Балканы: перманентный кризис

15.09.2021
Восточная Европа в новой геополитической ситуации

Болгария: третьи выборы?

С начала 2021 года Болгария находится в состоянии перманентного политического кризиса. На фоне массовых протестов против правящей праволиберальной партии ГЕРБ в начале апреля прошли парламентские выборы. По их итогам, однако, ни одна из политических сил не смогла сформировать правительство. В июне состоялись новые выборы. Однако, до сих пор правительство так и не сформировано.

Наибольшее число голосов на июньских выборах получила протестная партия «Есть такой народ» во главе с телеведущим Слави Трифоновым. Но соотношение сил в парламенте таково, что крайне маловероятно, что правительство будет создано. Это значит, что Болгарию ждут третьи за год парламентские выборы.

По итогам июньских выборов «Есть такой народ» и ГЕРБ получили примерно равное число мандатов – 65 и 63 с преимуществом в два депутатских места для выделяющейся отсутствием четко обозначенной идеологии партии Трифонова, но не смогли сформировать правительство, каждому требовался партнер среди миноритарных либеральных партий, но они отказались поддержать обе политические силы.  Сейчас Президент Болгарии Румен Радев передал мандат на формирование правительства «Болгарской социалистической партии», занявшей третье место на выборах. Если и эта третья попытка сформировать кабинет министров окажется неудачной, глава государства распустит парламент и примет решение о проведении третьего тура досрочных парламентских выборов.

В целом, все политические силы, делящие власть в Болгарии, отличаются ориентацией на НАТО и ЕС. «Правые» популисты, популярные ранее, потеряли кредит доверия. «Болгарская социалистическая парти»я – выступающая также за НАТО и ЕС, но эксплуатирующая пророссийские симпатии – также растеряла прежнюю поддержку.

На фоне политического кризиса в Болгарии западное лобби активно нагнетает антироссийские настроения. В марте 2021 года в Болгарии было арестовано несколько человек, подозреваемых в шпионаже в пользу России. Это уже шестой по счету арест с 2019 года по аналогичным обвинениям.

В Службе внешней разведки России прокомментировали аресты «шпионов» как часть компании по нагнетанию русофобии в Болгарии: «Согласно полученной информации, спецслужбы США развернули масштабную кампанию по компрометации в странах Восточной Европы политических и общественных деятелей, выступающих за развитие добрососедских отношений с Россией. В этих целях мобилизуется агентура и неправительственные организации, финансируемые официальными ведомствами США».

В Болгарии уже упоминавшаяся организация Bellingcat попыталась раскрутить скандал с мнимой причастностью России к взрывам в Чехии в 2014 году. Ее представители заявили, что целью взрыва был бизнес болгарского торговца оружием Емельяна Нагрева, хранившего в Чехии оружие и боеприпасы для отправки на Украину.

Сербия и Черногория: между евразийством и атлантизмом

В июле 2021 года газопровод «Балканский поток» – ответвление «Турецкого потока» – достиг Венгрии. Чуть более полугода потребовалось для того, чтобы провести газопровод по территории Сербии. Предыдущие полтора года трубопровод пытались провести по территории Болгарии с многочисленными препонами. Сербия продемонстрировала, что является более надежным партнером для России.

В целом, руководство Сербии сохраняет связи с Западом и общую ориентацию на вхождение в ЕС, которые сочетает, однако, с декларируемым временами сербским национализмом и пророссийскими настроениями.

Примером использования националистической повестки являются контакты между Александров Живучем и членом президиума Боснии и Герцеговины с сербской стороны Ростиславом Годиком, контакты по линии Сербии и Республики Сербской и использование синтагмы «сербский мир» руководством страны.

Руководство Сербии выступает против расширения списка стран, признавших независимость Косово. Однако отношение к США со стороны Белграда остается самым благожелательным. США поддержали инициативу создания единого экономического пространства между Сербией, Северной Македонией и Албанией – Opera Balkan. Эту инициативу поддерживает администрация Вучича, однако сепаратистские власти Косово отказываются входить в блок.

Переговоры между Приштиной и Белградом, с помощью которых США и ЕС надеются продвинуть признание независимости Косова и последующее поглощение Сербии структурами ЕС и НАТО, пока не продвинулись далеко. Не способствовали этому и результаты выборов в Косово в марте 2020 года. Премьер-министром стал лидер движения «Самоопределение» Альбин Курти, который настроен резко против любых компромиссов с Белградом. Курти ориентируется на леволиберальные круги в Европе и «Демократическую партию» США.

Потенциальной точкой нестабильности продолжает оставаться Босния, где глава офиса Верховного представителя – австриец Валентин Инцко – при поддержке хорватской и мусульманской общин продавил закон об уголовной ответственности за непризнание «геноцида» в Сребренице. Закон направлен против Республики Сербской.

Одной из главных уязвимостей балканских элит являются коррупционные и мафиозные связи (в первую очередь, с наркомафией). Это позволяет атлантистам держать элиты данных стран в узде и осуществлять давление, шантажируя представителей властей и бизнеса. В последние месяцы обвинения в связях с мафией используются и против президента Сербии Александра Вучича.

В июне парламент Черногории принял Резолюцию о «геноциде в Сребренице». По сути, она запрещает считать трагические события 1995 года в этом боснийском населенном пункте чем-либо, кроме «геноцида». Резолюция продемонстрировала слабость правительства Здравко Кривокапича, зависящего от поддержки либеральных прозападных партий. Тот факт, что резолюцию проталкивал президент Мило Джуканович, а Кривокапич поддержал его, свидетельствует о том, что Джуканович остается серьезной политической фигурой, способной проталкивать решения, отдаляющие Черногорию от Сербии.

Сложности вызвало и заключение соглашения между Сербской православной церковью и Черногорией. В мае 2021 года Кривокапич должен был подписать базовое соглашение о правовом статусе Сербской православной церкви в Черногории, но не стал этого делать. Измененное соглашение в начале августа получила Сербская православная церковь и пока лишь знакомится с ним. Здравко Кривокапич оправдывал отказ нормализовать отношения с СПЦ (иные конфессии страны уже имеют такие соглашения с государством) опасениями ареста под предлогом нарушения Конституции Черногории. Кривокапич заявил, что не поедет 5 сентября 2021 года в историческую столицу Черногории Цетине на церемонию интронизации новоизбранного митрополита Черногорско-Приморского Иоанникия.

Режим Мило Джукановича был снесен в ходе протестов против его антицерковной политики, подавляющее большинство черногорцев – верные чада Сербской православной церкви. Однако для Запада важно разрушить духовное единство сербов и черногорцев, так как сербы осмысляются как важнейший континентальный фактор.

5 сентября интронизация митрополита Иоанникия состоялась на фоне беспорядков черногорских националистов, поддержанных Мило Джукановичем. Советник Мило Джукановича Веселин Bельович оказался в числе задержанных правоохранителями зачинщиков беспорядков. Пока серьезно повлиять на церковную ситуацию черногорским националистам, ориентированным атлантистски, не удалось. Однако они показали свою силу, а значит, что Запад – и прежде всего США – будет поддерживать эту тенденцию как перспективную. Зравко Кривокапич проявил себя как слабый политик, легко поддающийся давлению и не способный отстоять выбор православных черногорцев, которые привели его к власти – выбор в пользу дружбы с Сербией и защиты канонической церкви.

Албаносфера

Албания, Северная Македония и Косово продолжают вести крайне проамериканскую политику. Так, эти три страны согласились принять беженцев из Афганистана после вывода из этой страны войск США. Ведущую роль во всех них, в том числе в Северной Македонии, играют албанские элиты, тесно связанные с наркомафией. В Северной Македонии у власти находится правительство атлантистского социал-демократа Зорана Заева, которое полностью зависит от албанских партий. Славянское большинство в этой стране де-факто стало заложником меньшинства либералов и албанцев, превращающих Северную Македонию в де-факто албанскую страну.

Все три страны в августе 2020-го единодушно заявили о желание принять афганских беженцев, в основном сотрудничавших с США. Помимо стремления угодить заокеанскому партнеру, в этом можно увидеть и интересы албанской наркомафии, заинтересованной в укреплении связей с Афганистаном и выстраивании связей с наркосетями этого государства. Именно албанская наркомафия де-факто контролирует стык границ Албании, Северной Македонии и Косово.

Альбин Курти, премьер Косово с марта 2021 года, не изменил внешнюю политику сепаратистов Приштины. В апреле Курти демонстративно проголосовал на выборах в Албании, подчеркнув, что обладает двойным гражданством. Албанский националист и атлантист, он настроен столь же антисербски, сколь и прошлые лидеры самопровозглашенной Республики Косово.

Расширением сферы албанского сепаратизма стало вхождение летом 2021 года сербского муниципалитета Буяновац в «Союз албанских общин». В эту организацию входят Тирана, Приштина, Прешево (Сербия), Тетово (Северная Македония) и Ульцинь (Черногория). В ноябре 2020-го министр иностранных дел Албании Гент Цакай заявил, что Тирана будет поддерживать албанцев юга Сербии, которые якобы столкнулись с дискриминацией.

Косово, Албания и Северная Македония продолжают укреплять связи с Турцией.  В целом, Анкара демонстрирует желание развивать отношения со всеми странами региона, включая Сербию, а во время Балканского турне (Босния и Герцеговина-Черногория) Эрдогана в августе 2021 года тот заявил, что «Турция несет историческую ответственность» перед странами региона. Албания тесно развивает военные связи с Турцией, предоставляя турецким ВМС базу на Адриатике. Албания и Косово закупают турецкое оружие, при этом Тирана в июне объявила о решении закупить турецкие беспилотники на сумму 8,2 млн. евро.

В целом, однако, перспективы вхождения Балканских стран в ЕС остаются туманными. Так, переговоры о вхождении Северной Македонии в ЕС блокирует Болгария из-за спора об истории и идентичности страны (Болгария рассматривает славянское население страны не как отдельный народ – македонцев, а как болгар). Франция, Нидерланды и Дания, в свою очередь, тормозят переговоры между ЕС и Албанией. ЕС с многочисленными внутренними проблемами на фоне пандемии коронавируса демонстрирует неспособность принять коррумпированные, криминальные и бедные страны, взяв на себя ответственность за их развитие. Балканские страны надеялись, что вступление в НАТО станет первой ступенью на пути вхождения в ЕС, которое ассоциировалось с перспективой экономического процветания. Сейчас для таких членов НАТО, как Албания и Северная Македония, членство в ЕС представляется отдаленной перспективой, а экономическое «процветание» – малодостижимой целью.