединение к инициативе «Мини-Шенген» также означает декриминализацию региона. Поэтому совершенно ясно, почему Джуканович все это время отказывался от данного проекта. Важно, что в регионе начаты позитивные процессы, которые медленно, но непременно сократят количество сторонников преступного режима – таких, как Никола Груевский (ВМРО-ДПМНЕ) и Хашим Тачи (ДПК), а на очереди – Эди Рама (ПС), партия Бойко Борисова («Герб») и премьер-министр Мило Джуканович (ДПС).

Источник