Христос Рождается – Славите!

07.01.2017

Прежде чем мы будем говорить об иконографии Рождества Христова, хотелось бы поделиться впечатлениями о ночной службе под Новый год. Ночные службы в этот праздник стали устраивать совсем недавно, и проводятся они далеко не во всех храмах. Поэтому думаю, читателям будет интересно.

Как описать ночную литургию в новогоднюю ночь? Нечто необыкновенное, чудесное, наполненное чем-то таким, что проникает в самые глубины души, в самое сердце. Ведь именно так, по ночам, служили когда-то первые христиане. У нас же теперь ночная служба - редкость.

23.30. На улице - никого. Две-три машины на пустынных дорогах с запоздалыми автолюбителями, направляющимися в гости. В темноте кое-где на деревьях разноцветные огоньки - уже чувствуется приближение Праздника.

Храм нельзя сказать, чтобы полный, но и не пустой. И почти все пришедшие на эту службу сосредоточились в одном углу - в ожидании исповеди.
Наконец, пришел батюшка. Молодой, не из маститых. Ну, и ладно - как-то я не очень сегодня настроена на глубокое покаяние - так, по мелочи. И служит батюшка тоже молодой - один, только с дьяконом (тоже из новых) и алтарником. Удивительно - все молодые, как нарождающийся в эту ночь новый год. И, как ни странно, в храме довольно много молодых родителей с детьми – почему-то почти все девочки. Никто не засыпает и не плачет, даже маленькие – ну, разумеется, кроме тех, которые спят у родителей на руках.

Прочитаны часы. Приближается 12 часов или 0 часов нового года. Вместо кремлевских курантов (кстати, я их звон очень люблю, но не по телевизору, а въяве) и набивших мозоли в глазах попсовых рож на экране – радостный звон колоколов и такие добрые и родные лица, среди коих много знакомых. И, наконец – как-то по-особому, как будто откуда-то издалека – дарящие надежду и вообще весь смысл жизни и такие таинственные слова: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа ныне и присно и во веки веков...» Божественная вечность врывается в линейное время нашего падшего мира. Но сегодня служба особая, новогодняя – освящение времени – да, да, нашего обычного времени, в потоке которого мы все живем и которое стрелой несется – куда? Попробуем порассуждать, благо время располагает.

Мы уже привыкли жить в двух календарях одновременно – в «гражданском» и церковном. Но вот интересно, кому-нибудь приходило в голову, что наша нынешняя ситуация с измерением времени вообще-то абсурдна, не входит ни в какие логические рамки? Что мы празднуем сегодня? Какую-то условную дату, ни на чем не основанную? Или радуемся, что еще один год нашей земной жизни, то есть, довольного короткого отрезка данного нам Богом времени земной жизни, истек безвозвратно? Что такое вообще этот так называемый григорианский календарь? А чем лучше юлианский? Многие недовольны, что с переходом на григорианский календарь после революции новый год стал праздноваться до Рождества, то есть, в период самого строго поста перед праздником все веселятся и набивают брюхо до отказа (вот уж богоборческим властям было на это наплевать!). Но если разобраться серьезно, то - какая разница? Ведь тот новый год, который праздновали наши славянские (индоевропейские, гиперборейские) предки - это ночь зимнего солнцеворота, самая длинная и темная ночь в году, когда Солнце (а на самом деле Земля, но это в данном случае неважно), наконец, поворачивает на лето. Замыкается годовой круг и начинается новый с переходом на новый виток спирали времени. Но Солнце пока стоит на месте, колеблется, оно может и не повернуть, поэтому ему надо помочь - и для этого люди повсеместно жгли костры, ходили всю ночь с факелами или изображениями Солнца на длинном шесте, плясали вокруг костров, пели и молились - просили Творца вселенной не губить их, повернуть Солнце в нужную сторону. И приносили жертвы, разумеется. Наши предки знали, что в эту радостную, но и страшную ночь Сын Божий, видимым ликом которого является наше Светило, опускается на самое дно мироздания, и перед ним - и перед людьми тоже - раскрываются врата бездны, где он и погибает в пасти морского чудовища (Рыба-Кит, Левиафан или Ёрмунганд - все тот же морской змей, кусающий свой хвост). Но все-таки Царевич возрождается и побеждает змея, и, выйдя благополучно из его пасти, начинает свой путь вверх - к весне и лету, когда он достигнет своего полного могущества в день летнего солнцестояния. Но это уже другое солнце – народившееся вновь в самых глубинах Земли и моря, и это уже другой, новый год. И это было предвосхищением, прообразом Рождества Сына Божьего Иисуса Христа – или, может быть, воспоминанием о древнем Адамовом знании-пророчестве, как бы проигрывание заранее Его пришествия, вочеловечения на Земле - нас ради человек и нашего ради спасения… А потом наши уже принявшие христианство предки так же точно продолжали славить новый год, но теперь уже и Сына Божьего, который рождается именно в эту самую длинную, самую темную и страшную ночь – страшную, потому что открываются бездны, и оттуда приходят навестить живых не только умершие предки, но всяческая нечистая сила. Однако жертвы превратились в пироги и "козульки" в мешках колядующих, а колядки (от слова "колдуны" или "календы") зазвучали по-новому. И все знали, что настоящий Новый год это ночь Рождества.

Но, увы, наш падший мир несовершенен, и один из признаков этого несовершенства - тот факт, что точка зимнего солнцестояния, т.е. первого появления солнца на горизонте в этот день, каждые 72 года смещается на 1 градус – Земля «убегает» вперед на несколько минут в год. А календарь, когда-то принятый Юлием Цезарем по совету александрийских астрономов, стоит на месте. Папа Григорий ХIII, передвинувший календарь католической Европы в 16 веке, задачи не решил, только все запутал. Наша Церковь осталась при старом юлианском календаре, освященном веками. Да и как его менять, когда чудеса, совершающиеся в определенные церковные праздники, например, сошествие Святого Огня на Гроб Господень в Великую Субботу, доказывают правоту именно православного календаря? И, тем не менее, «старый новый год», который приходится теперь на 13-14 января, «уехал» от реального нового года – зимнего солнцеворота – уже почти на месяц. Самое интересное, что солнцеворот теперь совпадает с днем Николы Зимнего, то есть, как его называют на Западе, Санта Клауса (причем, подавляющее большинство тамошнего населения об этом понятия не имеет). А образ нашего русского Зимнего Деда, Карачуна или Морозко, или, по-простому – Кощея (и даже Костея), наложившись на образ самого доброго святого архиепископа города Миры в далекой теплой Ликии, тоже подобрел и стал дарить детям подарки - по примеру евангельских волхвов.

Но беда, однако, в том, что весь этот нынешний абсурд с календарем совершенно не разрешим – не менять же церковный календарь на "гражданский" в самом деле! В какой день тогда явится благодатный огонь в пасхальную субботу? И когда ждать облака на горе Фаворской? Может быть, Господь снизойдет к нашим слабостям и в утешение подаст нам чудо по молитве в какой-то другой день. А если нет? И, главное, как все это объяснять прихожанам, которые знать ничего не хотят ни о каких прецессиях? Дело-то нешуточное – грозит расколом Церкви. Увы, земная логика с небесным Логосом не всегда совпадает. А посему начнем покуда праздновать Новолетие в день святителя Николая (умеренно – пост все-таки), потом поздравим знакомых католиков, а потом смиренно, уповая на милость Божию (но в полном сознании абсурда происходящего), пойдем в храм молиться Ему и в ночь гражданского Нового года, и в ночь Рождественскую, наконец, в старый новый год помянем святителя Василия Великого и св. мученицу Меланию Римляныню (наготовим угощения на Маланину свадьбу, так сказать). А закончим празднование в день Богоявления - Крещения Господня, помня при этом, что Богоявлением в древности именовалось также и Рождество, так что весь этот месяц (с 20-го по 20-е) можно так и назвать.

Какая нынче необыкновенная служба! Наверное, именно потому, что в эту ночь сюда собрались действительно прихожане, а не «захожане». Хор поет «левый», то есть, не профессиональный, который обычно поет по воскресеньям и в праздники и больше напоминает белль канто, а любительский, с обычными человеческими голосами. Поет очень хорошо, действительно чувствуется молитва, а не итальянская опера, и, хоть и на два голоса, но в основном обиходом, и многие молящиеся в храме тихонько подпевают, то есть реально участвуют в богослужении, а не стоят столбом в давке, как это обычно у нас в храме происходит по воскресеньям. Молодой батюшка служит вдохновенно, и вся литургия проходит на одном дыхании. Причащаются почти все прихожане. Удивительно дело - и запивку сегодня дают, не скупясь, и просфор на всех хватает, даже дают по две и больше - кто сколько хочет. Все берут чинно, благодарят и поздравляют друг друга с принятием Христовых таин - телу во здравие, душе во спасение. Вообще все движутся как-то не спеша - как в замедленной съемке. Освещение в храме вроде яркое - горят все лампы - но свет в глаза не бьет, а разливается как-то мягко, как в тумане. А воздух в храме какой-то густой, и вообще все происходит как будто в воде, на дне моря...

Выходим из храма в черную ночь. Правда, чернота только наверху, а сама церковь ярко освещена прожекторами - красно-белая красавица на черном фоне, просто загляденье. Усталости в конце службы нет и в помине. Бодренько топаем домой под грохот петард с салютами в черных небесах. Все-таки народ помогает Солнцу повернуть и заодно отгоняет злых духов – удивительно все-таки, как в определенные моменты в нашем народе просыпается язычник. В данном случае это, однако, и не плохо, пусть люди потешатся – хоть и не вовремя, чего уж говорить… А высоко в небе, там, куда не долетают ракеты от петард, медленно плывет в небе алая звездочка. Знаю, конечно, что это самолет светит огоньками. А все равно – выглядит как Вифлеемская звезда – ведь Рождество уже не за горами…