Третья мировая война? Индийско-тихоокеанский театр военных действий

27.10.2016

Глобальная олигархия уже давно признала важность Тихого океана в стратегическом и экономическом планировании. В последние годы наблюдается столкновение интересов России, Китая и США в данном регионе при попытке расширить свое влияние. Олигархия США и их союзники имеют фору в десятилетия. Цели этой олигархии не обязательно совпадают с положениями других отраслей американского энергетического комплекса, в том числе военных и членов Сената. Там, где военное и определенное политическое влияния сталкиваются с угрозой, олигархия видит возможности, особенно в отношении Китая.

США уже давно пытаются включить Китай в глобальную систему. Несмотря на бряцание оружием по случаю и без, нет никаких признаков того, что данное положение вещей изменится. Разницу в отношениях США и России и США и Китая заметить нетрудно, несмотря на то, что и те, и другие отношения напоминают бой с тенью на мировой арене. Если кратко, то США стремятся к «реформе» Китая, которая уже и так продолжается в течение нескольких десятилетий, а по поводу путинской России Штаты твердо убеждены, что ей нужна «смена режима», и активно продвигают эту идею. Вопиющие попытки демонизировать Путина сопоставимы с кампаниями против Каддафи, Милошевича, Хусейна и в настоящее время – против Асада. Нападки в СМИ против Путина включают в себя такие же методы, какие используются в качестве прелюдии к прокси-войне и «цветным революциям», с помощью которых уже свергли ряд государственных деятелей на всей территории бывшего советского блока, в Северной Африке и в других регионах. Однако никто не видит такого рода выступлений против руководства Китая, чего не наблюдалось даже при Мао, который считался добровольным партнером США в сдерживании Советской России. Карл Гершман, чья русофобия, как и многих других экспертов, основывается на идеях троцкизма, – президент Национального фонда демократии – главного инициатора «смены режимов» по всему миру, финансируемого Конгрессом США. Недавно он призвал к свержению Путина силами США.

Американские и союзные олигархии создали Общество Азии для продвижения Тихоокеанского регионального экономического блока. Общество Азии было основано в 1956 году Джоном Д. Рокфеллером Третьим. На его веб-сайте сказано: «Создаем общее будущее для Азии и Америки». Другая такая групповая инициатива – Трехсторонняя комиссия, основанная в 1973 году опять же представителем династии Рокфеллеров и первым директором Комиссии, русофобом Збигневом Бжезинским. Создание Тихоокеанской Азиатской группы в рамках Комиссии отражает растущий интерес к этому региону. Соглашение о Транстихоокеанском партнерстве призвано сохранить тихоокеанскую регионализацию.

Эти экономические стратегии подкрепляются вооруженными силами США. Тем не менее Китай также укрепился в данном регионе, сосредоточившись на оказании помощи многочисленным островным тихоокеанским государствам. В последнее время и Россия расширила свое присутствие в регионе. Институт Лоуи, в основе которого находится глобалистский австралийский аналитический центр, основан заядлым сионистом, магнатом Фрэнком Лоуи, который отзывался о Китае так:

«Китайская Народная Республика (КНР) обладает сильным и растущим потенциалом в Тихоокеанском регионе. В настоящее время Китай имеет дипломатические отношения с восемью странами: Острова Кука, Федеративные Штаты Микронезии, Фиджи, Ниуэ, Папуа-Новая Гвинея, Самоа, Тонга и Вануату. Регион был свидетелем очень активной «чековой дипломатии» в прошлом. Сейчас, например, Тайвань также имеет шесть дипломатических союзников в Тихом океане. В основном спад «чековой дипломатии» пришелся на конец 2008 года, когда президент Тайваня Ма Ин-Цзю подписал перемирие с Пекином, пообещав, что Тайвань больше не будет конкурировать с Китаем по количеству союзников в Тихом океане». 

Россия довольно поздно вошла в регион. В настоящее время все проблемы сосредоточены на Фиджи, но Китай до сих пор остается в центре внимания в данном регионе, так как Новая Зеландия, Австралия, ЕС и США пытались играть в «старшего брата», наказывая фиджийцев за отсутствие либеральной демократии введением санкций. Если бы США серьезно относились к борьбе с китайским влиянием в регионе, то такой шаг был бы немыслимым. Попытки СССР сохранить позиции в Тонга и Западном Самоа не увенчались успехом. Тем не менее в январе 2016 года 20 контейнеров оружия из России прибыли в Сува, Фиджи, в результате чего появилось много спекуляций: является ли это началом российского дипломатического наступления, чтобы установить присутствие среди государств Тихого океана, в той части мира, которая считается символическим «мягким подбрюшьем» Запада.

В июле 2016 года были проведены учения стран Азиатско-Тихоокеанского региона под эгидой США. Примечательно, что на них присутствовал Китай, и отсутствовала Россия. Тем не менее даже в Монголии, непосредственной зоне российских интересов, были проведены многонациональные военные учения в 2015 году, в которых также принял участие Китай, но не Россия.

Будущий конфликт в Индо-Тихоокеанском регионе будет вестись за влияние над водными ресурсами. Так как эта тема уже затрагивалась в прошлом году, вопрос о «водных войнах» довольно часто подвергается пристальному изучению. Например, подполковник Джин Х. Пак, американский военный преподаватель, написал заметку для журнала Parameters Военного колледжа армии США, где он пришел к выводу:

«Поскольку вода становится ценным ресурсом для многих государств в этом регионе, и даже по всему земному шару, настало время Соединенным Штатам и министерствам обороны поднять вопросы экологической безопасности до уровня, равного интересами национальной безопасности, таким как борьба с распространением ОМУ и предотвращение нападений на страны. Становится все более важно содействовать осуществлению мер по укреплению доверия между отдельными государствами для предотвращения появления военных оплошностей, обострения территориальных вопросов суверенитета как, например, ситуация в Аруначале-Прадеше. И, наконец, настало время для Министерства обороны инвестировать в возможности по очистке воды. Это направлено не только на поддержание здоровья коалиционных сил США, но и на смягчение нехватки водных ресурсов». 

В настоящее время идея заключается в том, что, как и сохранение нефтяных ресурсов, соперничество за водные ресурсы могло бы оправдать их захват США в интересах мира. Будут ли в скоро американские и другие корпорации контролировать водные ресурсы после военного вмешательства и их приватизации, чтобы создать корпоративный контроль? Будет ли развязана война или проведена «цветная революция» в тех государствах, которые настаивают на сохранении контроля над водными ресурсами? Такие конфликты из-за воды особенно проблематичны для Индо-Тихоокеанского региона, особенно для верховья Тибета, контролируемого Китаем. Это также вопрос, который мог бы подпортить российско-китайские отношения. Израиль ответит на контроль воды и водных проблем в США истощением грунтовых вод. Разрушение Сербии с целью получения минеральных ресурсов Косова, в частности горно-металлургического комплекса Трепче, – один из первичных военных ультиматумов приватизации для корпоративного захвата ресурсов Косова. Согласно Рамбуйе, это можно воспринимать как диктат, наложенный на государство. Войны будут вестись за воду, как они в свое время велись за опиум, золото и нефть, а также вследствие последовательного вмешательства глобалистов ради «человечества», что в результате приведет к непрекращающейся бойне.