20 лет со дня возникновения евро – каковы итоги? От чего зависит будущий успех единой валюты?

13.01.2022
Кризис евро показал, что волнения в одном государстве-члене могут иметь фатальные последствия для всей валютной зоны.

Первые банкноты и монеты евро появились 20 лет назад. Хотя обменные курсы почти всех стран-участниц уже были зафиксированы двумя годами ранее, только введение евро ознаменовало необратимую экономическую интеграцию Европы. Ведь после создания единой монетарной политики и введения сотен тонн наличных евро возврат к национальным валютам закончился бы катастрофой для Европейского Союза (ЕС) и его государств-членов.

Мировой финансовый кризис и кризис евро показали, что единый рынок не мог бы функционировать без единой валюты – евро – в том числе из-за курсовой разницы. Несмотря на то, что евро не вытеснил доллар с первого места в мировой валютной системе, он защищает европейские экономики от внешних шоков, то есть негативных воздействий со стороны мировой экономики. Более того, монетарная интеграция показала свои преимущества во время коронакризиса. Без евро некоторые государства-члены столкнулись бы не только с кризисом спроса и предложения, но и с резким ослаблением своей валюты, что может даже привести к валютному кризису. Это чрезвычайно затруднит борьбу с пандемией и поддержку рабочих мест за счет государственных средств. Граждане ЕС, похоже, ценят стабилизирующий эффект единой валюты: согласно опросу Евробарометра, проведенному в мае 2021 года, 80% респондентов считают, что евро полезен для ЕС; 70% считают, что евро полезен для их собственной страны. Кроме того, присоединение к зоне евро рассматривается как привлекательное: Хорватия, скорее всего, присоединится к зоне евро в 2023 году. Болгария также стремится присоединиться. В связи с падением доверия к валютам Польши и Венгрии введение евро может стать реальным сценарием в случае смены правительств в этих странах.

Длинный список реформ и мало места для компромисса

Несмотря на эти события, многие проблемы еврозоны остаются нерешенными спустя 20 лет после смены валюты. Фундаментальная дилемма заключается в разделении рисков и устранении рисков. Вопрос в том, сколько еще структурных реформ необходимо провести отдельным государствам-членам, прежде чем может произойти более глубокая интеграция еврозоны, что подразумевает большее распределение рисков между государствами-членами. В банковском секторе, например, вопрос заключается в улучшении финансового состояния банков, то есть, среди прочих мер, в повышении их капитализации и снижении уровня проблемных кредитов до того, как может быть создана единая схема страхования вкладов.

Вторая проблема связана с соотношением денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики. В настоящее время Европейский центральный банк является основным стабилизатором государственного долга еврозоны, который значительно увеличился в результате пандемии, и он останется таковым, реинвестируя свои вложения в государственные облигации как минимум до 2024 года. Однако для стабилизации долгового рынка еврозоны необходимо альтернативное решение. Совместные долговые гарантии, как недавно предложили Франция и Италия, должны сочетаться со стимулами к модернизации экономик, особенно южных стран еврозоны. В этом контексте важно помнить об ограничениях налогово-бюджетной политики, которая в настоящее время слишком часто рассматривается как волшебное средство от всех проблем экономической политики. С фискальной политикой связаны вопросы о том, сколько правил и какая гибкость необходимы в зоне евро. В этом году следует ожидать бурных дискуссий о соответствующих изменениях в бюджетных правилах. Это связано с тем, что между странами севера и юга зоны евро существует большое недоверие, что в основном связано с разным уровнем развития экономики и разными взглядами на экономическую политику. Постоянная инфляция и проблемы с реализацией пакета стимулирующих мер NextGenerationEU, который должен смягчить ущерб, нанесенный экономике и обществу коронавирусом, могут усугубить диспропорции в экономических показателях и, следовательно, разногласия внутри еврозоны.

Кризис евро показал, что волнения в одном государстве-члене могут иметь фатальные последствия для всей валютной зоны. Однако в ближайшие годы самой большой проблемой для еврозоны станет ситуация не в малых государствах-членах, таких как Греция, а в крупнейших из них. Экономику Италии, Франции и Германии, на долю которых приходится почти 65% валового внутреннего продукта еврозоны, трудно реформировать из-за их сложной территориальной структуры и растущей политической раздробленности. В то же время в этих экономиках отсутствует реальная конвергенция. Решающим фактором для дальнейшего развития проекта евровалюты будет то, удастся ли трансформация их экономических моделей под влиянием цифровой революции, климатического кризиса и демографических изменений.

Источник