Пока США создает Трансатлантический рынок, Россия "возвращает" Вьетнам

Экономист, профессор МГИМО, доктор экономических наук, руководитель Русского экономического общества им. С.Ф.Шарапова Валентин Катасонов считает интеграцию Вьетнама в ЕАЭС закономерным и своевременным процессом. В интервью он рассказал, почему России необходимо "возвращать" Вьетнам, подверженный влиянию США, и почему говорить о создании единого бюджета ЕАЭС преждевременно.

Вопрос: Валентин Юрьевич, на Ваш взгляд, есть ли смысл в создании зоны свободной торговли с Вьетнамом?

Валентин Катасонов: Насколько я понял, речь идет о том, что Вьетнам интегрируется в Евразийское экономическое пространство. Тут ничего такого неожиданного я не вижу, потому что предварительные переговоры на предмет такой интеграции велись и с некоторыми другими странами – с Израилем, с Турцией. Я даже не исключаю, что, может быть, приедет Ципрас в Москву. Я не исключаю, что аккуратно будет зондироваться и такой вариант. Эта интеграционная группировка достаточно открытая, и почему бы не создавать ее? Особенно учитывая, что сейчас США очень активно пытаются довести до конца переговоры по атлантическому экономическому интеграционному блоку, фактически, это будет Трансатлантический рынок, свободный от каких-либо торговых барьеров.

Вопрос: Во время переговоров российское правительство озвучило амбициозные планы по сотрудничеству с Вьетнамом: планируется строительство атомной электростанции в одной из провинций Вьетнама, совместная разработка шельфа, сборка российских автомобилей, поставки оборудования, самолетов, поездов. Также при поддержке РЖД на юге Вьетнама будет построена железнодорожная линия. На Ваш взгляд, адекватны ли эти ожидания? Действительно ли удастся реализовать столь масштабные проекты во Вьетнаме?

Валентин Катасонов: В принципе, у нас были достаточно неплохие отношения с Вьетнамом, более того, была очень мощная кампания "СовВьетПетро", которая занималась добычей нефти. Это крупнейшее еще с советских времен совместное предприятие. Мне кажется, что перспектива достаточно интересная. Насколько я знаю, велись предварительные переговоры о возможности использования национальных валют в военной торговле. Сегодня такой зондаж расчетов в национальных валютах ведется со многими странами. Сейчас, конечно, немного затормозились эти процессы, поскольку наши торговые партнеры не получают достаточной гарантии того, что рубль будет стабильным. Вот в чем дело. Это очень серьезный момент и, к сожалению, таких гарантий пока российская сторона действительно предоставить не может.

Вопрос: Есть мнение, что интеграция стран становится невозможной без формирования основ для эмиссии единой валюты, что необходимо создать общие механизмы бюджетного планирования. На Ваш взгляд, возможно ли создание единого бюджета для стран Евразийского экономического союза?

Валентин Катасонов: Я с этой точкой зрения не согласен. Более того, это забегание вперед. Что значит "общая" валюта? Это значит наднациональная валюта. Но нет пока таких возможностей. У нас переводный рубль в Совете экономической взаимопомощи (СЭВ) появился только в 1964 г., а сам Совет экономической взаимопомощи существовал достаточно долго – с 1949 г. Получается, прошло 15 лет, прежде чем появилась национальная валюта. А ведь степень интеграции стран СЭВа была крайне высокой. Навскидку – любая страна на 2/3 была развернута внутрь этого общего социалистического рынка, и только на 1/3 – во внешний мир. А у нас сегодня нет даже ни одной такой страны в рамках Таможенного союза. Только, может быть, Белоруссия развернута на Россию в такой пропорции, а Казахстан нет, Россия тоже нет. Попытка сделать красивую крышу в виде единой валюты – это одно и то же, что начинать делать крышу, когда еще фундамента нет. Правильно здесь – использование национальных валют во взаимной торговле. Неправильно было бы, если б российский рубль использовался в качестве региональной валюты, потому что это тоже имеет свои минусы.

Вопрос: Как Вы думаете, удастся ли Евразийскому союзу и Вьетнаму создать общий рынок, на котором бы "ходили" и наши товары? Евразийскому союзу пока не удалось это сделать в той мере, в какой бы хотелось…

Валентин Катасонов: Я должен сказать, что пока Евразийский союз делает шаг вперед и два назад. Сейчас это больше некий пиар-проект, к большому сожалению. Евразийскому союзу серьезную подножку поставили наши денежные власти. Я считаю, что обвал рубля привел в шоковое состояние наших партнеров.

Вопрос: Вчера также было подписано соглашение, по которому "Газпромнефти" разрешается купить 49-процентную долю единственного во Вьетнаме нефтеперерабатывающего завода Dung Quat. Газпромнефть рассчитывает модернизировать предприятие и увеличить мощность завода на 2 млн тонн в год. На Ваш взгляд, почему мы вкладываем в нефтепереработку во Вьетнаме, а не в свою?

Валентин Катасонов: Конечно, надо и в свою вкладывать, и во вьетнамскую. Но во Вьетнаме у нас были определенные заделы. "СовВьетПетро" – это было мощное предприятие, но, насколько я знаю, оно не занималось переработкой нефти. "Газпромнефть" – государственная организация. Когда государственные компании заключают какие-то сделки, здесь не только чистая коммерция, здесь могут быть и какие-то геополитические соображения. Я считаю, что нам действительно надо возвращать Вьетнам. Конечно, это крайне сложно.

Если объективно говорить, то Вьетнам сегодня находится под большим влиянием США, чем под влиянием России. Но, думаю, что ситуация может измениться. Просто Вьетнамом мы серьезно не занимались многие годы, если возвратим свое влияние, то мы могли бы иметь паритетные с Соединенными Штатами позиции.

Вопрос: Считается, что российской экономике пора слезть с нефтегазовой трубы и обратить внимание на другие отрасли – несырьевую промышленность, высокие технологии и так далее. На Ваш взгляд, чему в первую очередь нужно уделить внимание в сотрудничестве с Вьетнамом?

Валентин Катасонов: Насколько я знаю, там у них рыболовство достаточно развито и определенные отрасли сельского хозяйства - выращивание того, что у нас не растет. И автосборочные предприятия, но это опять-таки, не с нашим участием, это западные транснациональные компании туда пришли.

Вопрос: На Ваш взгляд, какие еще страны могут и должны войти в Евразийский экономический союз? Называют Турцию, объединенную Корею и Японию.

Валентин Катасонов: Из этих стран вижу в первую очередь Турцию. Что касается Северной Кореи, я просто не знаю, почему у нас до сих пор не было серьезных переговоров. На мой взгляд, Северная Корея очень перспективна. Япония – это исключено, это американская колония, и поэтому Япония никогда самостоятельное решение не будет принимать. Японии Дядя Сэм никогда не позволит смотреть в нашу сторону. Так, если что-то по мелочи: прибрежная торговля, но интеграция - это уже серьезно. Япония даже не подала заявку в Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, который сейчас создается в юго-восточной Азии. Это все команда из Вашингтона. Так что, Япония никаких самостоятельных решений не принимает.

Накануне.ру