CFR признал провал «Арабской весны»

09.12.2020

В декабре 2020 года исполняется 10 лет событию, которое дало толчок процессу, получившему название «Арабская весна». 17 декабря 2010 года тунисский уличный торговец Мохамед Буазизизи поджег себя в знак протеста в малоизвестном городе Сиди-Бузид. Вслед за этим массовые протесты охватили весь Ближний Восток и Северную Африку.

В Тунисе и Египте их итогом стало относительно «мирное» свержение прежних режимов. В Ливии за протестами последовала гражданская война, интервенция НАТО, фактический распад государственности и вновь гражданская война, продолжающаяся по сей день. В Йемене – гражданская война, интервенция стран Персидского залива во главе с Саудовской Аравией и ОАЭ и исчезновение единых государственных структур. Йеменский конфликт также продолжается до настоящего времени. В Сирии лишь усилия России и Ирана спасли страну от схожего сценария и остановили превращение её в опорный пункт международного терроризма.

«Арабская весна» привела к масштабной дестабилизации на всём Ближнем Востоке, отзвуками которой стали теракты в Европе и России (взрыв в санкт‑петербургском метро в 2017-м).

США в те годы поддержали «Арабскую весну». Госсекретарь Хиллари Клинтон приветствовала «переход к демократии на Ближнем Востоке». Эта поддержка оправдывалась идеями «глобального политического пробуждения» Збигнева Бжезинского, близкого к администрации Барака Обамы. Бжезинский тогда призывал Вашингтон возглавить процесс «демократических» перемен в странах «Третьего мира», чтобы удержать мировое лидерство.

Провал «демократии»

В 10-летний юбилей «Арабской весны», коллеги Бжезинского из ведущего глобалистского аналитического центра – Совета по международным отношениям (CFR) – провели сравнение эволюции стран арабского мира до и после этих событий. Вывод неутешителен:

«Восстания, широко известные как "Арабская весна", принесли скромные политические, социальные и экономические выгоды некоторым жителям региона. Но они также привели к ужасному и продолжительному насилию, массовым перемещениям и обострению репрессий в некоторых частях региона».

Никакого устойчивого прогресса в усвоении западных норм «демократии» в странах, охваченных протестами «Арабской весны», по данным CFR, не произошло. Исключение – Тунис.

Более того, даже там, где CFR видит временный прогресс – в Ливии в Египте, которые якобы достигли демократического пика в 2012 году, – эти данные можно поставить под сомнение. В разрушенной гражданской войной Ливии реальная власть оказалась в руках группировок боевиков, а в Египте приход к власти представителя «Братьев-мусульман» Мухаммеда Мурси прошёл под давлением протестующих, а противники Мурси обвиняли его в присвоении 1 млн. голосов на «демократических выборах».

CFR ссылается на «индексы демократии» другой американской либеральной структуры – Freedom House. Это ангажированный источник. Тем не менее признаётся, что несмотря на прогресс Туниса в «демократии», к власти в стране пришли исламисты.

«Свобода прессы в регионе сегодня хуже, чем в годы до восстаний», – утверждают американские аналитики. Также, по их словам, ухудшилось положение с интернет-свободами.

Ухудшение жизни

«Арабская весна», отмечает CFR, привела к существенному снижению уровня жизни, прежде всего в охваченных войной Сирии, Ливии и Йемене. Надежды молодёжи, которая была одним из моторов протестов на улучшение своего положения, не сбылись:

«Безработица среди молодежи в регионе остается самой высокой в мире и обострилась в ряде стран, в некоторых случаях разжигая [новые] протесты».

Коррупция, против которой выступали протестующие, никуда не делась. Более того, данные Всемирного банка говорят, что ситуация и в этой сфере ухудшилась, несмотря на «Арабскую весну». Сквернее всего дела во всё тех же Ливии, Йемене и Сирии.

Войны и безработица привели к массовой миграции из региона.

«В результате возникновения гражданских войн в Ливии, Сирии и Йемене произошли массовые перемещения населения. Во многих случаях иностранное военное вмешательство усугубило насилие и беспорядки», – отмечает CFR. Так число беженцев из Сирии и внутренне перемещённых лиц в 2019 году составляло 12, 9 млн. человек, из Йемена – 3, 7 млн. и из Ливии – 377, 7 тысяч.

Единственный «плюс», который замечают аналитики CFR – незначительное увеличение числа женщин в парламентах. Однако и здесь существенного прогресса они не видят.

Как следует из данных, предоставленных Советом по международным отношениям, «Арабская весна» не помогла народам Ближнего Востока победить коррупцию, решить проблемы бедности или безработицы – и добиться демократии, то есть достичь всех заявленных лидерами протестов целей.

Все проблемы региона лишь усугубились. Результатом поддержанного США процесса стало ухудшение ситуации в арабском мире, войны и конфликты. То, о чём долгие годы говорят антиглобалисты, признали и интеллектуальные проводники глобализации.

Другое дело, что кураторы «Арабской весны» в той же администрации Обамы вовсе и не собирались улучшать положение арабов, а согласно доктрине «управляемого хаоса» Стивена Манна, использовали именно кризисы для продвижения своих интересов, извлекая выгоду из процессов распада и дестабилизации. Ни одна инспирированная или поддержанная Западом «демократическая» (читай «цветная» революция) ещё не улучшила жизнь рядовых участников этой революции. Однако, об этом CFR, конечно, не напишет.