Агональная экономика Вашингтона и Брюсселя

Очевидно, что сегодняшняя ситуация с различными экономико-политическими объединениями и партнерствами напоминает старую притчу о том как крупные рыбы пожирают более мелких, но сами становятся жертвами более крупных. Дилемма в том, что логика либерального капитализма не может работать иначе, и тогда как Европейский Союз пытается создать свои правила для стран-соседей, США активно втягивает сам Евросоюз в орбиту своего влияния. Первый при поддержке Вашингтона создал Восточное и Южное партнерства, в то время как Белый дом подготовил Трансатлантическое и Транстихоокеанское.

Можно назвать Вашингтонские усилия и агональными экономическими проектами (от греческого слова “агон” – состязание), тогда как “настройка” ЕС будет сублиминальными придатками, направленнями на соседние страны.

Про Восточное партнерство мы уже наслышаны, особенно в контексте государственного переворота на Украине. Именно отказ Виктора Януковича подписать договор об ассоциации с ЕС стал поводом для организации массовых протестов, переросших в гражданское насилие. А в чем состоит суть Южного? Это такое же выстраивание связей, вначале через ассоциацию, а далее - как получится. Если в Украине (или в Молдове и Грузии, которые тоже входят в зону проекта Восточного партнерства) наивно мечтают, что после подписания договора об ассоциации им предоставят безвизовый въезд или экономические преференции, то это является глубоким заблуждением.

Области сотрудничества в рамках этого проекта обычно затрагивают развитие политических, торговых, социальных, культурных связей и укрепление безопасности. Правовая база для такого соглашения была создана статьей № 217 Договора о функционировании Европейского союза.

ЕС обычно заключает соглашения об ассоциации в обмен на обязательство проведения политических, экономических, торговых или судебных реформ. В обмен на это ассоциированное государство может получить беспошлинный доступ к некоторым или всем рынкам ЕС, рынку сельскохозяйственных продуктов и т. д., а также финансовую или техническую помощь.[1]

При этом кроме стран из регионов, попадающих в зону действий этих партнерств, договор об ассоциации может быть заключен с какой угодно страной. Например,

Алжир — соглашение об ассоциации (2005)

Египет — соглашение об ассоциации (2004)

Израиль — соглашение об ассоциации (2000)

Иордания — соглашение об ассоциации (2002)

Канада — соглашение об ассоциации (2013)

Ливан — соглашение об ассоциации (2006)

Марокко — соглашение об ассоциации (2000)

Тунис — соглашение об ассоциации (1998)

Чили — соглашение об ассоциации (2003)

Южно-Африканская Республика — соглашение об ассоциации (2000)

Какие из этих государств получили право безвизового въезда в страны ЕС? Тунис раньше всех из перечисленных подписал соглашение, но сейчас страна находится в политическом и экономическом кризисе после «финиковой революции», приведшей к бегству президента Бен Али. Кстати, мало кто обратил на темного двойника Восточного и Южного партнерств – «цветные революции», которые затронули практически все государства этих регионов. В некоторых странах они имели далеко идущие для самих граждан последствия.

Теперь что касается экономической составляющей.

Важно отметить, что среди стран Южного партнерства только Алжир и Сирия с 2000 до 2011 г. имели позитивный торговый баланс с ЕС, но в обоих случаях это связано с экспортом энергоносителей. Для всех других членов блока южных стран Европейской политики соседства был зафиксирован торговый дефицит.

Данные Евростата приводят такую статистику по странам[2]:

Алжир - 2005 г. 11460 млн. евро, 2010 г. 5445 млн. евро

Египет - 2005 г. - 1066 млн. евро, 2010 г. -6843 млн. евро

Израиль - 2005 г. - 4095 млн. евро, 2010 г. -8244 млн. евро

Иордания - 2005 г. - 1964 млн. евро, 2010 г. -2261 млн. евро

Ливан - 2005 г. - 2845 млн. евро, 2010 г. -4274 млн. евро

Марокко - 2005 г. - 2228 млн. евро, 2010 г. -5140 млн. евро

Палестина - 2005 г. - 192 млн. евро, 2010 г. -267 млн. евро

Сирия - 2005 г. 1916 млн. евро, 2010 г. 115 млн. евро

Тунис 2005 г. - 626 млн. евро, 2010 г. -1163 млн. евро

Иными словами, эти государства больше приобретали европейских товаров и услуг, а не продавали в страны ЕС свои. Это типично для либерально ориентированной экономики, когда одна страна или группа стран создает особые условия для проникновения на рынки других держав, используя ширму открытого рынка и свободной торговли, в то же время принимая у себя протекционистские меры для определенных видов продукции, чтобы защитить своих производителей.

Данные, предоставленные в отчете European Neighbourhood Policy Countries. Essential macro-economic indicators 2013, изданной Европейской Комиссией, убедительно свидетельствуют о том, что в выигрыше оказался ЕС, но никак не страны Южного партнерства.

Тем временем, в свою очередь и над Европой уже нависла тень новой экономической угрозы. Она идет из США и продвигается под видом трансатлантического партнерства по торговле и инвестициям. В ноябре 2014 г. было опубликовано официальное заявление глав США и ЕС о том, что они «разделяют понимание стратегического значения этого соглашения и рассматривают его как возможность продвигать принципы и ценности, которые разделяют граждане открытых экономик и обществ, включая прозрачность и совместные подходы к вызовам глобальной торговли»[3].

Анализируя макроэкономические показатели в ЕС, немецкий обозреватель Эрик Зюссе пришел к следующим выводам относительно последствия присоединения ЕС к трансатлантическому партнерству:

- Соглашение в течение первых 10 лет приведет к потерям европейского нетто-экспорта. Больше всего пострадает Северная Европа (2,07% ВВП), Франция (1,9%), Германия (1,14%), а также Великобритания (0,95%);

- Соглашение вызовет снижение роста ВВП. С учетом потерь европейского нетто-экспорта, Северная Европа столкнется с самым крупным сокращением ВВП (0,5%), Франция – (0,48%), Германия – (0,29%);

- Соглашение вызовет падение трудовых доходов. Сильнее всех пострадает Франция, которая потеряет в годовом исчислении 5 500 евро на одного трудоспособного, Северная Европа – 4 800 евро, Великобритания – 4 200 евро, Германия – 3 400 евро;

- Соглашение приведет к потере рабочих мест. ЕС ориентировочно лишится 600 тыс. рабочих мест. Наибольшие потери придутся на Северную Европу – 223 тыс., Германию – 134 тыс., Францию – 130 тыс., а также Южную Европу – 90 тыс.;

- Соглашение приведет к потерям государственных доходов. Маржа от доходов по косвенным налогам (акцизы, налог на добавленную стоимость) по отношению к государственным субсидиям будет сокращаться во всех европейских странах. Сильнее всего это коснется Франции, где суммарные потери составят 0,64% от ВВП. Дефицит госбюджетов всех европейских стран увеличится с возможным превышением показателей, зафиксированных Маастрихтскими соглашениями в 3%;

- Соглашение вызовет повышенную финансовую нестабильность и накапливание дисбалансов, повлечет за собой сокращение экспортной выручки, доли заработной платы в доходах населения, а также государственных доходов. В данной ситуации спрос должен будет поддерживаться доходами и инвестициями. Вместе с тем на фоне снижающихся темпов потребления рост продаж не сможет выступить движущей силой. Более реалистичным вариантом станет рост стоимости активов, который поддержит доходы и инвестиции (в основном в финансовый сектор). Потенциальная угроза макроэкономической нестабильности при такой модели экономического развития хорошо известна, что продемонстрировал последний финансовый кризис[4].

Пока евробюрократы прогибаются перед своими хозяевами из Вашингтона, представители европейских народов протестуют против втягивания их в экономическую орбиту США. 19 декабря 2014 г. в Брюсселе социальное движение Alliance D-1920 организовало акцию протеста напротив здания ЕС, где проходил двухдневный саммит по вопросам гармонизации законодательства. Именно отсутствие прозрачности, о которой официально заявили главы США и стран ЕС, вынудило тысячи людей приехать в столицу Бельгии. Фермеры блокировали дороги тракторами, были развешаны транспаранты с соответствующими надписями.

Кроме того, протестующие атаковали офисы двух лоббистских компаний - FoodDrink Europe и BusinessEurope. Инициаторы кампании собирают подписи, что по их мнению может предотвратить подписание соглашения.[5]

Но данные акции похожи на комариные укусы для лиц, принимающих решение в кабинетах Еврокомиссии - бюрократического аппарата, который не имеет ничего общего с избирательной демократической системой, и где лобби имеют гораздо больше шансов на успех.

Аналогичный проект есть и для Тихоокеанского региона - Транстихоокеанское партнерство. Как указано на сайте Белого дома, данное партнерство - это возможность, для США установить набор правил для глобальной торговли в 21 столетии. И такая возможность выпадает один раз в поколение. Целью соглашения является расширение доступа к самым быстро растущим рынкам мира, при сохранении высоких стандартов защиты для наших (американских - прим. ред.) рабочих и потребителей.[6]

Между тем, как и в случае с Украиной, в странах ЕС и государствах Тихоокеанского региона ведущие СМИ либо намеренно замалчивают полную информацию об этих проектах, либо журналистская братия настолько поглупела, что не разучилась работать с открытыми источниками, где сухая статистика, как в случае торгового баланса стран Ближнего Востока и Северной Африки с ЕС наглядно показывает кто именно остается в выигрыше от таких соглашений.

[1]http://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%EE%E3%EB%E0%F8%E5%ED%E8%E5_%EE%E1_%E0%F...

[2] http://epp.eurostat.ec.europa.eu/cache/ITY_OFFPUB/KS-32-12-269/EN/KS-32-...

[3] Statement on the Transatlantic Trade and Investment Partnership. November 16, 2014

http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2014/11/16/statement-transatl...

[4] Эрик Зюссе. Трансатлантическое торговое партнерство Обамы станет катастрофой для Европы http://www.rubaltic.ru/blogpost/torgovoe_partnerstvo_19112014/#t20c

[5] NIKOLAJ NIELSEN. Thousands protest in Brussels against EU-US trade ageement. 19.12.14

http://euobserver.com/social/127017?utm_source=Sailthru&utm_medium=email...

[6] Jeffrey Zients. The Trans-Pacific Partnership and Financial Regulatory Reform. December 19, 2014 http://www.whitehouse.gov/blog/2014/12/19/trans-pacific-partnership-and-...