Ближний и Средний Восток, Африка: прогноз на 2022

10.01.2022

Ближний и Средний Восток

Ливан: дальнейшая дестабилизация

В марте 2022 года в Ливане должны состояться всеобщие выборы. Учитывая ухудшающуюся ситуацию в стране и фактический коллапс государства, выборы могут привести к социальному и политическому взрыву, вплоть до вооруженных столкновений. В такой ситуации не исключена гражданская война и оккупация части Ливана внешними силами, в первую очередь Израилем.

Сирия: уйти нельзя остаться

После вывода американских войск из Ирака встает вопрос о их выводе и из Сирии. США при Байдене больше обращают внимание на Тихоокеанское направление, где наращивают в том числе военную группировку для противостояния с Китаем, и на Европу, где противостоят России. Ближний Восток превращается во второстепенное направление.

США могут пойти на вывод войск из Сирии, что приведет к возможному конфликту между Турцией и Сирийским правительством за территории, контролируемые курдами, лишившимися американской поддержки. Таким образом США могут спровоцировать столкновение между Турцией и Россией, поддерживающей официальный Дамаск.

Тем не менее, вывод войск США из Сирии для Вашингтона чреват репутационными потерями, схожими с выводом войск из Афганистана.

Остальные узловые точки региона

В 2022 году крайне маловероятно заключение нового или возобновление старого соглашения по иранскому ядерному оружию. Ситуация, скорее всего продолжит стагнировать. Евразийская ориентация на укрепление связей с Россией и Китаем станет для Ирана безальтернативной.

В Йемене продолжится конфликт, несущий все больше издержки для саудовской коалиции и самой Саудовской Аравии.

Ирак, скорее всего, ждет продолжение противостояния между садристами и их противниками. Взаимные распри среди иракских шиитов могут привести к укреплению радикальных суннитских группировок и новым поползновениям Иракского Курдистана на усиление собственной самостоятельности.

Турцию ждет усиление нестабильности. Несмотря на призывы оппозиции к досрочным выборам, пока правящая «Партия Справедливости и развития» не готова на них пойти. Однако, все может измениться, если из коалиции с Эрдоганом выйдет ультраправая «Партия националистического движения» (MHP) Девлета Бахчели.

Во внешней политике правительство Реджепа Тайипа Эрдогана может попытаться компенсировать имиджевые потери, связанные с неудачами во внутренней политике. Для этого нужны внешнеполитические победы, поэтому вероятны операции по борьбе с курдскими сепаратистами, укрывающимися на территориях Ирака и Сирии.

Африка: прогноз на 2022-й год

В 2021 году в Африке следует ожидать продолжения уже существующих тенденций. Наиболее тревожным в 2021 году было превращение стран, претендовавших на роль экспортеров безопасности, в потенциальные и реальные источники нестабильности.

Так, кризис в Эфиопии грозит дестабилизацией значительной части Восточной Африки, потенциальная нестабильность в Республике Чад – дальнейшей дестабилизацией Сахеля, проблемы ЮАР скажутся на всем юге континента.

Ливия: выборный фарс

Наиболее вероятно, что подсчет итогов выборов в Ливии, если они не будут сорваны, затянется по январь 2022-го года. Кроме того, учитывая, что к выборам было допущено более 70 кандидатов, вполне вероятно, что будет объявлен второй тур. По закону, он должен пройти через 50 дней после первого тура, то есть в феврале 2022 года.

Однако вполне вероятно, что второй тур не состоится, если ключевые игроки, такие как контролирующий большую часть Ливии фельдмаршал Халифа Хафтар, не будут допущены к ним. Такая возможность есть, так как в Триполитании выдали ордер на арест Хафтара, угрожая ему смертной казнью. Также Хафтар или любой другой кандидат в президенты, за которым стоит военная сила, может не признать выборы (после первого или после второго тура), сославшись на давление на избирателей со стороны своих противников. В Ливии де-факто отсутствуют единые силовые структуры. Логично ожидать, что население будет голосовать так, как его принудят полевые командиры.

До объединения Ливии любые «демократические» выборы в ней – фарс. Это демонстрирует, в том числе, отказ от регистрации в качестве кандидата Сейфа аль-Ислама Каддафи, хотя, по данным российских социологов и зарубежных экспертов, сейчас он самый популярный политик в Ливии, так как не ассоциируется с разрушившей страну гражданской войной.

Наиболее вероятный результат экспериментов с демократией в Ливии – новый виток конфликта и распад страны по новым зонам влияния внутриливийских центров силы и их иностранных союзников. Высока вероятность возобновления боевых действий.

Эфиопия: затяжной конфликт

Ситуация в Эфиопии будет, скорее всего, развиваться неблагоприятно для правительственных сил. Противостояние между центром и регионами и периодические попытки относительно малочисленных, но воинственных тыграй либо завоевать максимальную самостоятельность, либо встать во главе всей Эфиопии периодически повторяются в эфиопской истории.

Как и амхара, тыграй осознают свою исключительность и принадлежность к «хабеша» – этноцивилизационному ядру Эфиопии. Нынешний конфликт соответствует традиционным паттернам эфиопской истории. Кроме того, «Народный фронт освобождения Тыграй» уже имел опыт победы в гражданской войне над центральной властью, что завершилось установлением правления тыграй в стране.  Однако тогда НФОТ и его союзники вели войну с централистским режимом Дерга с 1974 по 1991 год. Победы они добились лишь после того, как Эфиопию прекратил поддерживать Советский Союз.

Учитывая прошлый опыт и отсутствие, с одной стороны, прямой поддержки крупными внешними игроками эфиопского правительства, с другой – меньший мобилизационный потенциал НФОТ (хотя и обладающей серьезной боевой подготовкой), а также недостаточную мобилизацию противников Аддис-Абебы в других регионах страны, можно ожидать затяжной конфликт на уничтожение, что негативно скажется на развитии Эфиопии. Однако, если Аддис-Абеба заручится внешней поддержкой, она может переломить ситуацию. Пока наиболее вероятные кандидаты на эту роль – Россия или Турция. Обе стороны имеют неплохую историю взаимоотношений с нынешними властями Эфиопии, в том числе в военно-технической сфере.

Сахель: осложнение ситуации

В 2022-м году можно ожидать появление первых российских инструкторов в Сахеле – в Мали. В стране должны состояться выборы, на которых настаивает Париж, однако наиболее вероятно, что Бамако их отложит – до стабилизации обстановки в стране.

В целом, серьезных позитивных изменений в других частях Сахеля не предвидится. Французские войска демонстрируют неспособность справиться с терроризмом, хотя могут заявить об отдельных победах, пытаясь поднять рейтинг Эммануэля Макрона накануне выборов во Франции.

Другие горячие точки: Мозамбик, ДРК, Сомали, Судан

В Сомали следует ожидать усиления террористической активности. Мозамбик также останется горячей точкой Африки. Не стоит ожидать улучшения в традиционных горячих точках Демократической Республики Конго (Итури и Северном Киву).

В Судане ожидается продолжение протестов против военных властей при поддержке Запада. Ранее на 2022 год были запланированы всеобщие выборы в стране, но военное руководство отложило их до 2023 года. Перезагрузка аппарата власти с участием настроенных на сближение с Западом элементов (премьер-министр Хамдук) позволит сохранить контакты с США и ЕС, но перераспределение полномочий после переворота октября 2021 года существенно укрепит позиции военных. С другой стороны, наличие во властной системе прозападных элементов даст им инструменты для дестабилизации страны с целью свержения военного руководства.

Выборы в Анголе

В 2022 году в Анголе должны пройти президентские и парламентские выборы. 46 лет во главе страны стоит партия MPLA – изначально марксистко-ленинская просоветская структура. Ей противостоит оппозиция во главе бывшим непримиримым врагом MPLA – некогда проамериканской партией и вооруженной группировкой UNITA.

Правящую партию возглавит президент Жуаном Луренс. UNITA во главе с Адалберту Коштой Жуниором пытается объединить против власти более мелкие партии. Ангола при MPLA развивала дружественные отношения с Китаем и Россией. UNITA накануне выборов ищет поддержки на Западе. Выборы, если победят противники правящего режима, могут существенно скорректировать курс одной из богатейших стран Африки, где, однако, ощущается в последние годы экономическая стагнация.