Будет ли Байден продолжать политику Трампа по выводу войск из Афганистана?

24.11.2020

Изменит ли правительство Байдена политику, которой придерживается администрация Трампа в отношении Афганистана? В военных и разведывательных кругах Пакистана высказываются предположения, что Джо Байден, вероятно, разожжет серию «мертвых войн» (dead wars) по всему миру. За последние четыре года мировые СМИ называли Трампа безответственным и безрассудным политиком, по сравнению с которым Байден может показаться рациональным и проницательным. Однако, в свете имеющихся фактов, такое наблюдение нужно признать поверхностным. Байден, скорее всего, продолжит ястребиную политику эпохи Обамы в регионе Аф-Пак (Af‑Pak region). Данный анализ основан на предположении, что американская политика функционирует совсем не так, как представляют себе обыватели.1

С учетом сказанного, давайте для начала подумаем, почему Байден не только будет поддерживать минимальный уровень американских войск, но и, вероятно, дополнит их численность частными военными компаниями (ЧВК) и индийской разведкой, которые обучают такие силы, как ИГИЛ, ТТП и Даиш.

Мы найдём подтверждение этому, обратив внимание на два обстоятельства. Во-первых, на послужной список Джо Байдена на посту вице-президента Америки. Во-вторых, на его предвыборные обещания, предназначенные для тех, кто финансировал три его избирательных кампании – в 2008, 2012 и 2020 годах. Важно помнить, сколько раз Америка обещала вывести войска из Афганистана. В 2008 году США заявили, что начнут вывод войск в 2011 году, но этого не произошло.

После так называемого «убийства» Бен Ладена в 2011 году США заявили, что выведут все войска к 2014 году – но в действительности только увеличили численность войск, согласно знаменитому плану Обамы по «наращиванию силы». С самого начала президентства Трампа в 2016 году и до настоящего времени США вновь обещают оставить Афганистан. Короче говоря, обещания американских политиков совершенно не заслуживают доверия.

Одним из первых, кто поздравил Джо Байдена ещё до официального объявления о его победе, был Эрик Принс, владелец ЧВК Blackwater. Он предложил Байдену сотрудничество по укреплению позиций ЧВК в Афганистане. В конце концов, именно Джо Байден способствовал вторжению Blackwater в Пакистан в самые тяжелые годы для этой страны годы, когда она оказывала сопротивление американцам после событий 11 сентября 2001 года.

Так, Рэймонд Дэвис, террорист из Blackwater (которого Обама и Байден называли «дипломатом»), проник на территорию Пакистана через Вазиристан, убил многих пакистанцев, которые были под надзором пакистанских спецслужб, и, наконец, был задержан в Лахоре. Послушные американцам пакистанские власти позорно позволили увезти его из страны целым и невредимым.

В своих предвыборных обещаниях Байден поклялся, что поддержит правительство Гани и не даст Афганистану попасть в руки талибов. И это означает усиление войны против Талибана.

Политические взгляды Байдена

Политические взгляды Байдена включают в себя исламофобию, и он рассматривает Иран, Афганистан и Пакистан как угрозу миру во всем мире – но, по иронии судьбы, это не распространяется на Саудовскую Аравию и ОАЭ. Байден открыто провозглашает себя сионистом – и любой, кто понимает философию и геополитику сионизма, должен хорошо знать, что приверженцы этой идеологии сделали, что делают и что собираются делать с мусульманами во всем мире. Это означает продолжение агрессивных войн, как и в прошлом. На этот раз при помощи гибридных средств в сочетании с «кинетическим воздействием» – руками ЧВК и террористов.

Как и Байден, большинство сионистов рассматривают Иран, Афганистан, Пакистан и (всё в большей степени) Турцию как центр сопротивления сионизму. Нельзя даже представить, что Байден будет другом упомянутых стран. Более того, его расистские взгляды широко известны в вашингтонских кругах. Его преданность сионизму превосходит его преданность американскому народу.

Афганские талибы отказываются поздравлять Байдена

Талибы предупредили Байдена о соблюдении соглашения между США и правительством Талибана. Согласно одному из наших источников, талибы направили Байдену сообщение, напомнив ему, что соглашение между США и Талибаном является взаимовыгодным и принесет мир в регион.

Талибан также предупредил, что, если США нарушат соглашение, американцам, находящимся в Афганистане, придется заплатить очень высокую цену. Они заявили, что честно выполнят свою часть соглашения и ожидают того же от американцев. Талибан предостерёг будущую администрацию Байдена от того, чтобы она шла на поводу у провоенного лобби в Вашингтоне, потому что это лобби не представляет голос американского народа.

Талибан ясно дал понять американскому «глубинному государству», что, если силы США не покинут Афганистан (как давно обещали) и не перестанут вмешиваться в дела Афганистана после ухода, они рассмотрят возможность нанесения ущерба американским интересам за пределами границ Афганистана. Это была завуалированная угроза интересам Америки в Кашмире, оккупированном Индией.

Судьба афганского марионеточного правительства после вывода американских войск: неизбежна ли гражданская война в Афганистане?

Серьезные аналитики даже не ставят вопрос таким образом. После событий 11 сентября 2001 года Афганистан уже находится в состоянии гражданской войны.

Гражданские войны случаются, когда одна или несколько группировок заявляют о своей государственности, но ни у кого нет четкой монополии на законное применение насилия, и каждая из сторон применяет насилие против всех остальных. И все это уже произошло в Афганистане. После вывода американских войск можно ожидать эскалации, ведущей к окончательному прекращению этой гражданской войны. Но никакой новой гражданской войны быть не может.

Разница между гражданской войной в Афганистане начала 1990-х годов и нынешней заключается в том, что в предыдущей гражданской войне после вывода советских войск не было явного победителя среди группировок моджахедов. Последовала короткая гражданская война, из которой Талибан вышел победителем и сформировал новое афганское государство – уничтоженное в 2001 году. Эта гражданская война произошла после вывода советских войск. Сейчас ситуация обстоит иным образом.

США, в отличие от Советского Союза, не ушли, но всё ещё продолжают распространять терроризм через ЧВК, индийскую RAW (внешняя разведка Индии – прим. ред.) и их местных криминальных пособников, таких как ИГИЛ. С помощью Индии быстро набирают силу местные отделения Даиш в Кашмире (оккупированном Индией), создающиеся для распространения хаоса в западные районы Китая.

В нынешней войне различные группировки Талибана (моджахеды второго поколения) едины и объединены одной целью – все они выступают против США, Индии и нелегального марионеточного афганского режима (кроме организации ТТП – фальшивки, созданной ЦРУ при поддержке Индии).

Руководство талибов ясно дало понять, что они не прекратят боевые действия, пока все иностранные силы (США, Индия, НАТО) не покинут Афганистан. Талибан не признает марионеточное афганское правительство и не будет использовать западную политическую систему для управления своей страной. Это – вопрос принципов, который не обсуждается. Единственное, что может обсуждаться – когда и как уйдут все иностранные террористы и их пособники.

Эта война продолжается последние два десятилетия, и талибы сейчас сильнее, чем когда-либо. В военном отношении – потому что они приобрели лучшую военную технику и усилили подготовку. В политическом – потому что Пакистан, Турция, Иран, Россия и Китай согласны с тем, что иностранные силы должны покинуть Афганистан.

Все эти страны согласны с тем, что для развития в регионе требуется мир, а Америка и Индия стали препятствием для его достижения. После вывода всех иностранных сил (американских и индийских) правительство Гани, в настоящее время управляющее Афганистаном, должно выехать в Америку или Индию – иначе все его члены будут зверски убиты.

Да, вероятность новой гражданской войны отсутствует. Однако велика вероятность обострения насилия, поскольку сопротивление талибов ставит перед собой следующие задачи: изгнать военные силы США и Индии; уничтожить поддерживаемых ЧВК террористов (например, ИГИЛ) после обещанного вывода иностранных войск; очистить Афганистан от индийского присутствия; нейтрализовать АНА («Национальная Армия Афганистана» – прим. ред.) и ввести многих из них в свою армию.

Достижение трёх из обозначенных задач в настоящее время сопряжено с большими трудностями для Талибана. Но внутри ANA есть много сторонников Талибана, которые готовы надеть его военную форму. Как показали «нападения зелёных на синих», происходившие многие годы, большое количество солдат ANA имеют тесные связи с Талибаном.

Между Талибаном и правительством Гани нет никакой возможности по достижению «золотой середины». И даже если возникнут какие-то компромиссные договорённости, вряд ли они продлятся долго.

Важно вернуться к причинам, которые привели к постсоветской гражданской войне в Афганистане. Каковы они? Распад СССР привёл к довольно резкому выводу советских войск. Отсутствовала надлежащая координация и взаимные договорённости между группировками моджахедов. Политические предпочтения Пакистана во времена правительств Шарифа и Бхутто были неясными, а сосредоточенный на внутреннем мире Китай ещё не полностью поднялся до своего нынешнего уровня. Позиция Ирана и Турции также не была чётко выражена. И не было проекта «Один пояс и один путь», которому могла бы бросить вызов единственная сверхдержава – США.

Однако сегодня дела обстоят иным образом. Группировки талибов объединены одной целью. Китай имеет четкие политические предпочтения в Пакистане при нынешнем руководстве, а также имеет ресурсы для отстаивания своих интересов в регионе: Китай понимает, что будущее его проектов CPEC и BRI зависит от мира в регионе Аф-Пак.

Россия, всегда напористая в своей внешней политике, поддерживает талибов, а не марионеточное правительство Гани. Такие страны, как Турция, Катар, Малайзия, иначе относятся к Талибану, чем в 1996-2001 годах. И если друзья афганских талибов продолжат поддерживать их, иностранцы будут изгнаны из Афганистана. Вероятно, ещё до того, как они будут изгнаны, произойдет эскалация насилия – но не очередная гражданская война между талибами. И это приведет к миру на восточной границе Афганистана и западной границе Пакистана.

Наконец, США отрекутся от афганского правительства, как они обычно и поступают со своими полезными, но краткосрочными союзниками. Кто знает это лучше пакистанцев?

Этих афганцев, которых привезли в страну для формирования правительства, вырастили в Америке. Хамид Карзай, Ашраф Гани и Залмай Халилзад были представителями антипакистанских, проиндийских, проамериканских и произраильских афганских националистов, которые должны были уничтожить Талибан, принести либеральную демократию в Афганистан и превратить его в послушное государство. Поскольку они потерпели неудачу, США отзовут или бросят своих лакеев, если Америка потеряет контроль над всеми своими базами в Афганистане.

Ускорят ли мирные процессы в Афганистане вывод иностранных войск?

Тем, кто хорошо осведомлен о дипломатической и военной истории США, должно быть предельно ясно, что США без колебаний выходят из соглашений и нарушают свои обещания. Поэтому не следует наивно предполагать, что США выполнят своё соглашение с талибами. США сделают это только в том случае, если у них не останется другого выбора. В противном случае следует ожидать продолжения вредительства, двусмысленности и насилия со стороны американских и индийских сил в Афганистане.

Каковы настоящие намерения Америки?

Америка – это не нечто единое. Есть американский народ, есть американская политическая система, а есть «глубинное государство», которое контролирует наиболее важные аспекты существования Америки, её производство и распределение богатств. Настоящее намерение «глубинного государства» состоит в том, чтобы поддерживать своё гегемонистское статус-кво за счёт использования сил различных западных стран, в первую очередь – США.

Политическая система США и народ Америки хотят положить конец всем американским войнам. Поскольку Трамп по-прежнему сохраняет полномочия президента примерно в течение следующих двух месяцев, его администрация, вероятно, сделает всё, что в их силах, чтобы внести необходимые изменения для снятия ведущихся конфликтов и выхода США из наступательных войн.

Однако новому президенту придется прислушиваться к мнению «глубинного государства» и поддерживать достаточное количество очагов напряжения, необходимых для подрыва проектов BRI и CPEC. Подобно тому, как Трамп стремился напомнить своим сторонникам, что он вернет американские войска домой, глава НАТО заявил об обратном. Точно так же Индия не хочет, чтобы американцы уходили из региона – ни при каких условиях.

Уйдёт ли Америка из Афганистана окончательно?

Америка вывела достаточно войск из Афганистана за последний год. Однако полный вывод войск возможен только в том случае, если Америка выполнит свое соглашение с талибами и правительством Пакистана. Стоимость вывода людей минимальна, однако стоимость вывода военной техники – огромна. США хотели продать свое оборудование Индии по сухопутному маршруту через Пакистан, но пакистанцы отвергли это предложение, потому что это оборудование, в конечном итоге, будет использовано против Пакистана.

Чтобы вывезти оборудование, не позволив китайцам и пакистанцам заполучить секретные военные технологии, Штатам потребуется больше времени. Наиболее вероятный сценарий состоит в том, что США будут использовать ЧВК для нападения на талибов, пока афганское марионеточное правительство еще живо, и продадут оборудование своим союзникам (или уничтожат его).

Вывозить назад в США военную технику старого поколения – дело убыточное, с финансовой точки зрения. Если США не удастся осуществить это в разумные сроки и наступление Талибана усилится, то американское оборудование станет украшением недавно сформированной армии Талибана – или заржавеет, как танки советских времен.

Политические рекомендации для Китая

  1. Следует ожидать двойственности в исполнении соглашения между США и Талибаном. Трамп в свои последние на посту президента предпримет усилия по возвращению войск из Афганистана. Байден на словах поддержит эту идею, но поступит с точностью до наоборот. Китай должен быть готов поддержать военные усилия, прилагаемые в пользу Талибана и Пакистана.

  2. Необходимо усилить военный потенциал талибов, что приведёт к заключительному проявлению насилия в регионе и поставит на этом точку. Следует продолжить взаимодействие с руководством талибов для разумного разделения власти после вывода иностранных войск из региона (если таковой состоится). Некоторые предварительные меры в данном вопросе уже приняты Талибаном, и талибы даже готовы сохранить некоторые части правительства Гани, сочувствующие Талибану. Но поскольку мы все еще находимся на этапе подготовки к выводу войск, Китай должен продвигать эту идею через свою зарубежную миссию. Китай также должен убедить «Северный Альянс» Дустума не оказывать сопротивления после вывода американских войск и заключить мир с Талибаном.

  3. Китаю следует включить Афганистан в повестку своих переговоров, имея дело с Индией.

  4. Китай не должен восприниматься как государство, диктующее свои политические предпочтения талибам, когда дело доходит до формирования их нового социально-политико-экономического уклада. Это раздираема войной с 1978 года, и ей понадобится не менее десяти лет, чтобы восстановиться и привести в порядок свои дела. Талибан хочет государственного правления, уважающего учения Ислама и не противоречащего им. Точно так же они хотят беспроцентной экономики. Это гораздо более долгосрочная и важная тема. Мы будем рады проконсультироваться по этому поводу с правительством Китая.

  5. После вывода войск (или во время финальных сражений в Афганистане) США, вероятно, станут враждебно настроены по отношению к Пакистану. Вчера премьер-министр Пакистана Имран Хан посетил Кабул и подтвердил кабульскому правительству, что в случае нападения на Пакистан с афганской земли они ответят военными средствами против террористов внутри Афганистана, вне зависимости от того, являются ли источником террора ЦРУ, RAW или NDS («Национальный директорат безопасности», спецслужба Афганистана – прим. ред.). США и НАТО, скорее всего, внесут Пакистан в черный список в FATF (Financial Action Task Force) и подтолкнут Индию к атаке пакистанских районов Гилгит-Балтистан и Азад Кашмир. Если это произойдет до или во время вывода войск, то на Пакистан следует оказать давление, чтобы он сорвал вывод американских войск и начал поражать террористические цели внутри Афганистана. А также признал правительство Талибана единственным законным правительством Афганистана, открыть свои посольства в Исламабаде и Пекине и попросил марионеточное правительство Гани убраться из страны.

  6. Китай должен продолжать работу над параллельной мировой финансовой системой. Регион Аф-Пак должен получить льготный обменный курс в юанях, соизмеримый с поддержкой бедных семей в этих регионах.

  7. Молодых, подготовленных и грамотных бойцов из Талибана следует вводить в программу обучения военно-воздушных сил отдельно от пакистанских курсантов GDP, но обучать внутри Пакистана. Потребуется как минимум 10 лет, чтобы набрать достаточно пилотов, которые в конечном итоге смогут управлять афганским воздушным пространством с помощью пакистанских и китайских технологий. После восстановления мира этих специалистов можно будет перевести в гражданскую авиацию.

1 Если предположить, что власть США определяется государственными интересами, можно ожидать, что Байден захочет вывести американские войска из Афганистана. Но если предположить, что и республиканцы, и демократы на самом деле приходят к власти на деньги американской правящей элиты, тогда следует ожидать, что американское государство будет продолжать вести себя так, как оно вело себя на протяжении десятилетий. То есть как государство-агрессор, которое в одностороннем порядке разрушает мир в интересах своей элиты, даже если это противоречит государственным интересам. Долгосрочная цель Америки – сорвать возвышение Китая, если он не капитулирует под напором «глубинного государства» («deep state»). Дальнейшее возвышение Китая зависит от энергоносителей и торговых маршрутов, которые могут оказаться недоступны, если в Пакистане и Афганистане будут сохраняться беспорядки. Стратегия американских элит состоит в том, чтобы держать данный регион в напряжении, достаточном для того, чтобы проекты BRI («Один пояс и один путь) и CPEC («Китайско-пакистанский экономический коридор») не достигли цели.