Африка: упадок французского влияния и поиски суверенитета

27.05.2022
25 мая в мире отмечался День освобождения Африки. Памятная дата, установленная ООН в честь основания Организации африканского единства (ныне – Африканский Союз), совпала с очередными протестами на Черном континенте. Африканцы до сих пор борются за свой суверенитет. Какие наиболее значимые направления борьбы обозначились в последние дни? Об этом – в материале Katehon.

Антифранцузские протесты

Сотни демонстрантов из южноафриканской партии «Борцы за экономическую свободу» (EFF) прошли в среду 25 мая маршем к посольству Франции в Претории. В то время как континент отмечал 59-ю годовщину основания Организации африканского единства, демонстранты требовали, чтобы Франция покинула Африку.

«Французский колониализм на африканском континенте продолжает оставаться самой грубой, жестокой и дьявольской формой колониализма», – заявил Джулиус Малема, лидер EFF, – «Мы, как поколение борцов за свободу, отвергаем и осуждаем тот факт, что спустя десятилетия после объявления так называемой независимости бывших колониальных территорий колонизаторы продолжают поддерживать колониальные и неоколониальные отношения с африканскими странами, которые должны были освободиться от колониального контроля».

Франция воспринимается в африканских странах, даже тех, которые никогда не были французскими колониями (например, ЮАР), как главный тормоз развития Африки.  Накануне антифранцузские демонстрации прошли и в других государствах континента.

В Мали грандиозные многотысячные протесты против попыток французского вмешательства в дела страны прошли 13 мая. Тысячи человек выступили в поддержку военного правительства Мали во главе с полковником Ассими Гойта, поскольку оно отстаивает независимость страны. В руках многих протестующих были российские флаги: специалисты из России помогают Мали покончить с терроризмом – задача, которую не смогли или не захотели решить тысячи французских военных.

Одновременно с Мали протесты против Парижа прошли в Республике Чад. Если Мали – один из центров сопротивления французскому неоколониализму, то Чад – опора французского влияния. Поэтому власти страны решились на задержание организаторов митингов 14 мая. Однако сам по себе факт антифранцузских протестов в Чаде – свидетельство разрушающейся гегемонии Франции в регионе.

В Габоне – еще одной стране, элита которой считается оплотом влияния французских колониалистов, – антифранцузские выступления запретили. Несмотря на обещание оппозиционных групп обеспечить мирное собрание, министр внутренних дел Габона не дал разрешения провести 24 мая демонстрацию против французского военного присутствия в стране, сославшись на «сотрудничество и военные соглашения», связывающие Францию и Габон.

Нигер: будущая «горячая точка»

В декабре 2021 года массовые протесты против французского военного присутствия прошли в Буркина Фасо и Нигере. В Буркина Фасо через месяц к власти пришли военные, выступающие за суверенное развитие страны, новые власти заблокировали ряд французских медиа, пытавшихся дестабилизировать обстановку в республике. Схожие тенденции есть и в Нигере: в 2021 году здесь имела место попытка переворота, хотя и завершившаяся неудачно. 24 мая власти Нигера объявили о результатах расследования гибели трех демонстрантов, протестовавших против прохождения французского военного конвоя. Хотя и было признано, что граждане Нигера погибли от рук французских военных, расследование не нашло виновных. «События происходили в соответствии с законом», – говорится в заявлении правительства Нигера. Откровенное пренебрежение жизнями граждан Нигера и защита интересов Франции в ущерб собственным, вызывает возмущение простых нигерцев.

«Я уверен, что оппозиция, гражданское общество и даже партии, которые поддерживают президентское большинство, то есть которые поддерживают президента Базума, знают, что Базум – защитник Франции, они знают, что Базум находится на содержании Франции. (...) Нам не нужно устраивать дебаты, чтобы задать этот вопрос, потому что он сам сказал об этом по национальному телевидению. Он доказал, что является верным слугой Франции», – заявил депутат парламента Нигера Абдурахман Умару.

Нигер –  сейчас ключевая страна для французского контроля над Сахелем, после вывода французских войск из Мали именно здесь разместился основной контингент французских войск. Также в Нигере добывается большая часть урана для французской атомной промышленности. Однако в Нигере существует серьезное недовольство полностью подчиненной ролью страны в отношениях с Францией. Это чревато новыми антифранцузскими выступлениями и сменой власти в будущем.

Западная рекалибровка

В последние годы Франция потерпела ряд поражений в борьбе за влияние в Африку. Париж активно вытесняют новые игроки, прежде всего Москва, Пекин и Анкара. Китай может предложить инфраструктурное развитие и дешевые кредиты. Россия – сотрудничество в области безопасности. Турция – развитие малого и среднего бизнеса, гуманитарные программы, исламскую благотворительность, эффективное и недорогое оружие. Все три страны уважают суверенитет африканских стран.

Признаком отчаяния Парижа могу служить попытки сместить неподконтрольные правительства вооруженным путем. Так, в Центральноафриканской республике на Францию и базы на территории Чада опирались боевики, пытавшиеся в 2020-2021 году свергнуть президента Фостен-Арканж Туадера. Однако вооруженные силы страны при поддержке российских военных советников победили боевиков. В Мали накануне разоблачили попытку Франции организовать госпереворот. Ряд африканских экспертов, блоггеров и ютуберов пишут о причастности президента Кот-д’Ивуара Алассана Уаттара. Его называют «марионеткой Франции» и отмечают, что он находится в сговоре с Парижем.

Наиболее рьяные африканские патриоты, например, Малийское Панафриканистское движение Yerewolo, призывают к выходу Мали из франка CFA и закрытию французского посольства в Мали в ответ на попытку госпереворота в стране.

Еще один сигнал того, что инструменты мягкой силы и традиционного влияния Франции уже не работают – попытка Парижа оправдаться за обнаружение массового захоронения местных жителей рядом с бывшей французской базой в населенном пункте Госси. Париж поспешил обвинить Мали и Россию в провокациях.

Признак того, что Франция готова к существенной рекалибровке своей стратегии в Африке – смена главы министерства иностранных дел. 21 мая место Жан-Ива Ле Дриана, который олицетворял политику Françafrique, заняла Катрин Колонна. Последняя была послом Франции в Великобритании, ранее работала в США. Новый министр может переформатировать французскую политику в сторону большего сближения с англосаксонскими странами. В Африке речь пойдет, возможно, о большем сближении Парижа с Лондоном и Вашингтоном с целью не допустить усиления России и других незападных держав. Не так давно в конгрессе США был одобрен законопроект, направленный на противодействие «пагубному влиянию и враждебной деятельности» России в Африке, предлагающий «наказывать» африканские страны за сотрудничество с Москвой.

Новые вызовы, новые инструменты

Очевидно, что более консолидированная позиция западных стран станет вызовом для России и других незападных игроков в Африке. Противостояние развернется на всех возможных направлениях, включая совершенно новые. Так, в Мали, которая находится под санкциями США, Франции и стран ЭКОВАС, распространяются  западные системы финансовых услуг Wave и Orange. В Мали и ряде стран Африки существует запрос на криптовалюты как средство обхода многочисленных западных ограничений. В ЦАР наиболее удачно смогли пойти по этому пути, легализовав биткоин и создав собственную криптовалютную платформу Sango, о чем было объявлено 24 мая.

На фоне растущего распространения криптовалют на континенте, многие страны Африки переходят на цифровые активы. В апреле несколько африканских стран, таких как Камерун, Демократическая Республика Конго и Республика Конго, раскрыли планы по принятию блокчейна TON в качестве криптовалюты и блокчейна для стимулирования будущего национального экономического прогресса. Для России было бы интересно включиться в процессы в этой сфере на африканском континенте, так как использование собственных суверенных криптовалютных инструментов – путь к обходу санкций, с которыми сталкиваются как русские, так и африканцы. США контролируют доллар и долларовые транзакции, Франция – франк СFA, но при конвертировании того и другого в криптовалюту они теряют контроль над транзакциями.

Hola