Японский визит Путина: передел начинается

19.12.2016

Международная обстановка

Прошедший визит президента России Владимира Путина в Японию стал первым за 11 лет, хотя премьер-министр Синдзо Абэ посещал Россию несколько чаще, а кроме того, лидеры двух стран встречались в ходе различных мероприятий. Известно, что Токио несколько раз откладывал дату согласованных визитов из-за недовольства США. Вашингтон заявил свой протест и в этот раз, однако визит российского лидера состоялся и прошёл он в очень напряженной, но крайне интересной международной обстановке.

Неожиданная победа на выборах в США Дональда Трампа позволила Токио ослушаться Вашингтон «в качестве эксперимента». Уходящая администрация Обамы уже ничем, кроме ноты протеста, не сможет угрожать Японии, а о новой, несмотря на заверения в прежнем «дружественном» курсе, пока известно мало, кроме того, что она явно пророссийская, особенно учитывая то, что глава внешнеполитического ведомства - будущий госсекретарь получил орден Дружбы из рук Владимира Путина.

Всё это позволило некоторым аналитикам сделать вывод о том, что Дональд Трамп собирается продолжить «игру Киссинджера», суть которой сводится к тому, чтобы в отношениях Вашингтон-Пекин-Москва чередовать уклон в сторону России или Китая для того, чтобы самим не оказаться «третьим лишним».

В последние годы США традиционно выбирали подчёркнуто антироссийский курс при нейтральном в отношениях с Китаем, в том числе и из-за страха перед огромными возможностями Пекина, давно контролирующего не только экономику и инфраструктуру практически всего мира, но и оборонное ведомство самих США. Это в очередной раз доказал ноябрьский доклад комиссии американского конгресса, в котором сказано, что в распоряжении китайской разведки оказались сверхсекретные планы, агентурные списки и различные документы, из-за чего угроза безопасности достигла небывалого уровня. Это мнение косвенно подтверждает и то, что сам Киссинджер поддержал план Трампа и все его назначения, а избранный президент, в отличие от уходящего, отзывается о Китае крайне негативно.

Для Японии это означает, прежде всего, возможную перестройку порядка в Азиатско-Тихоокеанском регионе, результат которой может оказаться для Токио, стремящегося не только к лидерству в регионе, но и к суверенности на мировой арене, как печальным, так и, напротив, впечатляющим. Можно сказать, что сейчас для Японии на карту поставлена следующая эпоха — как минимум, 30-50 лет. И принять единственно верное, фундаментальное решение должен не Трамп (и даже не Путин), а Абэ, который всю свою политическую жизнь ждал именно этого — возможности оставить след в истории.

«Краеугольный камень американского могущества»

До сих пор Япония рассматривалась Вашингтоном как «краеугольный камень американского могущества в регионе», что не подразумевает самостоятельного принятия решений японским руководством. В каком-то смысле, в том числе и этим объясняется столь давний территориальный спор с Россией. Несколько японских премьер-министров ещё до Синдзо Абэ пытались урегулировать эту ситуацию, однако не без участия Белого дома она оставалась в числе нерешённых проблем между двумя соседними странами.

Однако теперь ряд японских чиновников боится, что этот титул может перейти к Тайваню — непризнанному островному государству, являющемуся, по сути, частью Китая. Несмотря на то, что на Тайване просто физически невозможно расположить такое огромное количество военных баз США, которое существует сейчас в Японии (только на Окинаве их больше 90), такое мнение достаточно обоснованно, особенно в контексте неудавшейся «перебалансировки» Тихоокеанского региона, предпринятой Пентагоном и «пророссийским» (а в действительности антикитайским) курсом Трампа, подчеркивающего своё неприятие проводимой Пекином политики «единого Китая». Это понимает и сам Тайвань, лидеры которого согласны следовать указаниям из Вашингтона вопреки логике и желанию своих граждан. Так, на Тайване проходят массовые беспорядки и акции протеста против законов, легализующих содомию, вопреки мнению весьма традиционного азиатского общества. При этом лидер непризнанного государства Цай Инвэнь не скрывает, что это делается не ради некой «демократизации и прав человека», то есть того, чем обычно оправдываются либералы, а конкретно — против азиатских «стран с сильной вертикалью власти», то есть Китая. По мнению представителей прозападной верхушки Таиланда, легализация извращений в азиатской стране будет прецедентом, открывающим двери содомитам других стран региона, а помимо этого, поможет подготовить традиционалистское общество в Азии к «новым формам демократии».

Помимо этого, недавно Тайвань провёл «показательные» учения в Южно-Китайском море — у самого крупного острова спорного с Китаем архипелага Спратли, при этом впервые прессе было дано разрешение на посещение мероприятий, что, конечно, вызвало огромный интерес.

Многие эксперты, в том числе китайские и японские (несмотря на то, что Япония вышла из спора о Спратли, она продолжает внимательно следить за ситуацией), считают, что учения представляют собой демонстрацию силы и возможностей Тайваня в Южно-Китайском море и направлены, прежде всего, против китайской экспансии и японского статуса основного партнера США в регионе.

Кроме того, Токио отмечает, что среди стран, претендующих на острова, Тайвань остался единственной прозападной страной, остальные шесть либо перестали высказывать свои претензии, либо совершили поворот в сторону Китая. Из этого можно сделать вывод, что Тайвань пытается доказать новой администрации США свою преданность.

В этом плане Тайвань, бывший ранее союзником Японии в антикитайской деятельности, становится её соперником в борьбе за американское покровительство.

Внутрияпонские противоречия

Между тем, отношения Токио и Вашингтона гораздо сложнее и противоречивее, чем кажутся, однако нужно заметить, что японской культуре вообще свойственны противоречия.

Вместе с тем, что Япония дорожит статусом «краеугольного камня американского могущества», она стремится выйти из-под контроля США. С этносоциологической точки зрения это можно объяснить столкновением двух долгов — перед данным словом (выраженном в договоре о капитуляции Японии) и перед Императором. Между тем, стремление Токио к независимости в последние годы прослеживается всё более чётко, и не последняя роль в этом принадлежит традиционалисту Синдзо Абэ.

Так, нынешний политический сезон выдался в Японии достаточно насыщенным и скандальным. В результате последних парламентских выборов, состоявшихся в июле, две трети мест в верхней палате получила коалиция, состоящая из Либерально-демократической партии, возглавляемой Абэ, и партии «Комэйто». Поскольку нижняя палата традиционно поддерживала премьер-министра, победа в верхней дала возможность начать дискуссию по поводу внесения весьма резонансных изменений в основной закон.

При этом поправки, как ожидается, будут касаться самых важных для Японии сфер, в том числе фигуры Императора — священного символа для любого японца. Сейчас это практически бесправная фигура, выполняющая некоторые церемонии. Однако для японцев она означает очень многое: до сих пор Император является объектом религиозного культа, потомком богини. Известно, что после Второй мировой войны США хотели вообще упразднить титул Императора, однако не решились. Теперь премьер-министр, занимающий пост главы государства, собирается вернуть этот статус Императору.

Однако нынешний Император Акихито в любом случае не сможет принять этот пост. В японской традиции новая эра правления начинается с новым Императором, кроме того, 82-летний Акихито уже выпустил видеозаявление, в котором пожаловался подданным на слабое здоровье. Ещё в августе ожидалось, что, несмотря на отсутствие соответствующей традиции, он передаст трон одному из сыновей (вероятно, старшему - принцу Нарухито), однако этого не случилось.

Вероятнее всего, Императорский двор решил не травмировать консервативное японское общество шагом отречения, особенно на фоне усиления традиционных взглядов и ценностей, одной из которых является свобода и независимость. Отношения с США нужно трактовать именно в этом ключе.

И в заявлениях японского премьер-министра о том, что сотрудничество с США является основой политики, но отношения с Россией имеют всё большую значимость, эксперты видят совершенно другое подстрочное послание. Как и в случае с речью российского президента перед Федеральным Собранием, в которой была озвучена неожиданная внешнеполитическая идея: впервые была подчеркнута необходимость добрососедских отношений, при этом связи со старым партнёром Москвы - Индией названы «имеющими потенциал». И несмотря на упоминание Путиным Китая как самого главного партнёра России, многие аналитики так же увидели в этом знак изменений в азиатской политике Москвы.

Что касается фигуры Императора, то немаловажным является то, что нынешнее время, эра правления Акихито - Хэйсэй, переводится с японского как «установление мира». Именно поэтому сейчас, когда она явственно подходит к концу, Японии так важно заключить мирный договор с Россией. Об этом косвенно заявлял и Синдзо Абэ, находясь с визитом в России, призывая президента России Владимира Путина начать новую эру, подписав договор о территориях. Это заставляет Токио торопиться, и нельзя считать, что ни Москва, ни Вашингтон не знают этой «любопытной детали».

Другой важной поправкой будет, фактически, создание своей армии. Сейчас Япония до сих пор не может иметь свои вооруженные силы, только «силы самообoроны». Этим объясняется такая сильная оккупация страны американскими военными.

Конечно, переформатирование вооруженных сил в полноценную армию в стране, стратегически важной для Вашингтона и обладающей мощным милитаристским духом, будет очень сильным ударом для США. Нельзя исключать даже изменения числа американских баз, особенно после многочисленных протестов местного населения и аварий американских летательных аппаратов на Окинаве. Несмотря на то, что, согласно дипломатическому протоколу, были вынесены сожаления по этому поводу, японское общество отнеслось к факту с большим пренебрежением, поскольку совершить подобную оплошность, к тому же на военной службе, - большой позор, практически грех.

При этом последний инцидент, с конвертопланом, очень показателен. После крупнейшей аварии, чудом не унёсшей жизни жителей Окинавы, Токио запретило полёты подобных аппаратов «до того, как будет гарантирована их полная безопасность», при этом министр обороны Японии Томоми Инада, готовящаяся к посещению американской военной базы на Гуаме, добавила, что «прискорбно, что авария произошла в то время, когда люди на Окинаве и в других районах Японии демонстрируют большой интерес к безопасности» (связанной с военными базами США - прим. «Катехон»). И если сначала Вашингтон согласился с такой постановкой проблемы, то сразу после визита Путина, в ходе которого российский лидер подчеркнул, что заключение мирного договора возможно только с независимым государством, США полёты возобновили, подчеркивая десуверенность японских властей на данном этапе.

Интересно в этом ключе и другое совпадение, связанное с этой фразой президента России, прозвучавшей в интервью японским СМИ. Владимир Путин связал независимость Японии с её поддержкой антироссийских санкций и добавил, что «российско-японские отношения вряд ли связаны с событиями в Сирии или в Украине», практически сразу после чего Токио с подачи Вашингтона предоставил военную помощь Украине - почти на 2 млрд долл.

Тем не менее, нельзя не учитывать и то, что Япония перечисляет российскому Сбербанку, находящемуся под санкциями, 4 млрд йен на модернизацию морского порта в Находке.

Роль США

США противятся урегулированию пограничного спора с 1956 года, когда отношения между СССР и Японией были восстановлены. Ещё тогда Вашингтон предоставил Токио официальную ноту протеста, в которой пообещал бессрочную оккупацию Окинавы и архипелага Рюкю в случае, если претензии на Кунашир и Итуруп будут сняты, что предполагал договор 1956 года. Сейчас на этот договор ссылается МИД России, делая оговорку, что и он нуждается в пересмотре, поскольку за 60 лет в мировой политике произошло слишком много изменений, которые необходимо учесть при подписании мирного договора. Аналогичную точку зрения — о необходимости возвращения только двух островов высказывали многие авторитетные японские политики, а сейчас такие призывы всё чаще слышны и от гражданских объединений, что, конечно, является результатом серьёзной информационной работы.

Стоит сказать о том, что, несмотря на то, что по решению Вашингтона, претензии Японии на самые крупные и стратегически важные острова Курильской гряды — Кунашир и Итуруп не сняты, Окинава всё равно фактически остаётся под оккупацией. И дело не только в том, что остров занимает стратегически выгодное положение для размещения военных баз, но и в его особенностях.

Так, Окинава — это бывшее королевство Рюкю, жители которого неродственны японцам. Этим, в том числе, объясняется протест рюкюсцев против военных баз США, в то время как в остальной части страны такие настроения не столь сильны. При этом японцы и рюкюсцы традиционно враждовали. Однако в последнее время в центральной Японии отношение к жителям Окинавы сильно поменялось в лучшую сторону, что можно расценивать как успех работы по централизации. Что интересно — рюкюсцы, крупнейшее национальное меньшинство страны, во многом схожи психологически с другим японским меньшинством — айнами, проживающими на севере, — на японском Хоккайдо и русских Курильских островах. И это ещё одна причина, по которой Вашингтон настаивает на передаче всех четырех островов, что практически воссоединит места проживания этого народа.

Национальный аспект

Несмотря на то, что истинных айнов осталось крайне мало, причём большая часть японских айнов рассеяна по всей стране и не стремится к воссозданию своей идентичности (сказалась жестокая ассимиляция), а российские проживают не на спорных островах, а на Сахалине и в Камчатском крае, этот аспект нельзя полностью вычеркнуть.

Вашингтон известен своим большим опытом по созданию искусственных наций, которые, в свою очередь, создают марионеточные государства, как это случилось, например, с Украиной и «украинской нацией», первые упоминания о которой возникли только в XX веке, причём соответствующая статья была напечатана в американской газете.

Интересно, что и с айнами вполне возможно повторение этой истории: отдельным национальным меньшинством в Японии они признаны только в 2008 году, причём многие этнографические и антропологические исследования, посвященные айнской культуре, финансируются из американских фондов. Конечно, исключительно из гуманистических соображений.

И для США абсолютно никакого значения не имеют огромные запасы полезных ископаемых, найденные на Итурупе, который сейчас является «русским форпостом на Севере», самым крайним из крупных островов гряды. Именно там недавно были установлены ракетные комплексы. При этом интересно, что первоначально Япония не придала этому факту большого значения, заявив о праве России на оборону, однако после консультаций с США (которые формально проходили в связи с северокорейской угрозой) поменяла мнение, возмутившись наличием ракет «на спорных территориях».

А между тем, на Итурупе обнаружены запасы редчайшего металла, используемого в космическом строительстве — рения, которые даже ещё не изучены до конца. При этом данное месторождение является практически единственным в мире, где рений находится в чистом виде, без примесей, и единственным в России вообще. Однако это единственное российское месторождение на данный момент обеспечивает половину мировой добычи.

Другие богатства недр Курильской гряды — углеводороды, серебро, золото, железо. И главное — это стратегическое расположение двух островов, отнесённых к России согласно договору 1956 года, — Итурупа и Кунашира. Именно там, рядом с Итурупом, расположен крайне удобный для подводных лодок пролив, а кроме этого, они замыкают акваторию Охотского моря, делая его внутренним морем России, богатым, в том числе, на рыбные ресурсы.

Российские территориальные споры

Всё это совершенно не позволяет сравнивать японско-американские претензии на четыре крупных, богатых и стратегически важных морских острова и передачу двух речных островов общей площадью менее 200 кв.км. Китаю в 2004 году.

Несмотря на то, что прозападные либералы, пользуясь этим фактом, пытались подорвать доверие народа к президенту Путину, договор с Китаем ни в коем случае не был «пробным шаром» к заключению мира с Японией.

Договор 2004 года предполагал, во-первых, урегулирование спора, что не давало возможности Пекину заниматься «ползучей оккупацией», во-вторых, значительно отводил границу от Хабаровска. Поэтому говорить о победе Пекина над Москвой и в этом случае невозможно.

Более того, это лишний раз подчеркивает то, что Россия отличается крайней рациональностью и прагматизмом в подобных вопросах. Поэтому, как заявил Владимир Путин перед поездкой в Японию, можно ожидать «хикиваке» - победу всех участвующих в споре сторон. Или, как заметил Синдзо Абе, такого решения, «которое будет принято народом обеих стран».

Кроме того, российский президент известен тем, что не играет в чужие игры, предпочитая писать свои правила. И если ему удастся закрепить свой имидж миротворца, успешно разрешив споры со своими азиатскими соседями — и Пекином, и Токио, создав сильнейший блок Россия (Евразия) — Индия — Китай — Япония, и, таким образом, покинув «игру Киссинджера», можно будет говорить о начале нового мирового порядка.